Доступность ссылки

Украинские СМИ: в наручниках или без?


Украину назвали «частично свободной» в ежегодном рейтинге организации Freedom House. Причиной этого является не только коррупция, но и проблемы со свободой слова. Три года прошло со времени падения режима Виктора Януковича, а международные организации до сих пор говорят о преследовании журналистов и политическом давлении на медиа. Почему цензура сменилась самоцензурой и чем может обернуться критика власти для журналистов, Радiо Свобода исследовала с представителями СМИ.

В Украине до сих пор существуют проблемы со свободой слова и СМИ. К таким выводам пришли в своем исследовании эксперты правозащитной организации Freedom House. В ежегодном рейтинге Украина набрала со 100 баллов 61 (чем больше, тем лучше). В течение последних трех-четырех лет в Украине наблюдалось улучшение, в течение последнего года ситуация не изменилась, отмечают в организации.

Основными проблемами в организации называют угрозы и нападения на журналистов, критикующих власть, и политический прессинг.

Самым ярким примером нарушения прав и свобод в сфере медиа в 2016 году в организации называют публикацию на сайте «Миротворец» списка с контактами и фамилиями журналистов, работавших на неподконтрольной Украине территории.

«Это привело к тому, что журналистов преследовали, они получали угрозы своей жизни и здоровью за то, что готовили материалы о неподконтрольных украинскому правительству территориях. Еще эта ситуация ухудшается реакцией украинской власти, которая не только не сделала ничего для того, чтобы защитить журналистов, но фактически одобрила действия сайта «Миротворец» в лице министра внутренних дел», ‒ отмечает Зорян Кись, координатор проектов Freedom House в Украине.

Цензура или самоцензура?

В Freedom House объясняют для Радiо Свобода, что не наблюдали в 2016 году открытой цензуры, однако отмечают высокий уровень самоцензуры журналистов и изданий.

«В нашем отчете мы также говорим о том, что журналисты, которые критиковали действия властей, получали угрозы в свой адрес. Конечно, не непосредственно от представителей власти, но прослеживается связь между их позицией и этими угрозами и преследованиями», ‒ рассказывает Зорян Кись.

Зорян Кись
Зорян Кись

Медиа-эксперты Украины также отмечают, что цензура со стороны власти, которую массово наблюдали до Майдана, сошла на нет. Зато на первый план вышло такое явление как самоцензура.

Цензура со стороны власти, которую массово наблюдали до Майдана, сошла на нет. Зато на первый план вышла самоцензура

Самоцензура в украинских медиа существует двух типов: из-за патриотических убеждений самих журналистов и связанная с олигархической природой собственности СМИ. Медиа-собственность в Украине не является бизнесом как таковым, а представляет инструмент для влияния собственников на политическую сферу, отмечает Наталья Лигачева, руководитель ОО «Детектор-медиа».

«Эта самоцензура может иногда происходить от договоренностей владельцев с властью. Но, в отличие от ситуации времен Кучмы или Януковича, когда власть непосредственно оказывала влияние на телеканалы (при Кучме существовали «темники», которые поступали от обособленной от всех телеканалов структуры, собственно, от Администрации президента, на каждый из больших каналов), сейчас это может происходить только в результате каких-то договоренностей или желания владельца угодить кому-то во власти. Таким образом, он требует от своего топ-менеджмента и далее от журналистов, что они должны освещать или не освещать», ‒ объясняет Наталья Лигачева.

Наталья Лигачева
Наталья Лигачева

Самоцензура журналистов, связанная с эмоциями патриотического характера, существует, но ее процент низкий, замечает Оксана Романюк, исполнительный директор Института массовой информации.

«Я не могу сказать, что это цензура. Мы также не видим признаков политической вертикальной цензуры, этого точно нет. Но вызовы, связанные с собственниками, есть. Это то, что мы видим на ключевых телеканалах, которые являются наиболее традиционными видами медиа. Интернет, безусловно, гораздо свободнее, и вызовов, связанных с цензурой в интернете, очень мало», ‒ объясняет в комментарии Радiо Свобода Оксана Романюк.​

Критикуешь власть ‒ агент Кремля?

Портал VoxUkraine провел исследование информационных программ крупных каналов Украины по упоминаниям и критике президента. Согласно их выводам, критических упоминаний в эфире центральных медиа только 1-2%. Президенту в телевизионных программах отводится преимущественно церемониальная роль: подписал, посетил, заявил, наградил и тому подобное.

В то же время исследователи VoxUkraine приводят пример американской медиа-сферы, где бывшего президента Барака Обаму критически вспоминали почти в половине случаев, а в последнем полугодии первого года его президентства негативные упоминания были на уровне 62%.

В своей конфронтации с властью олигархические телеканалы никогда не переходят границу. В результате все они сохраняют свое место в эфире
Иван Бурдыга

«Как видно, в своей конфронтации с властью олигархические телеканалы никогда не переходят границу. В результате все они сохраняют свое место в эфире. «Интер», по-прежнему не упускает случая обвинить Авакова во всех смертных грехах, а «1+1» ‒ покритиковать главу Нацбанка Валерию Гонтареву. «Украина» ежедневно восхваляет своего владельца Рината Ахметова за гуманитарную помощь жителям Донбасса. ICTV Виктора Пинчука не забудет подчеркнуть роль его тестя, экс-президента Леонида Кучмы в минских переговорах. И все скромно промолчат о Петре Порошенко», ‒ отмечает журналист Иван Бурдыга в материале Open Democracy Russia.

Иван Бурдыга в своем материале вспоминает опыт работы в журнале «Вести.Репортер». Он обращает внимание на то, как после победы Майдана любая критика действий власти начала приравниваться к антигосударственным действиям не только политиками и патриотическими организациями, но и самими коллегами-журналистами.

Оксана Романюк рассказывает, что эта тенденция сохраняется до сих пор, и почувствовать ее можно не только критикуя власть, но и любого политика. Начинается «травля» преимущественно с соцсетей при посредничестве «ботов». Подобное явление распространено в мире, рассказывает медиа-эксперт, и добавляет, что в Украине каждый «почтенный политик» имеет собственную «армию интернет-ботов».

Оксана Романюк
Оксана Романюк

Политическое давление на медиа

В течение последнего года различные медиа заявляли о давлении со стороны властей. Среди них «1+1», телеканал «112 Украина», канал «News One».

Владелец канала «News One», народный депутат Евгений Мураев заявляет о попытках власти давить на медиа и попытках заставить продать телеканал. Он подчеркивает, что собрал многочисленные факты нарушений свободы слова в Украине и намерен передать их международным организациям, которые занимаются свободой прессы.

Конфликт «1+1» с государством произошел сразу после национализации «Приватбанка» ‒ одного из самых известных украинских активов олигарха Игоря Коломойского. Руководство канала обвинило администрацию президента в давлении на канал через Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания.

Похожая ситуация и с каналом «112 Украина». Недавно депутат Сергей Лещенко опубликовал в блоге информацию о якобы планах захвата телеканала при посредничестве Нацсовета.

Наталья Лигачева называет эту информацию фейком. В материале «Детектор-медиа» члены Нацсовета рассказывают, что письмо с планом является подделкой. Бывший журналист Сергей Лещенко настаивает на том, что документ является подлинным.

Есть проблема с критикой Порошенко на общенациональных каналах. Его почти не критикуют. Это цензура самых олигархов
Наталья Лигачева

​«Есть проблема с критикой Порошенко на общенациональных каналах. Его почти не критикуют. Всех критикуют. Но это цензура самых олигархов. Если у нас есть СМИ, которые очень критикуют того же Порошенко, как на «112»-м канале, на «News One», то они существуют. Их не закрывают, не забирают лицензию. То, что все говорят, что есть попытки «отжать»... И что, «отжали» хоть что-то? Что-то закрылось у нас за эти три года? Приведите хотя бы один пример закрытого или «отжатого» властью СМИ. При том, что некоторые из владельцев этих медиа находятся в Москве», ‒ отмечает Лигачева.

Информационная война продолжается не только со стороны российских СМИ, которые были запрещены в Украине, однако доступ к ним остается через спутниковые антенны и интернет. Нередко и украинские СМИ обвиняют в трансляции пророссийских тезисов и позиций.

Депутат Николай Княжицкий, владелец канала «Эспрессо», высказал в соцсетях претензию к Петру Порошенко и Нацсовету, что они до сих пор позволяют Путину и Януковичу оказывать влияние на медиа в Украине.

«Ужасно, когда авторитарный руководитель стремится контролировать медиа, но еще хуже, когда их контролирует соседний диктатор, который стремится уничтожить твою страну», ‒ написал он.

Исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк убеждена, что все позиции имеют право на существование, пока это не призывы к агрессии или прямые призывы к насилию.

Стали ли медиа более свободными чем при Януковиче?

Журналист Иван Бурдыга в исследовании отмечает: независимая журналистика переживает подъем после победы Майдана.

«Разделив позиции во внутренних дискуссиях, сбежав из «золотых клеток», перенимая опыт зарубежных коллег, заручаясь поддержкой западных фондов, коллеги объединяются в новые проекты. Однако среда вещания новых СМИ ‒ интернет ‒ не позволяет получить доступ к аудитории, хоть как-то сравнимый с телевидением», ‒ отмечает журналист.

В Freedom House к улучшениям относят то, что украинский медиа-ландшафт остается разнообразным и в целом объективным, рассказал Зорян Кись в комментарии Радiо Свобода. Наибольшим изменением в медиа-сфере эксперты считают исчезновение такого явления как «вертикальная цензура» со стороны власти, но о вполне свободных медиа еще рано говорить.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG