Доступность ссылки

Замусоренный Крым: справится ли полуостров с бытовыми отходами


Иллюстрационное фото

Симферополь столкнулся с проблемой вывоза мусора. Как подконтрольные России власти полуострова справляются с утилизацией твердых бытовых отходов, как в Крыму функционируют полигоны ТБО и есть ли надежда на создание современной системы переработки мусора? Об этом говорят крымский эколог, глава организации «Экология и мир» Виктор Тарасенко и руководитель проекта «Украина без мусора» Евгения Аратовская.

В Крыму началась битва за местную землю. На территорию полигона в селе Тургенево под Белогорском претендует компания «Тургеневский карьер». Глава предприятия Валерий Лунгол уверяет: у компании «Инсайт-2007», которая эксплуатирует полигон, договор на аренду земли истек еще весной 2015 года, и с 1 января она не может работать на этой территории. Замглавы по развитию компании «Инсайт-2007» Николай Стегачев заверяет, что все документы у предприятия в порядке. Сейчас ведутся разбирательства.

Подконтрольный Кремлю первый замминистра экологии Крыма Игорь Михайленко заявил, что компания «Инсайт-2007» работает законно, и регулярно предоставляет отчеты о своей работе. Разбираться, кому на самом деле принадлежит земля, отданная под полигон ТБО, будут российские правоохранительные органы. В случае запрета эксплуатации полигона по нынешнему назначению машины с мусором могут перенаправить на другой полигон, какой – пока неизвестно.

Сейчас в Крыму 28 полигонов ТБО. По данным крымских экологов, природоохранным требованиям соответствуют только два – в Белогорском и Ленинском районах.

– С нами на связи крымский эколог, глава организации «Экология и мир» Виктор Тарасенко. Виктор, общественники считают, что происходящее на полигоне ТБО в Белогорском районе противоречит нормам российского законодательства, при этом страдает окружающая среда. Как вы можете прокомментировать ситуацию с новым полигоном?

Тарасенко: Это откровенная ложь, и там явно завязаны чьи-то интересы. Кто-то явно хочет отнять у компании «Инсайт-2007» дело, в которое они вложили деньги, силы и время. Вокруг полигона в разные годы кипели страсти, но самое важное, что в свое время комиссия, в которой работали в том числе экологи и общественники, обследовала 12 площадок, дабы выбрать наиболее подходящую – и выбрали в Тургенево по рекомендации ученых Крымской академии наук. Был целый ряд критериев: тектоник, литология, сейсмика, геоморфология, расположение подальше от городов и поселков. Шла работа с населением ближайших сел. И то, что при эксплуатации этого полигона наносится урон окружающей среде, неправда, потому что там мощная толща глинистых пород, и был сделан специальный экран, который даже в случае таяния снега или попадания дождевой влаги не допустит попадания фильтрата в почву. И сегодня фильтрат не образуется, как, допустим, в Гаспре на Южном берегу Крыма.

– Насколько соответствует действительности информация о том, что до весны полигон может быть заполнен, поскольку в день сюда свозят тысячи кубометров отходов? На какие объемы рассчитан полигон?

Тарасенко: Это тоже неправда. Сейчас делается очень грамотное складирование, каждый слой пересыпается слоем песка, глины, строительных материалов. Газ концентрируется в специальных емкостях, установлен генератор, получающий электрическую энергию. Площадь полигона – 26 гектаров. В перспективе этот объект может работать до 10 лет.

Виктор Тарасенко
Виктор Тарасенко

– Сейчас закрыли полигон в Каменке возле Симферополя. Что там сейчас происходит?

Тарасенко: Это биохимический реактор, который потихоньку работает в глубине. Должно пройти 10-15 лет, чтобы полностью переработались органические отходы. Газ уходит в атмосферу, и тут ничего не поделаешь. Я бывал на огромных заброшенных свалках в Польше, США – это уже предмет ландшафтных работ.

– Почему, на ваш взгляд, в Крыму не рассматривалась возможность строительства мусоросжигательного завода?

При сжигании мусора образуются вредные компоненты. Лучше утилизировать через биохимические реакторы
Виктор Тарасенко

Тарасенко: Мы, экологи, всегда были против мусоросжигательных заводов. Это очень дорого, а при сжигании мусора, особенно пластмассы и пленок, образуются компоненты, которые очень негативно влияют на окружающую среду и здоровье людей. Лучше утилизировать через биохимические реакторы. Ведь таким образом можно получать электричество, тепло.

– Есть ли у Симферополя другие варианты вывезения мусора, кроме Белогорска?

Тарасенко: Опыт Тургеневского карьера показал, что достаточно еще двух таких полигонов на весь полуостров. Это может быть Елизаветово в Сакском районе, на западе, и Бондаренково на востоке Крыма. Главное, чтобы территории обслуживали те, кто принимает мусор, и отвечали за их состояние.

– С нами на связи руководитель проекта «Украина без мусора» Евгения Аратовская. Евгения, в Крыму решили сделать еще один полигон, принимающий бытовые отходы. Правильно ли это решение, ведь свободной земли в Крыму не так много, а мусор можно было бы сжигать или перерабатывать?

Аратовская: Это неправильная стратегия. Мусора никогда не будет меньше, а нынешний мусор не разлагается и только растет. Большое заблуждение – искать решение в свалках. Нужно работать с населением. Ведь на свалках оказывается мусор обычных людей. Нужно научить их, как уменьшить количество захороняемых отходов. Как минимум – сортировка, отделение того, что можно переработать, то есть стекла, пластика, макулатуры, от органических отходов, которые можно компостировать.

– Почему человек не может выбросить все вместе, а какая-нибудь умная машина бы потом сортировала мусор?

Нужно работать с населением – научить, как уменьшить количество захороняемых отходов
Евгения Аратовская

Аратовская: Вы видели, как выглядит такая фракция, пока ее довезут? Она грязная, заплесневелая, чистой макулатуры там нет, и все это уже непригодно для переработки. Стекло и металл еще можно отмыть, но это большие расходы для завода, перерабатывающего вторсырье. Такое вторсырье не будет дешевым. Именно потому в развитых странах принято сортировать отходы – чтобы компания, заготавливающая вторсырье, получила деньги, заплатила налоги в местный бюджет и развивалась. Это неприятная тема, никто не хочет иметь бизнес, связанный с мусором – это денежно, но это еще и очень грязная работа. А налоги с доходов таких компаний – это нормальные дороги, садики и так далее.

– Сколько в среднем человек производит мусора?

Аратовская: В Украине – около 300 килограммов твердых бытовых отходов на человека в год. В Европе или США – около 700 килограммов, они больше потребляют и, соответственно, продуцируют мусора. Что касается вторсырья, есть норма накопления макулатуры. Один человек в год продуцирует минимум 20 килограммов. Школа на тысячу учеников в год может собирать 20 тонн макулатуры и зарабатывать минимум 40 тысяч гривен.

– Как можно работать с гражданами?

Аратовская: Они могут сэкономить на вывозе мусора. В Европе действуют таким образом: вывоз мусора очень дорогой, но если люди отсортируют ценные фракции, их вывоз будет бесплатным. Его оплатит производитель. Это принцип расширенной ответственности производителя. Потому люди максимально заинтересованы уменьшить количество мусора.

– Это Европа, а в крымской реальности подняли цены на вывоз мусора, потому что полигон, на который теперь вывозят отходы, расположен дальше, чем старый. Евгения, а что, исходя из западного опыта, можно делать с полигонами твердых бытовых отходов, которые уже закрыты?

Такие свалки рекультивируют – потом на таких территориях даже сажают парки
Евгения Аратовская

Аратовская: Старая свалка вроде Каменского полигона – это очень даже ценный ресурс. Такие свалки рекультивируют, засыпают грунтами, утрамбовывают, а затем ставят специальную установку по добыче биогаза, ведь в таком мусоре очень много метана. Можно поставить специальную установку, которая будет генерировать электроэнергию. Можно получать свалочный газ, очищать его и заправлять те же мусоровозы, как это делают в Швеции. Потом на таких территориях в некоторых странах даже сажают парки.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG