Доступность ссылки

Рефат Чубаров: Турецкое общество не приемлет силового «усиления демократии»


Не претендуя на роль всезнающего эксперта по Турции, которые со вчерашней ночи заполонили все информационное пространство, время от времени связываюсь с активистами крымскотатарских дернеков (обществ) в Анкаре и Стамбуле.

Являясь нераздельной частью турецкого общества, граждане Турции крымскотатарского происхождения отнюдь не обременены единообразием политических взглядов и не являются сторонниками лишь одной партии.

Более того, как мне представляется, разбросанность мнений и подходов в крымскотатарском сообществе Турции по многим вопросам внутренней и внешней политики своей страны несколько больше, нежели в обществе в целом (известная поговорка о том, что «где два украинца – там три гетмана», с одинаковым успехом может быть отнесена и к ним).

Но все мои явные и завуалированные попытки в ходе скайп-диалогов найти среди моих собеседников сторонников «усиления демократии» в Турции посредством путча военных не увенчались успехом.

Неприятие силовых форм переформатирования власти, как показал ход вчерашних событий в Турции, стало доминирующим в турецком обществе

Нравится это кому-то или нет, но неприятие силовых форм переформатирования власти, как показал ход вчерашних событий в Турции, стало доминирующим в турецком обществе.

Нам, украинцам, пережившим (кто в качестве активного участника, кто в роли созерцателя) за последние 12 лет два Майдана, трудно согласиться с тем, что мотивация первоочередности защиты базовых ценностей демократии и желание избежать разрушения собственного государства может отодвинуть на вторые-третьи планы претензии к конкретным носителям действующей власти.

«Мы вышли на улицы, чтобы сказать свое «нет» любым путчам. Мы – народ с вековыми традициями государственности и не можем позволить их растоптать силой» – таковы одни из многих аргументов моих собеседников.

Упреждая возможные параллели с ситуацией в Украине осенью 2013 – зимой 2014 года, когда режим Януковича не оставил никаких шансов украинскому народу, кроме как открыто выступить за его свержение, мои собеседники резонно заметили, что в Турции, даже в период ушедших в историю перманентных переворотов, иностранное вмешательство никогда не было столь угрожающим для существования самого государства (Турции), как это проявилось в отношении Украины со стороны России…

Современная Турция, образованная в 1923 году, никогда не оказывалась в ситуации выбора, когда свержение действующего режима диктовалась задачей сохранения государства

Проще говоря, современная Турция, образованная в 1923 году, никогда не оказывалась в ситуации выбора, когда свержение действующего режима диктовалась задачей сохранения государства.

…Меньше всего я стремлюсь переубедить тех, кто имеет свои оценки последним событиям в Турции. Тем более, что они (события) еще не завершились, и каждый из нас , по получении новых сведений, будет иметь возможность на них реагировать в соответствии со своим разумением…

Для меня более важным представляется, какие уроки вынесут все субъекты турецкого общества и, прежде всего, легитимно избранные институты власти.

Понятно, что мое желание заключается в сохранении экономически сильной и политически стабильной Турции, остающейся верной принципам демократии, правам человека и форпостом НАТО в Черноморско-Средиземноморском регионе, активно превращаемом Россией в театр нового противостояния.

Убежден, что такая суверенная Турция отвечает интересам и своих цивилизованных соседей, включая и Украину…

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG