Доступность ссылки

«Отношение к врачам хамское»: как увольняют медиков в Москве


По данным профсоюза "Альянс врачей", в Москве продолжаются увольнения медиков, работающих в больницах, где лечат COVID-19. Как сообщила Радио Свобода руководитель профсоюза Анастасия Васильева, в организацию поступило более 200 обращений от врачей, с которыми расторгают трудовые договоры. Медики также жалуются на отсутствие обещанных выплат за работу в сложных и опасных условиях.

Одну из таких историй Радио Свобода рассказал приехавший в Москву из Благовещенска врач-инфекционист Егор Махин. С апреля этого года он работал в новом инфекционном центре для пациентов с COVID-19 – ГБУЗ "ГКБ им. Демихова". 16 июня Махина вызвали в отдел кадров и заставили подписать документ о расторжении трудового договора "по соглашению сторон". Он отказался это сделать, но все равно был уволен. Егор Махин рассказал, что за время своей работы в стационаре он переболел коронавирусной инфекцией, но это ему никак не компенсировали. Кроме того, по словам доктора, он не получил обещанные за работу с больными COVID-19 так называемые "путинские" надбавки – 80 тысяч рублей. После того как он обратился за помощью в "Альянс врачей", руководство больницы организовало против него кампанию травли:

Разговор в отделе кадров велся в очень грубой форме

– В апреле по приглашению Департамента здравоохранения Москвы я прошел собеседование в больнице им. Демихова, и меня взяли работать в новый инфекционный центр, который находится в Вороновском (Новая Москва. – РС). Я начал там работать 15 апреля, и последним моим рабочим днем было 16 июня. В тот день меня пригласили в отдел кадров. Начальник отдела пыталась заставить меня подписать расторжение срочного трудового договора по соглашению сторон. В моем трудовом договоре четко написано, что срок его действия – до особого распоряжения мэра Москвы. Такого распоряжения не было, и насколько мне известно, нет до сих пор. У меня есть аудиозапись этого разговора, который велся в очень грубой форме.

Мне сказали: "Если вы сейчас не согласитесь, мы уволим вас по статье". Я очень удивился, потому никаких нареканий к моей работе не было. У меня две грамоты, хорошие отзывы от пациентов. После этого был составлен акт о несогласии подписания по соглашению сторон. Ничем конкретным это увольнение мотивировано не было.

Благодарность Егору Махину
Благодарность Егору Махину

– Из какой больницы вы туда попали и в качестве какого специалиста работали?

– Я врач-инфекционист. Вообще я из Амурской области, город Благовещенск. Я был в это время в Москве, уже собирался уезжать, потому что здесь началась пандемия, и я подумал: поеду лучше к себе на родину, в инфекционный стационар, помогать. Но тут пришло приглашение от Департамента здравоохранения. Я подумал, что я в Москве сейчас нужнее, потому что здесь высокая скорость распространения этого заболевания. Вот так я и попал в эту больницу.

Доктор Егор Махин
Доктор Егор Махин

– Каковы были ваши условия работы? Была ли у вас защита, делали ли вам тесты?

Я заболел коронавирусной инфекцией. Заведующая сказала, что я просто переутомился

– Тексты ПЦР нам делали один раз, при приеме на работу. Средства защиты поначалу экономили, но одна врач-активист написала жалобу главврачу, и только после этого нам начали давать всю защиту в полном объеме. 29 или 30 апреля я почувствовал себя плохо. Заразился коронавирусной инфекцией. Естественно, я сразу поставил в известность заведующую отделением, перечислил симптомы. Она сказала, что я просто переутомился. На работе я первое время присутствовал не в свои часы, даже перерабатывал, потому что мы не успевали, очень много было работы, большой поток пациентов, и пациенты были тяжелые. В это время и заразился. Заведующая ничего не предпринимала. Я попросил своих коллег из отделения КТ сделать мне компьютерную томографию. КТ показала пневмонию средней степени тяжести.

Надо еще доказать, что ты на работе заразился

Я сообщил об этом заведующей, она предложила мне поехать домой и отлежаться. Я говорю: "Но вы же по договору должны мне оказать квалифицированную медицинскую помощь". Однако в нашей больнице мне никак не помогли. Я поехал общественным транспортом домой, вызвал скорую помощь, у меня взяли мазок, поставили диагноз – коронавирусную инфекцию по КТ, и две недели я лечился дома. С 1 по 15 мая у меня был больничный. После этого я опять вышел на работу. Каждому медику, и врачу, и медсестрам, которые перенесли коронавирусную инфекцию на рабочем месте, полагаются страховые выплаты. Я об этом спросил. А мне говорят: "Надо еще доказать, что ты на работе заразился. Может, ты в метро подцепил". Я подумал, что не буду ничего доказывать, буду работать дальше.

Грамота Егору Махину за подписью Анастасии Раковой
Грамота Егору Махину за подписью Анастасии Раковой

–​ У вас есть понимание, почему они не продлили с вами трудовой договор?

Главврач мне говорит: "Больных нет – денег нет"

– Потому что я не хотел выполнять какие-то поручения администрации. Но чем мог, я помогал. Когда у нас начали сокращать штат, в четвертом отделении не стало дежурных врачей. И дежурство по четвертому отделению перекинули на меня. Но не было никаких трудовых соглашений, ничего. А это экстренная помощь. И я не очень понимаю ситуацию, когда президент Путин говорит с экрана, что "борьба продолжается, что мы выделяем деньги из бюджета", а главврач мне говорит: "Больных нет – денег нет". Вы представляете, что они творят, действуют внаглую.

–​ Сколько они вам должны были заплатить и сколько заплатили в итоге?

Ради чего я должен это прощать? Я приехал лечить пациентов, я шел на риски

– Путинских выплат за июнь у меня до сих пор нет, это 80 тысяч рублей. Деньги, обещанные мэром Москвы, так называемые "собянинские", мне выплатили. Дали зарплату и за те две недели, пока я был на больничном. Это 3800 рублей, ниже прожиточного минимума. Я хочу, чтобы меня восстановили на работе и компенсировали все выплаты за простой. Есть еще один момент – после переговоров в отделе кадров мне нужно было выходить на смену. После всех этих издевательских разговоров я почувствовал, что у меня болит голова. Коллега измерил мне давление – у меня было 170 на 100. Мне, на минуточку, 34 года, я гипотоник, мое давление всегда – 100 на 60. Тогда я его снизил таблеткой, потом обратился к терапевту. Мне поставили диагноз – "гипертонический криз и впервые выявленная артериальная гипертензия". Это от них, понимаете. Ради чего я должен это прощать? Я приехал лечить пациентов, я шел на риски. Из каждого утюга неслось: коронавирус, коронавирус, я перелопатил кучу зарубежной литературы. Приезжаю, как патриот своей родины и пациентов, а здесь такое. Оказывается, бояться надо было не коронавируса, а всей медицинской системы и ее беззакония. Зачем они это делают – я не знаю. Может быть, пытаются сэкономить фонд заработной платы. Не пойму, зачем раскидываться специалистами, ведь COVID еще не побежден до конца, – рассказал врач-инфекционист Егор Махин.

Радио Свобода обратилось в Департамент здравоохранения Москвы с просьбой прокомментировать увольнение Егора Махина и других врачей, работающих с COVID-19 в московских больницах, а также информацию о невыплате денег за работу с коронавирусной инфекцией. На момент публикации материала ответа от ведомства не было.

Руководитель профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева сообщила, что за последнее время организация получила около 200 сообщений от медиков, которых уволили из московских больниц, перепрофилированных для лечения COVID-19:

– Мне звонят люди из разных регионов. Сначала их сюда привезли, пообещав заплатить большие деньги, а потом вот так внезапно сказали всем "до свидания". Два дня назад мы общались с сотрудниками клиники "К-31 Сити", которую лично открывал сам Собянин. Эту клинику уже закрыли, но им ничего не выплатили: ни зарплату, ни собянинские доплаты, выплатили только федеральные.

–​ Чем они это мотивируют?

С точки зрения трудового права в этих больницах абсолютный бардак. Отношение к врачам хамское

– Все врачи заключали срочные договоры. И в срочном договоре, как у Егора Махина, было прямо прописано: он действует до особого распоряжения мэра Москвы Сергея Собянина. Естественно, ни Егор, ни другие коллеги не видели этого распоряжения. Поэтому с точки зрения трудового права во всех этих больницах, открытых или перепрофилированных для борьбы с COVID, у них абсолютный бардак. Трудовых договоров не было. У меня такое чувство, что они делают, что хотят. Вот они решили: все закончилось – мы всех увольняем. Как Егору сказали: денег нет – больных нет. Хотя больные, разумеется, еще есть. Чем они это обосновывают? Да ничем! В 31-й больнице говорят каждую неделю: мы вам заплатим, заплатим – и это продолжается уже месяц . Никому ничего не заплатили: ни больничные, ни собянинские, ни зарплату в принципе. В общем, отношение к врачам абсолютно хамское.

–​ Это происходит только в Москве или из регионов тоже поступают такие сигналы?

Из всех средств защиты у них были только перчатки

– В регионах другая ситуация. Москва – богатейший город, и сюда стеклись медицинские кадры со всей России: сюда привозили врачей и медсестер от Камчатки до Калининграда. Сейчас COVID-19 сходит на нет, и их всех отправляют домой. А в регионах другая история: там не хватает врачей. И там тоже к ним относятся по-хамски: многим не платят, многим не делают тесты на коронавирус, просто работайте и все. У нас даже есть официальный ответ из прокуратуры: прокуратура выяснила, что в одной из больниц заболели и продолжали работать столько-то человек, и из всех средств защиты у них были только перчатки.

То есть этот беспредел везде. Где есть хорошие главные врачи – они сами выбивают деньги, средства защиты, еще что-то, что у них получается. Но в основном это просто такой хаос и боль. Но все врачи молчат и делают вид, что все в порядке.

– Какие уроки должны извлечь российские медики из этой истории?

Они вдруг поняли, что их обманывают

– Эта ситуация хороша тем, что они вдруг поняли – их обманывают. Они не читают документы, которые подписывают, юридически плохо подкованы, и чиновники от медицины этим пользуются. Должны быть организации, которые защищают права врачей, – важно создавать больше профсоюзов. Поэтому главный урок, который, я надеюсь, они усвоили: надо читать документы, надо как-то защищаться, обороняться, чтобы их не обманывали и не поступали с ними по-хамски. Это очень важно. И еще один важный момент – медицина, в которой мы сейчас живем и работаем, просто ужасна. И если случится еще какая-нибудь серьезная инфекция, а ошибки нынешней эпидемии не будут учтены, полягут все – и врачи, и пациенты, – уверена руководитель профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева.

О дополнительных выплатах медицинским работникам, работающим с пациентами, заразившимися коронавирусом, 8 апреля объявил российский президент Владимир Путин. Врачам президент пообещал доплату в 80 тысяч рублей, среднему медицинскому персоналу, медсестрам и фельдшерам, а также врачам скорой помощи, работающим с зараженными коронавирусом – 50 тысяч. Младшему медицинскому персоналу и водителям машин должны дополнительно платить 25 тысяч рублей. Выплаты были рассчитаны на три месяца: апрель, май и июнь. Позднее их продлили на июль и август. Все это время врачи жаловались, что им не выплачивают обещанные деньги или пытаются занизить фактическое время работы с больными, зараженными коронавирусной инфекцией.

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG