Доступность ссылки

«Экономика стоит». Как коронавирус и закрытие границы с Китаем ударил по Дальнему Востоку России


На рынке Хабаровска

Федеральная таможенная служба России подсчитала: страна ежедневно теряет около 1 миллиарда рублей из-за падения товарооборота с Китаем. Больше всего страдают приграничные регионы Дальнего Востока. Оценки ущерба на местах разнятся: кто-то считает, что это временные трудности и ущерб легко наверстают, а кто-то уже просит помощи. Но все стороны признают: зависимость российской экономики от Китая есть, и большая, пишет Радио Свобода.

Несмотря на закрытие границ из-за эпидемии коронавируса, на центральном рынке Хабаровска предприниматели из Китая привычно раскладывают товары. Они не уезжали на родину после начала эпидемии и закрытия границ, а потому продолжают работать. Рядом всячески зазывают покупателей продавцы из коренных жителей края. Китайцам десять лет назад запретили торговать на рынке самим. Тогда они оформили ИП на местных жителей, которые с тех пор и продают их товары. Вот только торговля, признаются продавцы, идет не так, как раньше.

Весь день по нулям стоим, китайцы нам просто из своего кармана платят

– Китайцев стало чуть меньше, а покупателей – намного меньше. Иногда стоишь, куришь, а люди вокруг перешептываются: ты че маску не надела, мол, китайцы же рядом совсем! – рассказывает продавец Ирина в одном из ларьков. – Ну, и говорят, что все-таки может с товаром передаться вирус. Вот я недавно распаковывала посылку с товаром – и чувствую, запах какой-то. Без маски работала, и запах такой сильный. Дезинфицируют там их, наверное, чем-то на таможне.

Хабаровский рынок опустел
Хабаровский рынок опустел

В медицинских масках торгуют немногие, большинство предпочитает обходиться без защитных мер. По словам собеседницы, которая не захотела представиться, торговля на рынке вообще "встала".

– Людей немного меньше! Даже не в два раза, а иногда получается, что весь день по нулям стоим, китайцы, которые поставляют нам товар, просто из своего кармана нам пока платят. И на Выборгскую (еще один крупный китайский рынок Хабаровска. – С.Р.) ездила сама недавно, а там на такие огромные площади человек 10 покупателей! Упала торговля вообще, заключает продавец.

– Да и не говори, у меня только 200 рублей сегодня за день! – перекрикивается с коллегой другая женщина.

Китайские предприниматели общаться с прессой не захотели: кто-то вежливо ссылается на незнание языка, а кто-то просто отмахивается. Но по пустующим то там, то здесь павильонам ясно, что торговля и правда уже не та, что раньше.

Товары из Китая действительно занимают серьезную долю дальневосточной экономики. По данным Россельхознадзора, в Россию из Китая каждый год поставляется более 900 тысяч тонн продукции растительного происхождения. Это почти 11% от всего импорта таких товаров в Россию. При этом, согласно данным ФТС, почти 80% поставок фруктов и овощей из Китая приходится на Дальневосточный и Сибирский федеральные округа.

По данным Дальневосточного таможенного управления, за 9 месяцев прошлого года Китай стал основным торговым партнером федерального округа. Из общего товарооборота, прошедшего через это подразделение таможни, из Поднебесной приняли 46,5 процента всех грузов. Среди основных товаров было продовольствие, техника и другие группы товаров. Вывезли же через дальневосточную таможню больше всего товаров в Южную Корею, а товарооборот с Китаем составил всего 22,2 процента.

Эпидемия коронавируса, из-за которой частично закрыта российская граница, хоть и отразится на самом Китае, но там быстро справятся с последствиями, – считает Вадим Заусаев, доктор экономических наук, профессор РАНХиГС. Подсчитывать убытки от закрытия границ для Дальневосточного региона сейчас можно только приблизительно, говорит он.

Подобные расчеты можно делать, исходя из колебания цен

– Подобные расчеты можно делать, исходя из колебания цен. Например: после закрытия границы спрос на наши экспортные товары упал, а значит, снизилась цена. Вот до закрытия границ стоило бревно, грубо говоря, 70 рублей, а теперь подешевело до 50. И если эту разницу умножить на предполагаемый объем поставок – тогда можно получить какой-то приблизительный ущерб. Но это больше приблизительные оценки, а само закрытие, конечно, скажется на экономике. В первую очередь на российской. Я с большим уважением отношусь к китайскому порядку, их реформам и прагматизму. Они – великая держава, вторая экономика в мире, порядок у них мощный, уважение к власти, бизнесу и друг другу. Так что издержки будут, конечно, но они это все быстро преодолеют. Ну и что для Китая наш Дальний Восток с 6 миллионами населения? Мы на них повлиять не можем. А дальневосточная же экономика фактически "стоит". Мы зависим очень сильно: получаем и сельскохозяйственную продукцию, и ширпотреб, и технику. И именно дешевые китайские товары до сих пор сдерживали рост цен.

– Это означает, что импортозамещение на Дальнем Востоке по-прежнему слабо развито?

– Ну, разве мы увеличили производство своих овощей и других продуктов? Посмотрите, поток сельхозпродукции из Китая сохраняется даже сейчас. Кроме того, турпоток, конечно, сократится на какое-то время, шоп-туры временно тоже сойдут на нет, – считает экономист.

Вадим Заусаев, доктор экономических наук
Вадим Заусаев, доктор экономических наук

Туристическая отрасль первой пострадала от эпидемии коронавируса. На прошлой неделе руководитель Профсоюза автотранспорта и дорожного хозяйства Приморья Юрий Пошивайло обратился за помощью к премьеру Мишустину. Около 2000 водителей, которые занимались автоперевозками в Китай, остались фактически без работы. Более того, многие перевозчики брали новые машины и оборудование в кредиты, которые теперь нечем выплачивать.

В Хабаровском крае ситуация пока не столь критична. По словам Анастасии Степашко, председателя правления Союза "Дальневосточное региональное сообщество туриндустрии" зимой турпоток из Поднебесной не такой большой, а вот на летние планы людей ситуация с коронавирусом может повлиять очень сильно.

Сейчас уже ясно, что никто не отправит детей в Китай в нынешней ситуации

– У нас достаточно много туркомпаний, которые работали на въезд и выезд в китайском направлении. Но в Хабаровске пункт пропуска, на который приходится наибольший поток с КНР, – летний, это речной порт. Так что сейчас, даже несмотря на сокращение поездок, нет того основного турпотока из Китая. Главное, что сейчас нас тревожит, – неопределенность ситуации. Неясно, когда это закончится и что будет летом. Например, детские лагеря отдыха, которые мы обычно организовывали, теперь вряд ли состоятся в том объеме. Сейчас уже ясно, что никто не отправит детей в Китай в нынешней ситуации. Притом что цена путевок немаленькая – от 76 тысяч до 154 тысяч рублей, родители уже сейчас думают о летнем отдыхе детей и, скорее всего, предпочтут другие направления, – объясняет Анастасия Степашко.

Помимо Китая может существенно сократиться и южнокорейский турпоток: Роспотребнадзор выпустил недавно рекомендации воздержаться от поездок в Корею.

Ситуация с коронавирусом и ее неопределенность, безусловно, вызывает у нас тревогу

– Ситуация с коронавирусом и ее неопределенность, безусловно, вызывает у нас тревогу, – подытоживает Анастасия Степашко. – Мы ждём начала летнего сезона и опасаемся, что нынешние обстоятельства серьезно повлияют на туристические потоки и приведут к убыткам турфирм и перевозчиков.

В 2019 году в Хабаровском крае работало 213 туристических компаний и 236 гостиниц и отелей. Пик туристического сезона в регионе приходится на июль – сентябрь, так что к этим месяцам и будет видно, насколько эпидемия повлияла на бизнес.

Между тем экономист Вадим Заусаев констатирует: при сохранении товарооборота с Китаем по основным группам товаров на рост цен влияют не только рыночные механизмы, но и спекулятивные стратегии местных предпринимателей.

– Действительно, цены на те же овощи сперва подскочили, а затем снова снизились. О чем это говорит? Просто о том, что наши предприниматели использовали момент: ведь они в большинстве своем работают не от оборотов, а от цены товара. Такое периодически происходит и с другими товарами. Например, получилась задержка поставок гречки: и она тут же дорожает. Если в развитых экономиках при падении спроса снижаются цены, у нас все наоборот – поднимаются, чтобы компенсировать низкий товарооборот ценой. Так что цены у нас растут стабильно.

– Был ли в экономике Дальнего Востока период, когда мы не зависели так сильно от импорта?

– Только при социализме, когда мы ели собственные помидоры и огурцы из наших теплиц. А с 1991 года Китай активно вошел на наш рынок. Они, в отличие от нас, начали еще раньше проводить реформу сельского хозяйства, используя свои резервы. Это и численность населения, дешевая рабочая сила, трудолюбие народа. У людей появился интерес, они начали зарабатывать, излишки продукции "выбрасывать" на рынки России в том числе.

Китайский предприниматель на рынке Хабаровска
Китайский предприниматель на рынке Хабаровска

– На Дальнем Востоке много сельхозземель сдается в аренду китайским аграриям? Какой от этого эффект?

– Дело в том, что у себя дома они плотно занялись экологией, и я уверен, через 10–15 лет полностью решат свои экологические проблемы. А к нам они приходят на арендованную землю. И если у себя они действуют по китайским законам, то у нас – "по понятиям". Здесь производят самую дешевую и "грязную" продукцию, используя всевозможные гербициды и удобрения. Многие аграрии вообще говорят, что после трёх лет выращивания китайской сои земля становится непригодна для сельского хозяйства, теряет плодородие. И вот в Китае этого делать нельзя, а у нас можно. Кроме того, многие россияне, получив участки в аренду, сразу сдают землю в субаренду китайцам. Я часто привожу в пример китайские реформы 1998 года. Долгое время Китай очень страдал от паводков, страшных наводнений, которые участились после вырубок деревьев по берегам рек. И в 1998 году им запретили рубить лес. А бумага-то нужна, лес брать где-то надо. И китайцы пришли к нам: где-то вообще на деляны приходили, грубо говоря, с чемоданом денег, покупали черным налом участки и рубили. У себя же они построили деревообрабатывающие заводы. Я был на одном из них: туда привозят березу из Красноярска, делают клееный брус, потом столы для разделки мяса, и в разобранном виде привозили уже в Германию. В итоге они получали это сырье чуть ли не даром, а продукт продавали дорого. Вот это экономика! Делают конфетку, и все. А у нас безалаберность и о будущем не думают.

– Как вы считаете, может ли Дальний Восток выйти из этой ловушки дотаций и вот такой экономики?

С аренды земель, как сейчас, будут жить чиновники, а население будет уезжать

– Еще возглавляя ликвидированный, к сожалению, Институт рынка, я много писал на эту тему. Москва много говорит о Дальнем Востоке, но делает все несистемно, точечно вкладывает в производства, а деньги чаще всего просто разворовываются и до проектов не доходят. И вот сейчас мы полностью скатываемся в концессионный сценарий нашего развития, где российскому человеку просто нечего делать. Хотя стоит признать, что это самый эффективный сценарий с позиции "затраты – выпуск продукции". С аренды земель, как сейчас, будут жить чиновники, а население будет уезжать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG