Доступность ссылки

Место подумать: крымские истории украинских художников


Анатолий Криволап «Пейзаж», Гурзуф, проект «Трансформация времени. Улица», 2008 год

«Ощущение неутраченной утраты. Мы скучаем, мы любим», – такие эмоции в глазах посетителей пленэра современного искусства Kyiv Art Fort 2017 читает куратор крымского проекта Олеся Авраменко. Здесь, в центре Киева, Крым напоминает о себе образами, цветами, настроением. Кто-то откроет его новым, кто-то вспомнит о былом.​

Отдельным «островом» на площадке Национального историко-архитектурного музея «Київська фортеця» выделяется крымский проект «Гурзуфские сезоны». Это объединенные в одну экспозицию труды художников, привезенные с крымских пленэров.

Первая часть выставки – «Трансформация времени. Улица». Картины экспонировались на улицах Гурзуфа в 2008-2009 годах.

«Художники решили создать такие работы, которые можно разместить на улице, буквально на домах. Было и соперничество с рекламными плакатами разного художественного качества, и отсылка к старинным вывескам, которые делались художниками вручную в начале ХХ века. Существовала и некоторая интерактивность – могли что-то написать, нацарапать – художники спокойно к этому относились. Но вандализма не было», – вспоминает рождение проекта в Гурзуфе куратор.

Другую часть киевской экспозиции – «Траекторию» – художники создавали в Байдарской долине в 2012 году. Они получили одинаковый набор фанерных основ – квадрат, овал, диск, – и каждый использовал пространство, как видел.

Этот проект помог родиться пророческой работе Игоря Гусева «Крымская Аляска или письмо в Российскую империю».

Игорь Гусев «Крымская Аляска или письмо в Российскую империю», Байдарская долина, проект «Траектория», 2012 год
Игорь Гусев «Крымская Аляска или письмо в Российскую империю», Байдарская долина, проект «Траектория», 2012 год

«Пускай россияне, перед тем как замахиваться на Крым, подумают про свои отношения с Америкой касательно Аляски» – сказал Гусев. Я не придал этому значения, а потом случилось то что случилось. Художники тонко ощущают энергии, которые есть вокруг нас. Ощущают то, что не могут увидеть другие. Но ирония в том, что и сам художник не может трактовать это, он как резонатор – реагирует и не может пояснить, через время это раскрывается», – рассказал о работе президент центра искусств «АРТ-пространство» Игорь Гармаш.

Александр Друганов зашифровал свой «Ландшафт», создав динамичный 3D-объект.

Александр Друганов «Ландшафт», Байдарская долина, проект «Траектория», 2012 год
Александр Друганов «Ландшафт», Байдарская долина, проект «Траектория», 2012 год

«Это точка – та самая Байдарская долина, где это писалось. Друганов посмотрел на снимки из космоса этой местности и попробовал отразить видение. Для него это эпицентр того, что делалось», – говорит Гармаш.

Неожиданное видение Крыма открывается и в гурзуфском проекте «Трансформация времени. Улица».

Работа Евгения Добровинского «Трусы полетели» не остается без внимания и улыбок посетителей.

Евгений Добровинский «Трусы полетели», Гурзуф, проект «Трансформация времени. Улица», 2008 год
Евгений Добровинский «Трусы полетели», Гурзуф, проект «Трансформация времени. Улица», 2008 год

На этом пленэре показал себя и Анатолий Криволап.

«Мы привыкли умиляться пейзажам Криволапа, а здесь подходим к серому полотну и говорим, что это тоже Криволап – люди обычно смеются и не верят. Но это действительно он – просто было такое настроение, были серые дни», – рассказывает Игорь Гармаш.

Анатолий Криволап «Пейзаж», Гурзуф, проект «Трансформация времени. Улица», 2008 год
Анатолий Криволап «Пейзаж», Гурзуф, проект «Трансформация времени. Улица», 2008 год

Зачем художнику Крым?

Такие метаморфозы не редки для планерного искусства: художник выходит за рамки привычного, получает новые эмоции и вот он – шедевр. Место также способствует творчеству – и Крым тому доказательство.

«Крым сам по себе притягивает людей. Чтобы художник представил другое видение, нужно его заставить качать эмоции – или страдать, или быть счастливым. Только в крайних точках художник может генерировать идеи. В Байдарской долине с ее уникальным климатом художники были счастливы и творили шедевры», – говорит Гармаш.

Крым для художников – это особая планета, они туда ездили чистить палитру и прочищать глаз
Олеся Авраменко

«Крым для художников – это особая планета, они туда ездили чистить палитру. И прочищать глаз, поскольку то солнце, те тени, то соотношение форм заставляли иначе посмотреть на мир, на живопись», – считает Олеся Авраменко.

Изменилась ли крымская энергетика сегодня? Есть ли там возможность творить? И какие работы можно привезти с собой? Ответов на эти вопросы украинские художники не дают, ведь поездка на аннексированную территорию – это шаг через себя.

«Все художники – патриоты, они туда больше не едут. Пока мы не сможем вернуть Украине ее территорию, уважающий себя художник туда не поедет. И счастья там такого уже не будет – на чужом несчастье счастья не построишь. Это очень тонкие вещи, но чтобы родить цельный и ценный проект, должно многое сойтись», – говорит Игорь Гармаш.

История и крымское настоящее в инсталляции

Перенести часть крымской истории в центр Киева помогает инсталляция Романа Михайлова «Радиф. Последний ребенок». Она повествует о депортации крымских татар 1944 года. Тогда решением советского руководства тысячи людей со всего Крыма были собраны в грузовые вагоны – их везли преимущественно в Среднюю Азию. Работа Романа Михайлова – это «метафора тяжелых страниц истории, которые придется переворачивать человечеству». Арт-объект – это книга, страницы которой – части товарных вагонов.

Роман Михайлов, инсталляция «Радиф. Последний ребенок»
Роман Михайлов, инсталляция «Радиф. Последний ребенок»

Другая работа автора – о современности. В инсталляции «Соль земли» Роман рассказывает об аннексии Крыма и «утрате украиной части Черного моря, рассматривая эти события как уничтожение чего-то единого через разделение его на мелкие части». На блоках из крымского ракушняка, которые когда-то были частью целого дома, стоят чаши с морской водой. По задумке автора, к концу выставки вода испарится, а на дне посуды, из которой теперь никто не будет есть, остантся белый соленой след – символ памяти.

Роман Михайлов, инсталляция «Соль земли»
Роман Михайлов, инсталляция «Соль земли»

Материалы для своих инсталляций Роман искал вне Крыма – после аннексии художник не был на территории полуострова.

«Изначально этот ракушняк был произведен в Крыму. На территорию Украины уже три года ракушняк не завозится, его в свободной продаже нет. Я его нашел на OLX – кто-то распродавал какое-то разрушенное строение, – и мне даже понравилась такая история», – рассказывает художник.

Крымские потери и обретения

Для многих аннексия Крыма – весьма болезненна, и эта ситуация подарила художникам возможность изучать трансформацию общества. Сам по себе полуостров теперь – арт-объект.

Группа GAZ предлагает место для концентрации мыслей. Инсталляция «Тупик место подумать» – это огромная пляжная раздевалка, увенчанная ореолом колючей проволоки.

Группа GAZ инсталляция «Тупик место подумать»
Группа GAZ инсталляция «Тупик место подумать»

«Видя этот «Тупик место подумать», сразу понимаешь, что та роскошь, то счастье, то прекрасное творческое состояние – оно грубо прервано. Но, конечно, все мечтают о том, что все вернется на круги своя, встанет на свои места и, наверное, жизнь возобновится в этом крае для нас», – рассказывает о своих ощущениях Олеся Авраменко.

Пленэр современного искусства Kyiv Art Fort 2017 принимает гостей под открытым небом на территории Национального историко-культурного музея «Київська Фортеця» до 14 мая.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG