Доступность ссылки

Когда Владимир Путин в последний раз баллотировался в президенты России в 2012 году, он особо отметил, что судьба России не должна зависеть от одного человека.

Менее чем два года назад Вячеслав Володин, сейчас являющийся спикером Госдумы России, а ранее бывший в Кремле заместителем руководителя администрации президента, заявил, что «сегодня нет России, если нет Путина».

Эти два совершенно противоположные высказывания в самых высоких эшелонах российской властной элиты демонстрируют фундаментальный парадокс позднего путинизма.

Путин, конечно, систематически ‒ и часто безжалостно ‒ концентрировал власть в своих руках.

Со времен Сталина судьба России никогда так не зависела от одного человека

​В этом году он стал лидером России, дольше других правящим со времен Иосифа Сталина, и со времен Сталина судьба России никогда так не зависела от одного человека.

Россия, безусловно, еще долго будет существовать после того, как Путин сойдет со сцены. Но будущее политической системы, которую он создал, и отношений между патроном и клиентом, которые сделали его ближайшее окружение таким богатым и могущественным, выглядит менее очевидным.

И пока Путин готовится к тому, что многие в Москве называют его последней президентской кампанией, есть много тех, кто в кругу кремлевского лидера обеспокоен тем, что их незаменимый человек превращается в так называемую «хромую утку».

Издание The Economist отмечает, что «как либеральные реформаторы, так и консервативные традиционалисты» называют Путина «царем 21-го века». И чем сильнее он становится, тем сложнее он «сможет справиться со своим правопреемством».

Мало кто сомневается, что Путин начнет свой четвертый президентский срок в марте. Но мало тех, кто представляет себе, что произойдет дальше.

Журнал The Economist, на обложке которого изображен президент России Владимир Путин с заголовком «Родился царь». Франция, Страсбург, 28 октября 2017 года
Журнал The Economist, на обложке которого изображен президент России Владимир Путин с заголовком «Родился царь». Франция, Страсбург, 28 октября 2017 года

​«И страх будет расти, что, как и другие российские правители, царь Владимир оставит после себя турбулентность и переворот», ‒ отмечает The Economist.

Пожизненный лидер?

Неудивительно, что всерьез началась московская игра слухами, спекуляциями и утечками информации о будущем капитальном ремонте российской политической системы ‒ таком, что позволит сохранить Путина у власти пожизненно.

Владислав Иноземцев, основатель и директор Центра исследований постиндустриального общества, недавно написал на портале Snob.ru, что существует высокая вероятность того, что будут попытки ввести определенную конституционную реформу, которая превратит Россию в «парламентскую республику», в которой Путин смог бы «править до конца своих дней» как премьер-министр.

«Я бы оценил вероятность таких изменений до 2024 года в более чем 50 процентов ‒ и они вполне могут быть реализованы после выборов в Думу в 2021 году», ‒ написал Иноземцев.

Аналогичный прогноз почти одновременно сделал и политический аналитик Евгений Минченко, предсказания которого отличались лишь деталями того, как Путин будет удерживаться у власти.

В последнем выпуске отчета так называемого «Политбюро 2.0», который является широко читаемым, о состоянии российской элиты Минченко писал, что переговоры о преемнике должны серьезно начаться после выборов в Думу в 2021 году, и для Путина, вероятно, создадут пост-президентский пост, который будет похож на «российского аятоллу».

Президент России Владимир Путин в Кремле, 1 октября 2015 года
Президент России Владимир Путин в Кремле, 1 октября 2015 года

Более того, в недавнем анализе издания «Русский монитор» отмечается, основываясь якобы на утечках информации из сообщений и социальной медиаплатформы Telegram, что Володин продвигает план создания нового «Российского государственного совета» китайского образца, который стал бы главным исполнительным органом страны.

Путин тогда стал бы председателем совета, что превратило бы его в пожизненного верховного правителя России.

Путин «стал бы не просто президентом Государственного совета, но и духовным и национальным лидером России», ‒ говорится в публикации.

Как отметил в своем блоге давний наблюдатель за Кремлем, бывший чиновник Государственного департамента США Пол Гобл, «без четких источников трудно сказать, насколько можно верить» подобным заявлениям.

Но их распространение очень показательно.

Воспоминания с 2007 года

Конечно, мы это уже проходили. Когда заканчивался второй срок Путина 10 лет назад, было немало спекуляций о том, что Кремль готовил схему для того, чтобы сохранить Путина у власти пожизненно.

В ноябре 2007 года делегаты из разных уголков России вышли на хорошо организованную акцию протеста в Твери, заявляя о своей верности Путину и призывая его остаться у власти.

Дмитрий Медведев (слева) и Владимир Путин. Москва, 22 июня 2017 года
Дмитрий Медведев (слева) и Владимир Путин. Москва, 22 июня 2017 года

​В конце концов, конечно, чтобы обойти конституционный запрет на три срока подряд, Путин решил временно передать президентство Дмитрию Медведеву, стать премьер-министром на четыре года и впоследствии вернуться в Кремль в 2012 году.

И, как отмечает оппозиционный журналист и политический комментатор Олег Кашин, смена Путина-Медведева в 2008 году и Медведева-Путина в 2011-12 годах фактически уничтожила идею надежного правопреемства и превратила ее в «фарс и пародию».

Кашин отметил, что если бы Путин покинул офис и назвал правопреемника, «никто бы не поверил ему», потому что все вспомнили бы, как это обернулось в 2008-11 годах.

«Возможно, только осуждение и заключение Путина убедили бы номенклатуру и общество, что все серьезно», ‒ добавил он.

Проклятие правопреемства

Правопреемство уже давно является ахиллесовой пятой высоко централизованной и глубоко персонализированной политической системы России.

Династические правопреемства царской России не всегда были безупречными.

И хотя три последних советских правопреемства после смерти Леонида Брежнева в 1982 году были достаточно гладкими, они были исключением.

СССР прошел через два затяжных, грязных и жестоких перехода ‒ от Ленина к Сталину и от Сталина у Хрущеву ‒ и один действенный дворцовый переворот, когда Хрущев был освобожден и заменен Брежневым, прежде чем Политбюро и Центральный комитет были в состоянии фактически институционализировать этот процесс.

И назначение Борисом Ельциным Путина своим преемником в 1999 году, и «коронация» Путина в жестко «обставленных» выборах в следующем году фактически подорвали любое понятие о правопреемстве путем демократического процесса.

Более того, под руководством Путина Россию эффективно лишили институционализации, что означает, что любой переход после Путина будет, скорее всего, турбулентным.

«Путин загнал себя в тупик. Он слишком близко привязал судьбу системы к своей личной, а именно поэтому режим обречен», ‒ считает Кашин.

И любое из этих «решений», имевших целью сохранить его правление до 2024 года, только отложит во времени такую неизбежность ‒ поскольку Путин, которому исполнилось только 65 лет, конечно, является смертным.

«Приведет ли смерть Путина к борьбе за власть и, возможно, даже к насилию? Какие именно партии стали бы участниками этой борьбы?» ‒ спрашивает политолог Стивен Фиш в недавней статье в научном журнале Journal of Democracy.

«Несмотря на старательное переживание насчет стабильности и последовательности, россияне и понятия не имеют, кто будет руководить ими завтра в случае, если их лидер умрет сегодня. Путин и сам, возможно, не знает».

Брайан Уитмор, обозреватель Радио Свободная Европа/ Радио Свобода в Праге, автор англоязычного блога «Вертикаль власти» Follow @PowerVertical

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации ‒ на сайте Radio Free Europe/Radio Liberty

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG