Доступность ссылки

Боль людей, у которых отняли дом: книга о трагедии и чувствах крымчан


Есть авторы, даже среди журналистов, которые считают, что репортаж – простой и легкий жанр. Смотри себе на все стороны и пиши, что видишь. Это характерно не только для студентов первых курсов факультетов журналистики. Но репортаж – сложный жанр, потому что репортер должен уметь видеть не поверхностно, уметь за внешностью различать суть, смысл, содержание социальных процессов, показать их глубину. Это сложная наука, которую до конца постигают только мастера жанра.

В качестве репортера-международника украинская журналистка Наталья Гуменюк объездила более 60 стран. На ее счету материалы об «арабской весне», итогом которых стала книга «Майдан Тахрір. У пошуках втраченої революції» (2015). А теперь уже и книга репортажей «Загублений острів» – о процессах, сопровождавших аннексию и оккупацию Крыма. Но если знакомиться с содержанием книги по названиям глав, как делают опытные книгочеи, то начинаешь понимать, что автор в описаниях событий вытягивает их сущность, проводит читателя через человеческие чувства и эмоции, что и ценно в репортаже. Вот перечень эмоций, сопровождающих взгляд автора, фиксирующий событие: первое – это «Шок», далее по порядку – «Смятение», «Страх», «Гнев», «Отвага», «Боль», «Одиночество», «Разочарование», и наконец – «Надежда». И это не песня о том, что вижу, это судьбы людей, их трагедии, их боль, их уникальная жизнь и даже их смерть – все то, что принесла в Крым Россия. Это чувства, расположенные в том порядке, в котором они овладевали крымчанами, начиная с 2014 года. Легко описывать радость человека. Можно написать репортаж о любом событии, но попробуйте написать репортаж о боли, об одиночестве, о разочаровании, о человеческом горе – и вы поймете, что тут нужно умение чувствовать и слышать душу человека. Именно с этой целью и ездят сейчас репортеры в Крым.

Наталья Гуменюк
Наталья Гуменюк

Книга Наталии Гуменюк – хронология только по форме, по сути это переживания и размышления человека, умеющего видеть суть вещей. Ее материалы об аннексированном Крыме – это фильмы, телерепортажи, тексты, а потом уже и книга как системное осмысление увиденного. Но в целом это масштабный рассказ о боли, которую переживают крымчане, у которых отняли многое, в том числе построенный своими руками дом и Родину. Это касается и тех крымчан, которые реально выехали из Крыма, и тех, которые остались, поскольку земля, на которой хозяин уже не ты, а пришлые эмиссары – уже не твоя земля, а Родина хоть и твоя, но уже поруганная агрессором, что вдвойне больно…

Сборник репортажей из аннексированного Крыма
Сборник репортажей из аннексированного Крыма

Первый репортаж – это рассказ о ходе «референдума» 16 марта 2014 года. Голосуют люди приезжие, с российскими паспортами, на нескольких участках. Никто не возражает. Репортер показывает кашу в голове избирателей: для них «в России все хорошо, стабильно, Евросоюз точно не пример». По их мнению, люди в Эстонии хуже живут, чем в России, а Сербия пришла в упадок, как только «подписала евроинтеграцию». «Мы: Украина и Крым – одна семья. Но мы лучше отдельно. Хуже не будет».

Сразу же проявляются факты фальсификации: по радио объявили, что проголосовали 80 процентов крымских татар, хотя люди видели, что почти все крымские татары Бахчисарая сидели дома.

Голосование на «референдуме» в Крыму, 16 марта 2014 года
Голосование на «референдуме» в Крыму, 16 марта 2014 года

Всякий раз для разговора с людьми репортеру приходится искать укромные места, поскольку посторонние вмешиваются в разговор и не дают свободно высказываться людям.

Уже в первый день автор замечает ту страшную тенденцию, которая позже углубится и обострится. «Референдум» и «присоединение» вызвали раскол во многих семьях, которые не сошлись во мнении, и позже это приведет к развалу – супруги будут то и дело ссориться из-за аннексии, дети будут уезжать от родителей, старики будут ругать молодых. Даже в родственном общении появятся горькие обвинительные слова – предатель, изменник, коллаборант.

В Севастополе усач в кепке повторяет российский пропагандистский слоган о том, что «в Украине к власти пришли националисты и экстремисты», «они призывают уничтожить всех неукраинцев», «Ярош объявил войну всем москалям».

В то же время – смятение украинских военных, которые ожидают точного приказа, но получают расплывчатые рекомендации действовать по обстоятельствам.

А далее – страх. Убийство Решата Аметова, обыски и аресты, суды, которые опираются на тайные записи прослушек и засекреченных свидетелей, и судят за терроризм людей, у которых никогда не было ни оружия, ни взрывчатки. Обвинение «в планировании захвата власти» мусульман, которые просто обсуждали политические дела в государстве. Оккупационная власть насаждает страх всему населению, крымчане боятся открыто разговаривать, теряют доверие друг к другу.

В книге множество рассказов о переживаниях конкретных людей – Эльмиры Аблялимовой, жены Ахтема Чийгоза, о суде над Ильми Умеровым, о владыке Клименте и его прихожанах в храме Равноапостольных князей Владимира и Ольги, учителей, имена которых не названы в целях безопасности, об Олеге Сенцове, его матери Людмиле Георгиевне, об Александре Кольченко, о работе адвокатов Эмиля Курбединова, Абдурешита Джеппарова, Алексея Ладина, которые защищают оговоренных следствием крымчан.

«Методы давления на крымских татар, – делает вывод автор, – все более напоминают те, которые применяют в российских республиках, где живут мусульмане, – Закавказье, Татарстане, Башкортостане».

Оставаться в Крыму украинцем – это уже отвага

Особая глава – о трагедии Керчи, в которой, по версии российских следователей, которую и сейчас многие подвергают сомнению, Влад Росляков расстрелял своих товарищей по колледжу.

Оставаться в Крыму украинцем – это уже отвага. Если оккупанты крымскотатарские флаги еще терпят, то обладатель украинского флажка рискует быть избитым и ограбленным. Автор детально показывает, как в Крыму преследуется украинский язык. Реалии – последняя украинская газета, малочисленные остатки верующих украинской церкви, вместо музея Леси Украинки в Ялте – жалкий уголочек гениальной поэтессы.

Вполне правомерно Наталья Гуменюк отразила в книге очень важный момент – двойственность «героев крымской весны». Это для легковерных и неосведомленных они в речах выдвигают теорию о самоопределении «народа Крыма», о решающей роли «референдума», о невмешательстве военных и «ихтамнетах». Между единомышленниками они, не стесняясь, говорят о спецоперации по захвату Крыма. Автор приводит выступление Сергея Аксенова на открытии парка «Патриот», где он рассказал, как все было: «…ничего бы не вышло, если бы наш президент Владимир Владимирович Путин лично не руководил этой операцией и лично не принимал решений, от которых зависели судьбы крымчан и севастопольцев… На самом деле это была уникальная операция. Все состоялось настолько быстро, дерзко и нахально, что наши оппоненты не успели опомниться». А всем остальным можно рассказывать о «референдуме»…

Российский глава Крыма Сергей Аксенов
Российский глава Крыма Сергей Аксенов

К слову, другим доказательством того же факта силовой аннексии Крыма является двадцатиминутный фильм «Четвертая оборона Севастополя» о роли адмиралов Олега Белавенцева и Сергея Меняйло, которые руководили операцией, показанный единственный раз в Севастопольской школе № 3 3-го февраля 2016 года. В фильме присутствуют титры: «Фильм предназначен для закрытого показа, демонстрация в СМИ и размещение в интернете строго запрещены». А «герои крымской весны» Алексей Чалый, Сергей Аксенов и Владимир Константинов были не более чем марионетками у «адмиралов крымской весны». Вот вам «ключевая роль крымчан» и «волеизъявление народа Крыма».

Нужно сказать, у этой книги есть такая специфика, что крымчане и некрымчане читают ее по-разному. Для некрымчан это, прежде всего, познавательное чтение, которое поможет понять не только ход событий, но осознать, что представляет собой агрессор, какие его цели и методы действий. В целом книга помогает понять феномен российской агрессивности, к сожалению, не описанный еще адекватно писателями. Пока мы только на начальном этапе. А это тема для тех литераторов, которые пока подрастают, и аннексия Крыма станет для них открытием российского характера с необычной стороны. Раньше тема о русско-украинских войнах была табу для историков и литераторов, но теперь эта тема на слуху у всех. Россия показала свою глубинную сущность ярче всего в Крыму. Российско-турецкие войны, аннексия 1783 года, вытеснение крымского населения и «отжим» всего имущества, уничтожение крымскотатарской интеллигенции, депортация и упразднение автономии, а теперь новая аннексия – круг замкнулся. Что делает Россия? Ничего особенного – уже больше 200 лет реализует «Греческий проект», рвется владеть Средиземноморскими просторами, хотя ХХI век и показывает, что совсем не территории определяют успешность государств. Но Россия – это страна вечного 18 века. Новые ветры обходят Россию стороной.

Россия – это страна вечного 18 века. Новые ветры обходят Россию стороной

Крымчане же будут читать книгу совсем иначе. Это не познавательное чтение, это то, что они пережили, это их эмоции, их боль, их отвага, их разочарование, их одиночество в этом горе. Увидев в книге фотографию памятника так называемым «вежливым людям», я пережил свои чувства, которые были у меня, когда жил в Крыму, и часто фотографировал город. Но чтобы заснять этот апофеоз российской лжи, у меня так и не хватило сил. Я прицеливался, думал, ладно, когда-нибудь пригодится, но всякий раз было мерзко на душе, и так и не хватило сил нажать на кнопку. Я опускал камеру. О какой вежливости вооруженного агрессора и оккупанта может идти речь? Какая девочка? Какой кот? Циничный театр, подлая насмешка над чувствами и над судьбой крымчан. Так же, как и памятник Екатерине II, памятник «ополчению всех времен»…

Памятник «вежливым людям» в Симферополе
Памятник «вежливым людям» в Симферополе

По определению автора многие события в Крыму – это антиутопия, ставшая реальностью. Книгу Наталии Гуменюк надо прочесть многим людям. Тем, кто пережил аннексию – чтобы глубже понять, как все было, а тем, кто не знаком с процессом отжима полуострова, – чтобы знать правду о том, как Россия отнимала Крым.

На русском языке книгу можно прочитать здесь.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG