Доступность ссылки

Компенсация отсталости: отравление Скрипаля и работа спецслужб России


Место отравления Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери. 8 марта 2018 года

Резонансное покушение на бывшего полковника российского ГРУ Сергея Скрипаля в Великобритании в очередной раз показало истинное лицо нынешнего российского руководства и обострило вопрос противодействия спецслужбам России. Проанализируем этот инцидент, учитывая масштабную картину противостояния спецслужб на фоне растущей российской угрозы.

Козырь в рукаве

Спецслужбы всегда были козырем в арсенале России. Кремль, осознавая технологическую отсталость от Запада в производстве современных вооружений, пытается компенсировать этот разрыв за счет спецслужб.

Кремль, осознавая технологическую отсталость от Запада в производстве современных вооружений, пытается компенсировать этот разрыв за счет спецслужб

Именно они стали краеугольным камнем всей современной агрессивной политики Москвы. Офицеры российских спецслужб пытаются работать с политикумом и обществами других государств, использовать слабые стороны демократий для воздействия на внутренние процессы (как это произошло на последних президентских выборах в США); они осуществляют подготовку к проведению политических, информационных или военных акций ‒ или комбинации их, более известной как «гибридный» сценарий.

Однако, хотя Кремль и прилагает значительные усилия для укрепления связки ФСБ/СВР/ГРУ (Федеральная служба безопасности, Служба внешней разведки, Главное разведывательное управление – КР), они страдают от системной профессиональной деградации и кадрового голода.

Тем не менее это пока не влияет на их эффективность, которая объясняется не столько высокой квалифицированностью кадров, сколько наличием выписанных еще в советское время общих шаблонов проведения операций.

Именно по этим шаблонам и продолжают работать российские спецслужбы, чьей мишенью недавно стал едва ли не весь цивилизованный мир.

Эффективность российских спецслужб объясняется не столько высокой квалифицированностью кадров, сколько наличием выписанных еще в СССР общих шаблонов проведения операций

Так, только в Великобритании, начиная с 2006 года было зафиксировано не менее 14 странных смертей лиц, связанных или с Россией, или с работой на российском направлении в британских спецслужбах. Большинство этих дел до сих пор не закрыты, преимущественно по причинам чрезвычайной сложности расследования таких инцидентов, однако российский след в них прослеживается очень четко.

Резонансное отравление бывшего полковника российского ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери доказывают, что размах агрессивной деятельности спецслужб России не уменьшается.

Кроме очевидной угрозы британской безопасности, это убийство может стать образцом будущих террористических атак в других странах ‒ учитывая использование нервно-паралитического газа «Новичок», два основных компонента которого являются токсичными и их трудно обнаружить.

Спецслужбы России под прицелом Запада

Вашингтон уже начал обращать усиленное внимание на деятельность российских спецслужб ‒ особенно учитывая то, что с окончанием Холодной войны внимание США и Запада было приковано к совершенно другим угрозам.

Украинская и сирийская авантюры Путина и стали тем «холодным душем», который окончательно смыл иллюзии постбиполярного партнерства с Москвой.

Конгресс США инициировал собственное расследование того, как американская разведка «пропустила и/или недооценила» вмешательство Кремля в сирийский конфликт. Еще раньше конгрессменов и сенаторов заинтересовали подробности незаконной российской аннексии Крыма и модернизации военной инфраструктуры полуострова, упущенного американскими разведчиками. Масла в огонь добавило также вмешательство России в выборы американского президента.

Вслед за Вашингтоном угрозу увидели и европейские союзники ‒ они признали, что с окончанием Холодной войны начали обращать на Россию все меньше внимания как на потенциального противника.

Украинская и сирийская авантюры Путина стали тем «холодным душем», который окончательно смыл иллюзии постбиполярного партнерства с Москвой

Конечным результатом этого стала неспособность «заглянуть в Россию», особенно на оперативном и тактическом уровнях. «Похоже, мы не имеем того партнера, на которого мы надеялись в лице России, поэтому нам следует приспособиться к новой ситуации. И разведывательное сообщество уже начало это делать», – говорил ранее бывший главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе, генерал Филип Бридлав.

Бридлав также очертил направление соответствующих трансформаций разведывательной деятельности Североатлантического альянса, которые продолжаются до сих пор.

Изменение приоритетов знаменовало, в частности, создание совместного Экспертного центра контрразведки НАТО в Кракове (Польша), направленного на усиление координации спецслужб стран-членов, их тесное взаимодействие, наработку общей доктрины контрразведывательной деятельности и повышение квалификации офицеров-контрразведчиков.

Похоже, война спецслужб возвращается, хоть ей не хватает драматизма двухполюсного противостояния, ведь о полноценной Холодной войне сейчас речь не идет ‒ Россия уже далеко не «сверхдержава», как СССР. Однако актуальности ей придает деструктивный курс на восстановление такого противостояния, на котором упорно сосредоточено нынешнее российское руководство.

Для Украины же в этом контексте все острее стоит вопрос реформ собственных спецслужб не только для включения их в систему коллективной безопасности НАТО, но и в первую очередь для защиты украинского государства.

Тарас Жовтенко, эксперт по проблемам национальной безопасности, кандидат политических наук

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радiо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG