Доступность ссылки

«Антисоветские элементы». Депортация немцев из Крыма


Трудармия. Немецкие женщины на строительстве железной дороги. 1946 год

В «самой гуманной и справедливой стране» мира – Советском Союзе – за семь десятилетий его существования миллионы людей, целые народы подверглись одной из страшных форм политических репрессий – депортации.

Тотальная депортация, или насильственное переселение, изгнание с родной земли, коснулась, по подсчетам Павла Поляна, десяти народов (корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы), из них семь – немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары – лишились своих национальных автономий.

В той или иной мере депортациям в СССР подверглось еще множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан (казаки, «кулаки» разных национальностей, поляки, курды, китайцы, иранцы, украинцы, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшилы и многие другие).

75 лет назад, в августе 1941 года, из Крыма проводилась депортация немецкого населения

75 лет назад, в августе 1941 года, из Крыма проводилась депортация немецкого населения.

Немцы начали поселяться в Крыму в конце ХVIII-начале ХIХ столетия. Известно о переселении на полуостров «данцигских колонистов» (около 900 человек) в 1787-1788 годах, а официально зарегистрированные немецкие колонии в Крыму появились в 1805 году. Их было несколько: три в Симферопольском уезде (Нейзац, Фриденталь и Розенталь) и три – в Феодосийском (Садак, Гейльбрун, Герценберг). В 1805 году переселенцы из Швейцарии основали колонию Цюрихталь в Восточном Крыму, а в 1811 году была основана колония Кроненталь.

Как писал в 1925 году Иван Саркисов-Серазини: «Правительство Александра I предоставило колонистам (немецким – авт.) всевозможные льготы, широкие преимущества. Им в собственность было отведено по 60-65 десятин земли на душу, их освободили от налогов и даже, чуть ли не единственной национальности, дали полное самоуправление. Через самое короткое время колонии немцев достигли цветущего состояния, население представляло собой тот зажиточный слой поселян, который выделялся среди нищающих татар количеством земли, стадами скота, вывозом хлеба… Немцы все грамотны. Для продолжения образования они посылают детей в Германию. Относясь с пренебрежением к соседям-русским, отличаясь замкнутостью, они даже и теперь, после векового пребывания в России, в большинстве случаев не знают туземных языков, кроме родного немецкого. К 1922 году немцев в Крыму насчитывалось 42350 человек; из этого числа 39121 человек живут в сельских местностях, остальные в городах. Занимаясь по преимуществу зерновым хозяйством, немцы населяют исключительно степные районы. На Южном берегу число немцев ничтожно. Их больше всего в Биюк-Онларском, Керман-Кемельчинском районах – местах с жирной почвой. Здесь они составляют 40% населения».

Согласно Всесоюзной переписи населения 1939 года, в Крыму проживало 51 299 немцев, что составляло 4,6 процента населения полуострова (10 031 – городское население, 41 268 – сельское).

Началась война, и первой этнической группой, кто пострадал от этого, были советские немцы

22 июня 1941 года германские войска атаковали границы СССР, подвергнув бомбардировке ряд стратегически важных населенных пунктов, в том числе Севастополь. Началась война, и первой этнической группой, кто пострадал от этого, были советские немцы…

14 августа 1941 года в Крым поступила Директива советской Ставки Верховного главнокомандования №00931, в пункте 5 которой предписывалось «в) очистить немедленно территорию полуострова от местных жителей – немцев и других антисоветских элементов».

Уже спустя несколько дней, 18 августа 1941 года, началась депортация немцев из Крыма. Проводилась она под видом эвакуации, а упоминание о том, что речь шла о немецком населении, – вовсе отсутствовало. В Постановлении Совета по эвакуации от 15 августа 1941 года №СЭ-75 говорилось: «Разрешить Совнаркому Крымской АССР эвакуировать 51 тыс. человек населения из отдельных районов (Фрайдорф, Найдорф, Колай и др.), по согласованию с НКВД».

Вначале они направлялись на Северный Кавказ, оттуда – в Казахстан

В документах более поздних по времени становится ясно, что речь шла о немцах. Вначале они направлялись на Северный Кавказ, оттуда – в Казахстан. Согласно справке от 11 сентября 1941 года заместителя начальника Отдела спецпереселений НКВД Михаила Конрадова, «из Крымской АССР… в соответствии с Постановлением Совета по эвакуации №СЭ-75 от 15/VIII-41 было эвакуировано в Орджоникидзевский край около 60 тысяч человек немецкой национальности… Кроме того, 3 тысячи человек немецкой национальности из Крымской АССР прибыло в Ростовскую область, которые в связи с проведением операции по переселению из Ростовской области переселяются в Казахскую ССР… 50 тысяч немцев из Крымской АССР переселено в Казахскую ССР при проведении операции по выселению из Орджоникидзевского края».

28 августа 1941 года был принят Указ Президиума Верховного Совет «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Написан он уже в обвинительном ключе («По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья. О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, – следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и Советской власти…»). Согласно последующим решениям руководства СССР, немцы были депортированы из Украинской ССР, из других районов их проживания.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года.

С начала 1942 года немцы – мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше 3 лет, – были мобилизованы в рабочие колонны, позже получившие название трудармии. Мобилизованные немцы работали на лесозаготовках и рудниках, строили заводы в Новосибирской, Омской областях, в Красноярском и Алтайском краях, в Казахской ССР, позднее список территорий, с которых немцы подлежали мобилизации, расширился.

Условия жизни были очень тяжелые; высокой была смертность. Вспоминает Герхард Вольтер: «Вспоминаю бесконечно долгие дни, недели и месяцы проклятого 1942-го года. В памяти всплывают как собственные физические и моральные муки, так и боль нечеловеческих тягот, которые постепенно, но неуклонно пригибали людей к земле, превращая их в подобие полуживотных. Люди таяли, сгорали, как зажженные свечи. Очень скоро от недавно еще веселых, здоровых мужчин и парней оставались только тени. Дольше держались те, у кого кое-что имелось в сидорах, кто был потеплее одет и обут, кому досталась работа полегче. Это были, главным образом, коренные сибирские и казахстанские немцы, которые прибыли на стройку в апреле 1942 года».

После расформирования трудармии в 1947 году немцам разрешалось вернуться только в места выселения: Урал, Сибирь, Казахстан, где находились их родственники

После расформирования трудармии в 1947 году немцам разрешалось вернуться только в места выселения: Урал, Сибирь, Казахстан, где находились их родственники. Как и спецпереселенцы других депортированных народов, подавляющее большинство немцев вынуждены были отмечаться ежемесячно в комендатуре.

В декабре 1955 года было принято Постановление высшего органа советской власти, снимавшее ограничения в правовом положении с немцев-спецпереселенцев. Однако, в отличие от большинства «наказанных народов», немцам, как и крымским татарам, в 1956 году было запрещено возвращение в места прежнего проживания. Вплоть до 1972 года существовало ограничение для немцев в выборе места жительства.

Перепись населения 1989 года зарегистрировала в Крыму 2356 немцев, согласно переписи населения 2001 года, их насчитывалось на полуострове 2790 человек; «Перепись населения в Крымском федеральном округе» 2014 года зафиксировала наличие 1844 немцев.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG