Доступность ссылки

Олег Панфилов: На смерть союза журналистов России


Российские СМИ – по мнению "Репортеров без границ"

Специально для Крым.Реалии

Теперь российский Союз журналистов сродни мавзолею Ленина – там тоже вроде написано, что лежит Ленин, а на самом деле мумия. Или еще правильнее – муляж. На здании № 4 по Зубовскому бульвару тоже написано «Союз журналистов», а правильнее – «муляж», «Союз пропагандистов России». На прошедшем в минувшую пятницу внеочередном съезде СЖР обновлен секретариат и принята программа модернизации. Среди новых секретарей – председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин, главный редактор Lenta.ru Александр Белоновский, замдиректора дирекции информационных программ «Вести» Андрей Медведев, советник главного редактора Объединенной редакции радио ВГТРК Вячеслав Умановский и обозреватель LifeNews Анастасия Кашеварова.

Скорее всего, часть прежних секретарей уйдет в отставку: они и так долго поддерживали Всеволода Богданова, который по времени отсидки на своем посту пересидел многих генеральных секретарей ЦК КПСС и скоро догонит Сталина и Брежнева. Похоже, что у Павла Гутионтова уже нет причин защищать человека, уничтожившего расточки свободной журналистики и ставшего частью идеологического аппарата Кремля и верным помощником профессиональных пропагандистов. Еще несколько лет назад представить себе секретарем СЖР человека из LifeNews было не просто невозможно, но и смешно. Теперь Союзом журналистов России будет руководить, в том числе, и чиновник – председатель комитета Государственной думы и несколько руководителей государственных СМИ.

Еще в середине июля четыре секретаря СЖР из прежней «совестливой» когорты 90-х – Юрий Батурин, Павел Гутионтов, Александр Копейка и Леонид Никитинский опубликовали в «Новой газете» что-то вроде открытого объяснения по поводу готовящегося 12 августа внеочередного съезда СЖР, прямо обвинив его в слиянии с администрацией президента России. На заседании Федеративного совета бунтовщики высказали возмущение очередным заявлением заместителя министра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина о том, что «журналистики как профессии в XXI веке больше не существует». Они также заподозрили, что Всеволод Богданов готовит переворот, прочитав в отчете Федерального совета, что все четверо названы кандидатами в секретари, еще до формального проведения съезда. Письмо четверых так и не было опубликовано на сайте СЖР, руководство которого продемонстрировало не только неуважение, но и презрение к одному из них – Юрию Батурину, соавтору ныне действующего, хотя и много раз правленого закона о СМИ.

Со смутьянами в России расправлялись одинаково во все времена – на кол. В лучшем случае – в ссылку, на каторгу

Свое мнение высказал и Всеволод Богданов: «Письмо с мнением некоторых представителей Союза журналистов не было опубликовано на сайте, поскольку большинство членов секретариата посчитали, что нет смысла его публиковать. Я, честно говоря, обиделся на всех четверых, поскольку эти люди прекрасно знают мои позиции, что я никого никогда не предавал и не сдавал. У большинства из секретарей к этому письму негативное отношение, кроме двоих ярких авторов письма – Никитинского и Гутионтова; к сожалению, у остальных – другие взгляды, даже у тех, кто сначала каким-то образом в эту смуту подался».

Богданов упомянул правильное историческое для России слово – «смута». Со смутьянами в России расправлялись одинаково во все времена – на кол. В лучшем случае – в ссылку, на каторгу. Для руководителя СЖР на протяжении 24 лет сделать это оказалось проще простого – он угождал всем руководителям, от Горбачева до Путина, и теперь, согласно решению внеочередного съезда, к оставшимся прежним добавятся еще 11 новых секретарей. Было также принято решение создать Лигу деловой прессы совместно с Торгово-промышленной палатой, ассоциацию научной журналистики, клуб международной журналистики имени Евгения Примакова. Почему Примакова, а не сразу Штирлица?

В комментариях Всеволода Богданова по окончанию съезда прозвучал еще один пассаж о новой структуре: «Мы предполагаем, что этот Центр поддержки и развития независимой прессы будет рассматривать все проекты: и региональные, и центральные. Во многих странах есть такие центры. Этот центр будет создавать гранты, рассматривать с точки зрения здравого смысла, насколько соответствуют авторитету тех, кто эти гранты предлагает, распределять их». Странным образом Богданов почему-то постеснялся уточнить, что гранты будут правительственные, из государственного бюджета и они будут развивать не независимую прессу, а пропаганду. Другую прессу на бюджетные деньги путинская власть никогда поддерживать не будет, об этом Путин еще 16 лет назад подписал Доктрину информационной безопасности.

СЖР как часть государственного аппарата переживает все то, что переживает Кремль

В принципе, СЖР как часть государственного аппарата переживает все то, что переживает Кремль. Когда Путин первый год своего президентства много говорил о демократии и свободах, том числе и свободе слова, Богданов ему с удовольствием вторил. Путин уничтожал НТВ – Богданов делал скорбное лицо, убили Аню Политковскую – премию создали в Лондоне, а не в Москве, Богданов испугался. Началась оккупация Крыма – Богданов поддержал Кремль. Все, как в бывшей стране под названием СССР, никаких изменений.

Как в СССР, Богданов проводил чистки – выгнал Игоря Яковенко, упразднив его пост Генерального секретаря. Пресекал любые попытки говорить о настоящих реформах. О преобразовании советской структуры в живую организацию, в профсоюз журналистов, как это принято во всех нормальных странах. По совету из Кремля Богданов уничтожил Центр экстремальной журналистики. Единственное «мероприятие», позволяющее СЖР сохранять остатки имиджа журналистской организации, – ежегодные дни памяти убитых журналистов. В Дом журналистов приходили люди со скорбными лицами и читали списки с именами убитых в связи с профессиональной деятельностью, а также сотни их коллег, погибших в пьяных драках и бытовых ссорах. Никто не делает различия, не пытается выяснять, насколько профессия опасна в России, а насколько опасность преувеличена. Кремль пока позволяет Богданову заниматься этой аферой, чтобы держать его «на плаву». Раньше эти акции приносили СЖР деньги от сердобольных организаций, теперь можно прослыть «иностранным агентом», как сотни других неправительственных организаций. Теперь, как шутят отщепенцы, СЖР превращается в некую структуру – GONGO: Government-Organized Non-Governmental Organization, напоминает, как раньше советскую диктатуру называли страной «народной демократии».

Как будет работать новое руководство и «обновленный» Союз журналистов – это уже, кажется, проблема не журналистов, скорее Кремля, который будет требовать все большей лояльности, больше пропаганды и ненависти к тем, кто борется за свободу слова, а не за место под кремлевскими стенами. Оказалось, что за 25 лет нельзя стать свободным, однажды попробовав, легко вернуться в прежнее болото застоя.

За день до съезда, в Тюмени был открыт памятник – «Жизнь за правду». Как сообщалось, «первый в России памятник, посвященный погибшим в локальных конфликтах журналистам от Афганистана до Донбасса». Открыт он на родине журналиста Александра Ефремова, погибшего 12 мая 2000 года в Чечне. Погибшего тогда, когда всем его независимым коллегам был закрыт въезд в Чечню. Когда жесткая цензура и пропаганда изолировали мятежную территорию от посторонних глаз. 42-летний журналист «Тюменского комсомольца» погиб потому, что нарушил главное правило для журналиста на войне – не передвигаться на военной технике, это опасно. Об этом в выступлениях чиновников на открытии памятника, в том числе и Всеволода Богданова, не было сказано ни слова.

У Союза журналистов России всегда было странное отношение к свободе слова: когда можно было, то говорили много и взахлеб. Когда стало нужно – молчат, не хотят гневить Кремль

У Союза журналистов России всегда было странное отношение к свободе слова: когда можно было, то говорили много и взахлеб. Когда стало нужно – молчат, не хотят гневить Кремль. Через два месяца наступит десять лет со дня убийства Анны Политковской, забытой в России. Ни памятника, ни доброго слова. Ее именем назван зал для пресс-конференций в Европейском парламенте. площадь на территории римского парка Вилла Дории-Памфили, улица в Тбилиси и в итальянском городе Феррара, площадь в парижском пригороде Монтрёй, Аллея Свободы и дерево Анны Политковской в Генуе, парк в городе Карловы Вары, сад в Милане. Но не в России. Союз журналистов России предназначен не для этого. Теперь это часть государственного аппарата.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG