Доступность ссылки

Россия: спастись от дефицита


©Shutterstock

Подконтрольное Кремлю руководство аннексированных Крыма и Севастополя заявило о хороших результатах в борьбе с безработицей. Замглавы правительства России Ольга Голодец также подчеркнула, что уровень зарплат на полуострове увеличился на 18%, – и это несмотря на падение доходов бюджета страны к уровню 90-х годов и относительно низкие цены на нефть на мировых рынках. По официальным данным, российский бюджет с января по август 2016 года недосчитался 1,5 триллиона рублей.

На ком сэкономит Кремль при низкой цене на нефть?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00

Насколько это существенный дефицит и что российские власти могут предпринять, чтобы удержать экономику на плаву? – на эти вопросы в вечернем эфире Радио Крым.Реалии ответят российский финансист Владимир Рожанковский и российский экономический обозреватель Сергей Шелин.

– Насколько для российского бюджета ощутим дефицит в полтора триллиона рублей, Владимир?

С помощью средств из резервного фонда дефицит удержали на уровне 5-6%. Можно сказать, что это хороший результат, Минфин и Центробанк отрапортовали об успехе, но чуда не произошло
Владимир Рожанковский

Рожанковский: Например, в Саудовской Аравии на пике падения цен на нефть дефицит бюджета составил 40%, и она даже вынуждена была впервые в своей истории объявить о продаже суверенных облигаций. В сравнении с этим российский бюджет, конечно, выдержал, но произошло это за счет россиян. С помощью средств из резервного фонда дефицит удержали на уровне 5-6%. Можно сказать, что это хороший результат, Минфин и Центробанк отрапортовали об успехе, но чуда не произошло.

– Кто конкретно заплатил за это снижение дефицита?

Рожанковский: Я, например, работал по найму, но вынужден был от этого отказаться. Моя зарплата финансиста в долларовом эквиваленте сократилась в 4-5 раз. Так что в определенной степени этот дефицит бюджета в 5% оплатили мы все. В рублевом эквиваленте сокращения практически нет, но различные товары подорожали очень существенно, особенно медикаменты.

Президент Российской Федерации – Владимир Путин: «В позапрошлом году от доходов нефти и газа бюджет получал 53 процента, в позапрошлом году, в 2014-м; в 2015-м – 43, а в этом году будет 36 примерно. Так что всё-таки структурные изменения тоже происходят, и дело не только в цене, а дело и в распределении, в росте экономики, в росте отдельных отраслей производства. Допустим, сейчас мы наблюдаем рост промышленного производства в целом по стране – 0,3 процента, небольшой, но всё-таки он есть. А, скажем, на Дальнем Востоке, где мы с Вами находимся, рост промышленного производства, именно промышленного – 5,4 процента».

– Действительно ли российский бюджет уже не настолько сильно зависит от нефтегазовых доходов?

Рожанковский: Нельзя отрицать рост промышленности благодаря импортозамещению, есть некоторые подвижки в структуре бюджета, но они обусловлены именно падением цен на нефть, а не какой-то заблаговременно продуманной стратегией. Россия, конечно, заработала достаточно денег на экспорте вооружения после известного «авиашоу» в Сирии – эта операция стала хорошей рекламой для российского оборонпрома, и заказы серьезно изменили структуру бюджета в первом квартале 2016 года. Но это было временное улучшение.

– То есть российские власти все еще рассчитывают на повышение мировых цен на нефть?

России придется искать альтернативные источники наполнения доходной части бюджета.
Владимир Рожанковский

Рожанковский: Безусловно, но очередной отскок вряд ли произойдет. России придется искать альтернативные источники наполнения доходной части бюджета. Например, сейчас Россия вышла на первое место в мире по экспорту пшеницы – это хорошее подспорье, но вряд ли долгосрочный источник денег.

– Спасибо, Владимир. Как вы оцениваете дефицит российского бюджета, Сергей? Опасный он или нет?

Шелин: За 8 месяцев этого года он составил 2,9% ВВП. В условиях кризиса могло быть гораздо хуже. Главная проблема России – вовсе не в дефиците бюджета. За эти же 8 месяцев его запланированные расходы и доходы едва дотянули до 60%. Получается, что Минфин добился номинально низкого дефицита, просто недофинансировав почти все сферы.

– Что с этим можно сделать?

Шелин: Тут есть два выхода: или узаконить снизившиеся траты, или напечатать денег. В ближайшие недели российские власти должны принять какое-то решение, поскольку в конце октября начнется обсуждение бюджета на 2017 год. Сразу оговорюсь: когда будут принимать какой-то бюджет на 3 года вперед, не относитесь к нему серьезно, – это ритуал, условность. На сегодняшний день денег просто нет. Даже расходы по планам национальной обороны отстают на 5-10%. В первую очередь, конечно, страдают и пострадают расходы на медицину, на образование, на пенсии. Крым в этом плане вряд ли станет исключением.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG