Доступность ссылки

«И суд идет за судом, расправа за расправой…»


Слева направо: Руслан Зейтуллаев, Рустем Ваитов, Нури Примов, Ферат Сайфуллаев

«В Узбекистане идет суд за судом. Судят крымских татар». Так начинался публицистический текст, распространявшийся в конце 1968- 1969 годов в самиздате. Их судили за то, что они боролись за возвращение на родину.

Крымских татар судят вновь – по столь же топорно сфабрикованным политическим делам, как десятилетия назад

Прошло полвека… И снова едва ли каждый день приходят тревожные новости – об обысках, арестах и о том, как «судят крымских татар», – но теперь уже не из мест изгнания, а с их единственной родины – Крыма… Их судят вновь – по столь же топорно сфабрикованным политическим делам, как десятилетия назад, в советскую эпоху.

Близится к завершению первый процесс – «севастопольской четверки» – по так называемому «делу Хизб ут-Тахрир» (Руслан Зейтуллаев, Ферат Сайфуллаев, Рустем Ваитов, Нури (Юрий) Примов). Для назначенного «организатором» Зейтуллаева прокурор запросил 17 (семнадцать!) лет в колонии строгого режима, для Сайфуллаева – 8 лет, для Ваитова и Примова – по 7 лет в исправительной колонии общего режима.

Как справедливо отмечает их адвокат Эмиль Курбединов: «В версии следствия Зейтуллаев выглядит эдаким экстремалом-самоубийцей: жил себе, жил, но именно с приходом российского законодательства на территорию Крыма, зная об уголовной ответственности за такую деятельность, решил вдруг организовать ячейку террористической организации»...

Суд не смущает и то, что у четверых подсудимых в общей сложности восемь детей, которые подрастают без отцов

И вправду – по меньшей мере странно, если бы на столь экстравагантные поступки решился многодетный отец Руслан Зейтуллаев… Но это, равно как и отсутствие доказательной базы, не смущает суд… Не смущает его и то, что у четверых подсудимых в общей сложности восемь детей, которые подрастают без отцов, а их семьи остались без кормильцев.

Сегодняшний период в судьбе крымских татар у историка вызывает стойкие ассоциации с периодом реакции и усиления репрессивной политики властей после Указа от 5 сентября 1967 года. Когда очень скоро выяснилось, что двусмысленный Указ высшего органа власти «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» – не более чем фикция, очередной обман народа, многие крымские татары не согласились с таким положением дел и продолжали борьбу.

Тогда в КГБ были заведены досье уже не на сотни – на тысячи крымских татар. По мере накопления в них достаточных материалов для «дела» производились новые аресты. Тогда, как, увы, и сейчас – ни один крымский татарин не был застрахован от необоснованного ареста и суда, который признавал его виновным в совершении того преступления, которое сочтут необходимым сфабриковать «правоохранители», сотрудники МВД или КГБ.

Активисты крымскотатарского национального движения. 1967 год
Активисты крымскотатарского национального движения. 1967 год

Лишь несколько эпизодов одного, 1968 года.

В январе 1968 года был осужден Ахмед Керимов. Закрытый судебный процесс по обвинению его в нарушении статьи 190 часть 1 УК РСФСР – то есть в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих государственный и общественный строй – прошел в Москве. Ахмед Керимов прибыл в Москву из Ферганы в составе большой делегации активистов крымскотатарского национального движения. 16 июля 1968 года он был арестован у здания гостиницы ВДНХ. При нем был обнаружен сверток с лозунгами на красных и зеленых полотнищах со словами: «23 года крымскотатарский народ в изгнании. Хватит позора», «Отмените антиконституционные указы 1946, 1956, 1967 годов», «Прекратите дискриминацию и репрессии против трудящихся крымских татар», «Восстановите равноправие крымскотатарского народа», «Свободу жертвам произвола»… Лозунги эти, обращенные к властям, были признаны судом как «содержащие заведомо ложные измышления». Ахмед Керимов был осужден на два года лишения свободы.

Летом 1968 года в Ташкенте судили активистов национального движения Юрия Османова, Сабри Османова, Энвера Маметова, Сейдамета Меметова, а в конце июня 1968 года были арестованы Идрис Касымов, Люман Умаров, Шевкет Сеитаблаев, Юсуф Расинов и Леннара Гусейнова – в отношении Гусейновой это случилось вторично. Она привлекалась к суду по обвинению в организации митинга и «массовых беспорядков» в Бекабаде в связи с 45-летием Крымской АССР. Суд состоялся в конце октября 1968 года в Ташкенте. В своих выступлениях подсудимые отстаивали правдивость содержания инкриминируемых им документов, а также свое право обращаться к высшему руководству страны в связи с положением крымских татар. Суд признал всех виновными в нарушении статьи 191 часть 4 УК УзССР – а именно в том, что они «подписали и явились авторами» писем в высшие советские инстанции, в которых «содержались заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй». Подсудимые были приговорены к различным срокам лишения свободы.

21 апреля 1968 года крымские татары Чирчика Ташкентской области собрались на мирную манифестацию – за что подверглись нападению

21 апреля 1968 года крымские татары Чирчика Ташкентской области собрались на мирную манифестацию – за что подверглись нападению солдат и милиционеров, были избиты и облиты пожарными командами. Около трехсот человек было арестовано, десятеро из них впоследствии предстали перед судом. Их судили в конце мая – июне 1968 года в Ташкентском облсуде. Суд признал всех виновными, приговорив к различным срокам заключения.

Это – лишь очень краткая хроника репрессий 1968 года…

Достаточно заменить в легендарном самиздатском тексте «Узбекистан» на «Крым» и сегодня возникают все те же ассоциации, что и десятилетия назад: «И суд идет за судом, расправа за расправой. Так судят крымских татар. Бесконечное лицемерие, беспредельный цинизм».

7 сентября 2016 года состоится оглашение приговора «севастопольской четверке» – Руслану Зейтуллаеву, Ферату Сайфуллаеву, Рустему Ваитову, Нури Примову. В обвинительном его характере сомневаться не приходится…

Продолжается рассмотрение столь же политически мотивированных дел остальных участников так называемого процесса «Хизб ут-Тахрир», по делу «26 февраля 2014 года» второй год томятся в заключении Ахтем Чийгоз, Али Асанов, Мустафа Дегерменджи; по-прежнему находится в спецпсихбольнице Ильми Умеров

Крымские политзаключенные по так называемому «делу Хизб ут-Тахрир»
Крымские политзаключенные по так называемому «делу Хизб ут-Тахрир»

В преддверии вынесения приговоров по всем этим показательным процессам устрашения – образчикам юридического кривосудия – хочется напомнить судьям, что политическая конъюнктура – вещь непостоянная и быстро меняющаяся, а профессиональная репутация и тем более место человека в Истории – понятия абсолютные. А потому до сих пор столь актуально высказывание великого древнеримского философа и поэта Сенеки: «Осуждение невинного есть осуждение самих судей».

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG