Доступность ссылки

Бастионы Севастополя: легендарная батарея Пьянзина или форт «Сталин»


Так сегодня выглядит 365-я зенитная батарея – форт «Сталин»

Есть на Северной стороне Севастополе развалины уникальной в своем роде зенитной батареи, семь с половиной месяцев сдерживавшей натиск немецких войск. Два из трех ее командиров, а также один из краснофлотцев были удостоены звания Героев Советского Союза. 13 июня 1942 года, когда все орудия были уничтожены огнем противника, двадцатидвухлетний старший лейтенант Иван Пьянзин вызвал огонь на себя.

Любили в сталинское диктаторское время присваивать имена партийных вождей городам, колхозам, школам. Но во время Второй мировой военным объектам имена советских лидеров дали… немцы. Так, имя председателя Совнаркома и министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова, настоящая фамилия которого Скрябин, в немецких документах носил командный пункт 110-го зенитного артиллерийского полка – «Форт Молотов». Северный форт, памятник архитектуры XIX века, был обозначен гитлеровцами как «Форт Ленин», а 365-я зенитная батарея – «Форт Сталин». Видимо, немецким военным так было удобнее, ведь легче запоминать известные всем имена политиков, чем номерные обозначения воинских частей противника. Сегодня речь пойдет как раз о форте «Сталин».

Остатки орудийного дворика №2
Остатки орудийного дворика №2

Находится форт на безымянной высоте 60 в районе железнодорожной станции «Мекензиевы горы» на Северной стороне Севастополя. Местоположение для 365-й зенитной батареи было выбрано неслучайно: достаточно просто посмотреть по сторонам, чтобы понимать, какой обзор открывается отсюда. До знаменитой 30-й береговой батареи, которую немцы называли «Форт «Максим Горький-1», – чуть более трех километров на северо-запад. Но если «тридцатка» была вооружена мощными орудиями калибра 305 мм, то форт «Сталин» имел орудия калибра 76 миллиметров. Да и задачи у него были другие – противовоздушная оборона.

Орудийный дворик №1 сохранился не очень хорошо
Орудийный дворик №1 сохранился не очень хорошо

Батарея № 365 была сформирована в Севастополе 1 июля 1941 года и входила в состав 114-го зенитного дивизиона вместе с батареями № 364 и № 366. Через три дня после создания дивизиона он был направлен в Сарабуз (ныне Гвардейское – авт.) для прикрытия находящегося там аэродрома от атак с воздуха. 8 июля 1941 года командование над батареей принял младший лейтенант Николай Воробьев. 30 октября 365-я батарея была переброшена на высоту с отметкой 60,0. Это бывшая позиция 77-й батареи, которая оставила ее еще в августе 1941 года. С этого момента пошел отсчет времени героических сражений форта «Сталин».

Командно-дальномерный пост, под которым находился командный пункт 365-й батареи
Командно-дальномерный пост, под которым находился командный пункт 365-й батареи

В немецких документах сохранилось детальное описание форта «Сталин»: «укрепление представляло собой стандартный «форт ПВО» Севастопольской крепости с четырьмя открытыми двориками для 76-мм орудий. Его позиция была укреплена тремя пулеметными дзотами. Орудия установлены в брустверообразных бетонированных выемках, к которым примыкают закрытые склады боеприпасов. Некоторые установки отстоят одна от другой на расстоянии 40-50 м».

Вид с крыши КДП
Вид с крыши КДП

Далее указывается о наличии ходов сообщения, которые «перекрыты бетоном и снабжены лазами. Примерно в середине позиции расположены помещения для гарнизона и командный пункт. Возле последнего в выемках находится дальномерная установка, имеющая в плане форму полукруга; для воздушного оповещения и для зенитных пулеметов может быть использована небольшая овальная ниша. Вся установка за исключением дальномера заглублена в грунт, ее узкие входы легко замаскированы. Толщина железобетонных перекрытий помещений и проходов составляет 45 см».

Закопченные стены внутренних помещений исписали надписями школьники
Закопченные стены внутренних помещений исписали надписями школьники

Первый командир форта младший лейтенант Воpобьев уточнял позже в своей книге, что «позиция была обнесена проволочным и минным заграждением. Вокруг батареи были разбросаны полевые опорные точки, 20 пулеметных и снайперских гнезд, а также 4 пулеметных ДОТа». 365-я не могла похвастать новейшими орудиями – вооружена она была зенитными пушками системы «Лендера» образца 1915 года калибра 76,2 мм. Оставалось надеяться только на сноровку, быстроту действий и слаженность работы расчетов. И, как показали бои, их воинам батареи было не занимать.

В орудийный дворик №3 осыпается грунт
В орудийный дворик №3 осыпается грунт

27 декабря 1941 года немецкие войска заняли железнодорожную станцию Мекензиевы горы. С этого момента батарею обстреливала не только артиллерия, но и минометы. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах «Утерянные победы» вспоминал: «В боях за упорно обороняемые противником долговременные сооружения войска несли большие потери… острие наступающего клина приблизилось к форту «Сталин», взятие которого означало бы, по крайней мере, овладение господствующим над бухтой Северной наблюдательным пунктом для нашей артиллерии».

Поворотный круг орудия в дворике
Поворотный круг орудия в дворике

До захваченной немцами станции – всего 700 метров, однако 365-й батарее в этих условиях удалось продержаться еще долгих шесть месяцев – беспримерный героизм. 30 декабря 1941 года во время мощного удара противника два снаряда попали прямо в орудийные дворики, два расчета погибли на месте. У одной из зениток был пробит ствол и именно она сейчас экспонируется во дворе музея Черноморского флота.

Памятник «Взрыв» создан из осколков снарядов, найденных на территории батареи
Памятник «Взрыв» создан из осколков снарядов, найденных на территории батареи

31 декабря 1941 года, когда враг был уже на территории батареи, лейтенант Воpобьев приказал всем уйти под землю в укрытия и вызвал огонь советских батарей на себя. Этот бой в ходе второго штурма немецкими войсками Севастополя сейчас считается хрестоматийным и рассматривается в военных учебниках.

Табличка на памятнике «Взрыв»
Табличка на памятнике «Взрыв»

Евгений Игнатович в своей книге воспоминаний «Мы защищали небо Севастополя» описывает последние дни батареи: «Третий штурм Севастополя батарея встретила в трехорудийном составе (ей были переданы две зенитки расформированной 364-й батареи). Форт «Сталин» свой последний бой принял без старшего лейтенанта Воpобьева. Командир 7 июня 1942 года был тяжело ранен в голову и эвакуирован в Новороссийск».

Памятник воинам 365-й батареи
Памятник воинам 365-й батареи

«8 июня, – пишет Игнатович, – командование принял лейтенант Ефим Матвеев, но ненадолго – 9 июня, во время боя, прямым попаданием снаряда было разрушено перекрытие, под которым он находился. Когда лейтенанта извлекли из завала, он ничего не слышал и очень плохо видел. Санинструктор Пономаренко перочинным ножом без наркоза ампутировал командиру руку из-за опасности гангрены. Ефим Матвеев был отправлен в тыл». Останки Степана Пономаренко и еще двух краснофлотцев были обнаружены случайно в 2016 году при прокладке электрического кабеля. Пономаренко был опознан по медали «За боевые заслуги», которую получил за декабрьские бои 1941-го, в ходе которых вынес с поля боя 13 товарищей и спас им жизнь.

Не так давно памятник и прилежащую территорию приводили в порядок
Не так давно памятник и прилежащую территорию приводили в порядок

Следующим и последним командиром героической батареи стал старший лейтенант Иван Пьянзин. В военной сводке указано, что 10 июня он прибыл на батарею вместе с двумя матросами. Вы себе представляете это самое «прибыл»? Под шквальным, местами перекрестным, огнем противника. Передвигаться, скорее всего, пришлось ночью. Мог ли думать он, 22-летний парень, что жить ему останется с того момента всего трое суток?

На геодезическом знаке триангуляционного пункта вывешен красный флаг с наименованием воинской части времен войны
На геодезическом знаке триангуляционного пункта вывешен красный флаг с наименованием воинской части времен войны

13 июня 1942 года 365-я приняла последний бой. Начиная с 3:00 шли массированные атаки пехоты и бронетехники противника. К полудню все орудия батареи вышли из строя. Продолжая обороняться, Иван Пьянзин вызвал огонь на себя. Почти все оставшиеся защитники форта «Сталин» погибли от снарядов своих же батарей. Краснофлотец Петр Липовенко, которому удалось выйти живым с позиции 365-й, погиб в бою на соседней батарее.

Эти фундаментные блоки были привезены на участок для постройки дома
Эти фундаментные блоки были привезены на участок для постройки дома

Батарея, которую теперь часто называют батареей Пьянзина, стала единственной в истории: сразу трое воинов удостоены звания Героев Советского Союза. Это Николай Воробьев, Иван Пьянзин и Петр Липовенко. Известно, что личный состав батареи насчитывал 120 человек, 68 из них уже перезахоронили у мемориала. Имена лишь некоторых удалось установить. Поисковые работы на этой территории проводятся с 1996 года.

От строительной бытовки до памятника – метров пятнадцать
От строительной бытовки до памятника – метров пятнадцать

Сейчас 365-я батарея выглядит не так, как после войны. На ее месте было построено новое сооружение – командный пункт железнодорожного артдивизиона. Но, если нагуглить в интернете немецкие планы форта «Сталин», можно без труда найти все четыре орудийных дворика и командно-дальномерный пост (КДП). Сохранившиеся внутренние помещения имеют неприглядный вид: закопченные стены исписаны надписями вроде «11-А» или «9-Б» с вариациями имен и прозвищ школьников. За последние десятилетия вокруг выросли дачные домики.

Брошенные находки при раскопках на территории батареи
Брошенные находки при раскопках на территории батареи

В апреле Севастополь был взбудоражен новостью: некие граждане начинают строительство на территории возле 365-й батареи, уже завезли фундаментные блоки и поставили бытовку метрах в пятнадцати от памятника погибшим воинам. Но, как выяснилось, земля была выделена при Украине совершенно законно, а являющиеся застройщиками родные братья вообще этот участок купили. После разбирательств российское правительство города предложило им выделить землю в другом месте. Жилые дома возле огневых точек в городе-герое – не редкость, я об этом писал уже, но возле форта «Сталин» еще десятки непогребенных бойцов лежат в земле. Строить на костях – ничего хорошего из этого не выйдет.

Снаряд на лавочке возле памятника воинам 365-й батареи
Снаряд на лавочке возле памятника воинам 365-й батареи

Земля в округе батареи буквально напичкана металлом. Из осколков найденных здесь снарядов совместными усилиями поисковиков, руководства города и небезразличных жителей города-героя установили памятный знак «Взрыв», на котором увековечены фамилии трех командиров батареи.

На скамейке в тени деревьев рядом с памятником воинам 365-й батареи буднично лежит снаряд. А в одной из ям, оставшихся после последних раскопок, ненужные, возможно, находки: корпус авиационных часов, куски кожаных ремней, амбушюр от головных телефонов. И металл, металл, металл, щедро политый кровью одних из последних защитников Севастополя.

Евген Жук, блогер из Севастополя (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG