Доступность ссылки

Украинское православие создает новую модель церкви


Церковь Святого Николая. Львов

Майданы в Украине, вооруженный конфликт на Донбассе показали другое лицо украинского священнослужителя ‒ капеллана и волонтера, который вместе с народом там, где больше всего ему нужен. Поэтому все больше верующих, например, во Львове, объединяются вокруг духовника, которому можно довериться, чью позицию как гражданина разделяют, с кем сотрудничают. Может ли дать украинское православие толчок мировому? Что нужно украинскому православию, чтобы европеизироваться? Или все же существует собственная украинская модель православия?

На углу между двумя узкими мощеными львовскими улочками расположилась церковь Святого Николая. Древнейший украинский храм Львова, который помнит еще княжеские времена. Первое упоминание о сакральном памятнике сохранилось в грамоте князя Льва 1292 года, но львововеды утверждают, что основателем церкви был сам король Даниил Галицкий. Дважды ее восстанавливали после пожара и разрушений, но отдельные фрагменты стен указывают на княжеское время. В XVIII веке древнерусская церковь была главным центром православия, в XVIII веке ‒ принадлежала Греко-католической церкви, а после псевдособора в 1946 году принудительно перешла Русской православной церкви. В конце 80-х годов ХХ столетия ‒ храм УПЦ Киевского патриархата.

В понимании Андрея Дуды священник XXI века ‒ это человек, который чувствует современные вызовы времени и находит на них ответы, постоянно с людьми и служит им

О древней истории православного Львова в церкви напоминают иконы Пресвятой Богородицы Одигитрии и Святого Феодора Тирона середины XVII века. Некоторые фрески на стенах нарисованы украинским художником с мировым именем Петром Холодным, хранится здесь и старая икона Святого Николая, а молитва к нему тут звучит по-особенному, говорит отец Андрей Дуда. Что просят у Святого? «Мира и спокойствия в государстве, здоровья и мужества для бойцов», ‒ говорит он. Священник знает их проблемы, потому что служит военным капелланом, занимается волонтерством. Отец не смог усидеть на месте еще во время Майдана, поехал помогать и поддержать людей в трудные минуты. А потом по той же мотивации ‒ поехал на Донбасс капелланом. В понимании Андрея Дуды священник XXI века ‒ это человек, который чувствует современные вызовы времени и находит на них ответы, постоянно с людьми и служит им.

«Когда началась революция достоинства, моя семья, мой родной брат оказались на Майдане в Киеве. Мне трудно было здесь стоять перед престолом, казалось, что мое место ‒ там. Это был голос совести. Каждый из нас шел по зову своего сердца, но еще не понимал, как должен делать и в жизни. А на Майдане все варилось, там точно каждый знал, что делать, там концентрировалась вся положительная энергия людей со всей Украины. Простые обычные люди и их лица были светлыми. Там укреплялся дух, там творилось гражданское общество. Я понимал, что это необратимый процесс. А потом, когда встал вопрос о капелланстве, я думал о том, что должен поехать на Донбасс, тоже слышал этот голос. Мой брат служил в 81-й роте. Я не знал, как мне помочь бойцам, и как только наша церковь Киевского патриархата заявила о капелланстве, я записался и поехал», ‒ рассказывает отец Андрей Дуда.

Ангелы путешествуют по Украине

За последние два года его служения вокруг священнослужителя собралась группа единомышленников. Вместе помогают военнослужащим, ездят к ним с концертами, совместно создают новые проекты для демобилизованных, а еще реализуют творческие замыслы. Потому что без просвещения нет будущего у народа, уверен отец Андрей. В 2014 году на колокольне храма Святого Николая священник нашел деревянные скульптуры ангелов. По оценкам искусствоведов, это работы, скорее всего, выдающегося Георга Пинзеля (середины XVIII века). Скульптуры передал на реставрацию специалистам и создал выставку скульптур и икон «Княжеская церковь Святого Николая во Львове», которая путешествует по городам Украины. Важно, говорит отец, донести до людей, что выживает только сознательное и сплоченное, образованное и толерантное общество. На сегодняшний день украинская православная церковь создала собственную модель православной церкви, которая отличается от российской и может стать толчком для мира, отметил отец Андрей Дуда.

«Украина после Майдана создала третье понятие, которое не встречалось раньше, ‒ это сосуществование церкви с гражданским обществом. При том, что церковь себя не отождествляет, но принимает вызовы, разделяет ценности, поддерживает, несет их вместе с гражданским обществом. Это новая веха, и православие мира на это смотрит и наблюдает. Мы этим можем дать пример для православия, для христианства. Зная свою историю, мы должны возвращаться к ней, видеть проблемы и понимать, почему мы в прошлом теряли свою государственность. Мы говорим о гражданском обществе с людьми на востоке, о солидарности, государстве. При плюрализме надо собирать все ценности и направлять их в одно русло ко Христу», ‒ говорит Андрей Дуда.

Военные действия на востоке Украины, формирование гражданского общества, динамичное развитие современного мира, проблемы в государстве при отсутствии, в частности, сознательной украинской элиты ‒ на эти вызовы украинское общество требует современных ответов от церкви, а не только призывов к вере и молитве. Поэтому для самой церкви в XXI веке в Украине является вызовом то, чтобы суметь соответствовать своим примером, действиями тем главным принципам, которые церковь проповедует. Люди очень четко различают соответствие действиям и словам духовного лица. Ирина Дзеба ‒ прихожанка Святониколаевской церкви. Для нее важно, чтобы поведение священника соответствовало тому, что он декларирует.

Церковь не может быть отделена от государства, от тех событий, которые происходят в нем
Ирина Дзеба

«Священник ‒ тот человек, которому можешь открыть свою душу, это должен быть человек, который сам по себе выполняет все эти высшие замыслы Бога, который своим образом жизни показывает нам пример. Это человек интеллектуальный. Мы сотрудничаем с отцом Андреем, познакомились на Донбассе, когда он там служил капелланом, а я приехала как волонтер. Очень много проектов делаем во Львове. Должна быть позиция церкви от иерархов до обычного священника, а именно ‒ любовь к Украине. Церковь не может быть отделена от государства, от тех событий, которые происходят в нем. Если церковь поддерживает, дает силу, вдохновение бороться, поддерживает народ, церковь с народом имеет будущее в государстве. Духовная сфера ‒ одна из тех, что требует интеграции с европейским обществом», ‒ говорит Ирина Дзеба.

Сосуществование общества и церкви в Украине

Сегодня Украинская православная церковь, как и вообще вся современная церковь, не может полагаться только на народную традицию, обрядность, фанатичную набожность людей, преклонение перед священнослужителем. Есть десятки примеров во Львове, когда люди из одного конца города едут на богослужение в другой, где проповедует батюшка, который им импонирует и которому они верят. Значительно тяжелее ситуация в селах, где только один храм, поэтому выбирать не приходится. В Украине становится все больше храмов и меньше в них верующих, а это опасный и большой вызов для церкви. Современному украинскому обществу уже недостаточно церковного пения, отпущения грехов, освящения дарами, оно требует ответов от церкви на вызовы. Поэтому духовенство не может ограничиться словами о толерантности и необходимости совместно решать проблемы в обществе, а должно это показывать в действии. Очень важно, чтобы священник работал с людьми, создавал среду, собирал людей вокруг церкви, дел, общих взглядов, отмечает отец Андрей. Объединение православных церквей в Украине и даже переход на празднование Рождества по Григорианскому календарю, но при сохранении модели Русской православной церкви, отнюдь не приблизит к европеизации украинскую церковь.

Война в Украине ‒ это как тот камертон, который усиливает в человеке то, что было в нем, и она низких людей превращает в еще более низких, а высокодуховных преподносит до небес
Андрей Дуда

«Мы все стремимся к единству, и никаких нравоучительных или канонических запретов относительно церковного календаря нет. Это вопрос времени, и все должно вызреть, должна сначала быть информационная религиозная кампания. Но дело не в том, когда мы отмечаем, а как мы понимаем праздник, надо вникать в сущность жертвы Христа, это была миссия, которая касается человечества. Как ни страшно звучит, но война в Украине ‒ это как тот камертон, который усиливает в человеке то, что было в нем, и она низких людей превращает в еще более низких, а высокодуховных преподносит до небес. Сосуществование гражданского общества и церкви может выстроить новый уровень, создать новые парадигмы, которых в Европе не видят, но они уже есть у нас. Если сможем это удержать, осознать, говорить с обществом, апеллировать, то сможем дать толчок для Европы, осознать, что наши корни христианское. Мы до конца не можем знать, каким будет наше направление, Господь говорит: иди и делай, в согласии с совестью и заповедями. Мы можем создавать множество моделей, но потом опыт показывает, что возникли другие факторы, которые это могут нивелировать. Если мы будем идти по жизни с любовью, с Богом, то Господь укажет, куда идти и как», ‒ отметил отец Андрей Дуда.

Украинские священнослужители должны понять, что общество быстро меняется, отмечает религиовед Анатолий Бабинский. Он приводит пример социологических исследований в Европе, с 2000 года там наблюдается возврат к религии и ее плюрализация. Украина ‒ единственная в мире, где параллельно существуют УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ, и это вызывает удивление и непонимание в западном мире.

Украинскую православную церковь трактуют в тени российской. Украинцы, когда попадают на Запад, то видят, что украинскую традицию РПЦ подает под своей маркой
Анатолий Бабинский

«США и Европа знают греческое православие, то есть византийское, и российское. Это два типа, известные в мире, сейчас еще говорят о Румынской церкви. Украинскую православную церковь трактуют в тени российской. Украинцы, когда попадают на Запад, то видят, что украинскую традицию РПЦ подает под своей маркой. Ситуация сложна тем, что православная церковь в Украине находится под сильным влиянием российской традиции, речь об УПЦ МП, которая ментально относит себя к российской традиции. Особенностю нашего региона является то, что исторически миряне имеют сильное влияние в церкви. А период ХVII века, существование на тот момент уже униатской митрополии (ныне УГКЦ), Могилянского православия ‒ это удачный пример синтеза между Востоком и Западом, эта культура такая высокая, что может обогащать мировую культуру. Это то, с чем мы можем прийти на Запад, и это будет уникальным православным голосом на Западе», ‒ считает Анатолий Бабинский.

Одним из корней проблемы современного православия в Украине эксперт называет недостаток хороших образовательных центров, общения между собой представителей православных церквей, а также с представителями европейских церквей. Многие священники в Украине ‒ не только представители УПЦ Московского патриархата, а всех конфессий, до сих пор находятся под влиянием российского постколониального синдрома, и это является большой проблемой, так как препятствует развитию церкви.

В современном глобальном мире церковь не может закрыться в себе, и это уже очевидно. Как и очевидно то, что духовность украинской культуры стала основой национальной идентичности и неотъемлемым атрибутом национального единства, потому что «Украина имеет выразительное европейское призвание», сказал украинцам Иоанн Павел II во время своего визита в Украину в 2001 году.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG