Доступность ссылки

Россия применяет новый подход в информационной войне ‒ Эмине Джеппар


Эмине Джеппар

Как противодействовать «информационным диверсиям» России на международных площадках, таких, как, например, ежегодное совещание ОБСЕ по вопросам имплементации человеческого измерения ‒ OSCE HDIM? Какие главные вызовы стоят сейчас перед информационной политикой Украины? Об этом Радіо Свобода расспросило первого заместителя министра информационной политики Украины Эмине Джеппар.

‒ Ежегодное совещание Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по человеческому измерению Human Dimension Implementation Meeting, которое с 10 по 21 сентября проходит в Варшаве, показало, что Россия и на этой площадке испытывает свои приемы гибридной войны.

Ежегодное совещание ОБСЕ по вопросам человеческого измерения, Варшава, 10 сентября 2018 года
Ежегодное совещание ОБСЕ по вопросам человеческого измерения, Варшава, 10 сентября 2018 года

Гибридность действий России заключается в том, что она использует все демократические механизмы и принципы против самой демократии.

Россия использует открытость западного мира, его попытки обеспечить плюрализм мнений, защитить свободу слова и права человека ‒ для того, чтобы вводить в заблуждение, отвлекать внимание от реальных преступлений, атаковать европейские ценности и, в частности, подрывать доверие к Украине.

Пользуясь тем, что ОБСЕ дает возможность всем общественным организациям, заявившим о своем желании, участвовать в работе конференции, Россия организовала присутствие там сомнительных структур, выдающих себя за представителей гражданского общества.

Россия использует открытость западного мира, чтобы атаковать европейские ценности

От этих псевдообщественных организаций было не менее 15 выступлений, имевших откровенно антиукраинский характер. Их риторика подтверждает, что Россия сменила тактику информационной войны.

Раньше это было распространение откровенной лжи и фейков, но теперь, когда это перестало работать, начали применять новый подход: «Не верите нам, не верьте и Украине».

То, что российские представители приехали со специальным заданием, было очень заметно, потому что их выступления касались исключительно Украины, и ни слова не было сказано о соблюдении прав человека и принципов свободы слова в России.

‒ Была ли возможность как-то этому противостоять?

‒ Во-первых, мы и представители многих украинских общественных организаций делали это в наших выступлениях. Также мы обращались в регламентный комитет с требованием не предоставлять слово спикерам, называвшим себя представителями «Республики Крым». На одном заседании модератор нас услышал и отменил эти выступления. Но, как оказалось, существуют двойные стандарты в оценке аннексии Россией Крыма. По крайней мере, я так расцениваю тот факт, что на другом заседании модератор предоставил слово представительнице «Общественной палаты республики Крым».

Здесь все наши попытки доказать, что слово «общественный» не может прикрыть собой словосочетание «Республика Крым», ничего не дали.

‒ Возможно, не стоит вообще участвовать в таких конференциях, чьи площадки использует Россия для ведения информационной войны? По крайней мере, такие мысли звучали от некоторых украинских участников этого собрания.

‒ Я всегда за активное действие. То есть, если есть площадка и возможность озвучить нашу позицию, то стоит это делать. Две недели продолжается эта конференция, и Украина присутствует каждый день и доносит свое видение. Это очень важно.

Я думаю, что именно такой должна быть цель нашего участия в таких международных соревнованиях: доносить позицию Украины и противодействовать манипуляциям России.

Но я согласна, что могут быть такие ситуации, когда это сделать невозможно. Если все просто «за гранью», то тогда, конечно, лучше не принимать в этом участия. Но это имеет смысл делать консолидировано, с публичным обоснованием такого шага. Тогда это будет иметь эффект и влияние.

‒ Какие главные вызовы сейчас стоят перед информационной политикой Украины?

‒ Несмотря на положительную динамику индекса свободы слова в Украине, данные о которой мы получаем от авторитетных международных организаций, например, «Репортеров без границ» или Freedom House, нам есть еще над чем работать.

Мне кажется, ключевыми вызовами являются защита права на профессию и безопасность журналиста, а также редакционная цензура. Государственной цензуры у нас нет.

Наша главная задача ‒ балансировать между необходимостью обеспечивать информационную защиту страны и соблюдением принципов свободы слова

Известно, что сейчас самые популярные телеканалы, как развлекательные, так и информационные, принадлежат владельцам или определенным группам, которые имеют политические интересы, что предполагает использование СМИ в своих интересах.

Украина не является идеальной страной, у нас много проблем, но мы движемся в верном направлении. Даже то, что государство никак не организовывало участие в этом совещании ОБСЕ украинских общественных организаций, не влияло на их выступления, а отдельно представляло свою позицию, указывает, что Украина движется по демократическому пути. И это главное.

Но война ставит перед нами большой вызов: эффективно защищаться и при этом сохранить свободное общество.

Наша главная задача ‒ балансировать между необходимостью обеспечивать информационную защиту страны и соблюдением принципов свободы слова.

Эмине Джеппар
Эмине Джеппар

‒ Как это можно делать?

‒ Только разбирая каждую ситуацию, каждый прецедент отдельно. Россия действует гибридно, называет журналистами людей, которые действуют как пропагандисты и проводят информационные диверсии. Противодействуя такому одновременно очень важно обеспечить условия для нормальной работы настоящих журналистов.

Поэтому необходимо разбирать каждый кейс отдельно, исследовать и определяться, с чем имеем дело: с нарушением принципов свободы слова или с противодействием «солдатам» информационной войны.

Так же это касается контента, который распространяется. Например, в кабельных сетях было где-то 85 российских каналов, распространяющих месседжи российской пропаганды. Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания ограничил работу большинства из них. Конечно, Украину сразу обвинили в ограничении доступа к информации. И представители западных организаций тоже. Но мы говорим: «Нет! Это не ограничение доступа к информации, это ограничение распространения пропаганды и месседжей информационной войны против Украины и Запада».

Похожая ситуация с глушением сигналов, поступающих из захваченных российскими оккупантами и пророссийскими формированиями телерадиовышек. Украину обвиняют в ограничении распространения информации. Мы говорим: «Нет! Мы блокируем незаконное вещание».

Нам надо сохранять и совершенствовать этот баланс. Нам надо повышать медиаграмотность потребителя информации и воспитывать критическое мышление. Это то, что даст возможность сохранить открытость и не стать жертвой зомбирования, проводимого кремлевскими СМИ.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG