Доступность ссылки

Александр Олесь: почему никто не защитил великого поэта


Надгробие Александра Олеся и его супруги Веры Кандыбы

«Здесь, в Праге, далеко от Украины, пришлось мне увидеть знаменитого поэта, стихи которого гремели когда-то по всей Украине... Я, благодаря судьбе, давшей мне такую возможность, начал внимательно рассматривать известного мне по книгам поэта. Тогда я впервые увидел Олеся как человека и был горд этим», ‒ так вспоминал о своей первой встрече с Александром Олесем в начале 1940 года известный чешский и словацкий украинист Николай Неврлий.

Неврлий принадлежал к кругу тех украинцев в межвоенной Чехословакии, которые имели счастливую возможность разговаривать, а главное ‒ слушать и слышать поэта Александра Олеся. Однажды во время одной из встреч Олесь попросил Николая Неврлого рассказывать об Украине. Олесь в эмиграции с 1919 года, Неврлий последний раз был в Украине в начале 1930-х, его воспоминания были гораздо живее, говорил о пережитом и услышанном с волнением и гордостью. Олесь внимательно слушал, вспоминал Николай Неврлий, и в какой-то момент не смог сдержать чувств, с глаз поэта покатились слезы.

Наверное не было ни одного момента, чтобы Олесь мыслями не летел домой:

Живу і дихаю, і гину,

І думи рвуться, як пташки,

Туди, туди, на Україну,

Яку я кинув на віки...

Это строки родились в эмиграции в Праге в 1929 году. Чешская эмиграция была тяжелой, неуютной, полной лишений и боли. Сначала, с 1923 года, жил в селе Слоупы около Праги, затем в городке Черношице, затем в Ржевницах, где несколько раз вынужден был менять адрес. И в Праге, куда добрался в 1934 году, тоже не сразу нашел постоянное место для жизни. Путешествие с ним стойко переносила семья ‒ жена Вера Кандыба и сын, поэт Олег Ольжич. Но несмотря на все творил, встречался с друзьями, пытался поддерживать жизнь украинской общины в Чехословакии.

В 1938 году украинцы отметили в Праге 60-летний юбилей Олеся. Поэт, как вспоминали участники вечера, смущался и всех сердечно благодарил. Казалось, что Олесь как бы помолодел.

Никто тогда не знал, что больше всего испытаний Олесю принесет война. На бой против нацизма в рядах членов ОУН встал сын Олег Ольжич. Вместе с Еленой Телигой выехал из Праги, чтобы уже никогда туда не вернуться. Олег Ольжич погиб от пыток в концлагере Заксенхаузен 10 июня 1944 года. Для Александра Олеся это был удар, который он не преодолел. Поэт Александр Олесь пережил своего сына на 42 дня и не дожил до рождения внука, также Олега, лишь девять дней. Олесь умер 22 июля 1944 года.

Александр Олесь
Александр Олесь

Хоронили великого поэта в Праге украинцы, белорусы, русские, чехи ‒ несколько сотен эмигрантов пришли на Ольшанское кладбище, чтобы проститься с Олесем. Ольшанское кладбище выбрали не случайно – здесь, неподалеку от православной церкви Успения Богородицы, нашли последний покой многие известные украинцы: поэт и переводчик, председатель дипломатической миссии УНР в Праге Максим Славинский, ученый и педагог София Русова, издатель и общественный деятель Степан Сирополко, министр почты и телеграфа правительства УНР, посол УНР в Вене Григорий Сидоренко, член Украинской Центральной Рады, генеральный судья УНР Сергей Шелухин, ученый, заместитель министра финансов в правительстве УНР Аполлинарий Маршинский, посол УНР в Лондоне Николай Стаховский, историк, член Украинской Центральной Рады Иван Мирный и его жена, общественный деятель Зинаида Мирная, писатель и драматург Спиридон Черкасенко, дирижер и первый администратор Украинской республиканской капеллы Алексей Приходько. Ольшаны в Праге ‒ это такой украинский некрополь, святыня, которой должно заниматься Украинское государство. Так, как это делает на Ольшанах его северный сосед.

Ежегодно на кладбищах в Чехии исчезают украинские захоронения

Но ситуация сложилась иначе: каждый год на кладбищах в Праге и других городах Чехии исчезают украинские захоронения. Уже нет могилы поэта Юрия Дарагана (перекопана, исчезла навсегда), а 15 сентября 2008 года с Ольшанского кладбища похитили захоронения известного украинского ученого, профессора Украинского свободного университета Федора Щербины. Его гроб закрывала таблица с надписью на украинском языке: «Вщерть добром налите серце ввік не прохолоне. Т. Шевченко», а также надпись на чешском «Кубанский казак, профессор Федор Андреевич Щербина. 25.2.1849 ‒ 28.10.1936. Научный статистик и историк». Таблица исчезла, а останки уважаемого украинского кубанца без ведома украинской общины перевезли в Россию.

Исчезли, так как не имели опекунов ‒ государственных или частных (т.е. не было уплачено за место на кладбище в соответствии с действующим чешским законодательством) – захоронения известной писательницы Наталены Королевы и художника и писателя Василия Королива-Старого на городском кладбище города Мелник. Эта же причина ‒ отсутствие опеки ‒ привела к уничтожению памятника украинцам ‒ жертвам Первой мировой войны в городе Пардубице, а был это один из трех известных монументов Оксаны Лятуринской на чешских землях. В очень запущенном состоянии один из крупнейших украинских военных мемориалов в Чехии ‒ памятник на военном кладбище в городе Либерце, который создал Михаил Бринский.

Как видим, не везет и пражским Ольшанам. Без опеки могилы художника Юрия Вовка, сына Николая Садовского ‒ Мики Тобилевича, изобретателя и мецената Александра Ярошевского, художника и архитектора Степана Дзидза, архитектора Артемия Корнейчука, скульптора Нины Левитской и ее мужа ‒ композитора Бориса Левитського.

Так сложилось исторически, что межвоенная Чехословакия стала вторым домом для нескольких тысяч украинцев, для сотен из них ‒ последним пристанищем. Перезахоронить всех на родине нельзя, да и не нужно.

Нужно провести работу, которая не требует больших финансовых затрат: переписать и провести фотофиксацию украинских захоронений в Чехии. На этой основе подготовить перечень захоронений, которые требуют государственной опеки. В этой работе помощь может оказать украинская община в Чехии ‒ сегодня одна из крупнейших в Европе.

Поэтому ситуация, которая сложилась вокруг срочного перезахоронения Александра Олеся, не только печальный, даже трагический финал бездумного и бездушного отношения Украины к истории. У государства за все время не нашлось в пересчете 770 долларов, чтобы сохранить могилу еще на 10 лет. Принятое решение о срочном перезахоронении ставит под сомнение выполнение одной из главных функций государства ‒ сохранение истории и ее героев. Сейчас останки великого поэта в «камере хранения» на кладбище. О судьбе останков жены поэта Веры Кандыбы, которая была похоронена там же, информация отсутствуют. О судьбе надгробного памятника, созданного по проекту украинского архитектора Артемия Корнейчука, также сообщений нет. Уничтожен?

Александр Олесь до последнего вздоха верил в Украину, в «свою правду и свою державу», на службу ей положил всю свою жизнь. Взамен просил мало: «принесіть, як не надію, то крихту рідної землі». Не сбылось.

Оксана Пеленская, исследовательница, сотрудница Радіо Свобода

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации ‒ на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG