Доступность ссылки

Закон VS крымчане: разрешит ли Украина вывозить вещи из Крыма?


Чонгар, административная граница с Крымом

Чонгар, административная граница с Крымом

Крымские правозащитники пытаются обжаловать постановление Кабмина, регламентирующее провоз вещей через админграницу с Крымом. Как повлияло на крымчан правительственное постановление и смогут ли правозащитники добиться его отмены? Об этом говорим с руководителем адвокационного центра Украинского Хельсинского союза по правам человека Борисом Захаровым, замминистром по вопросам временно оккупированных территорий Юсуфом Куркчи и исполнительным директором общественной организации «Правозащитная группа 20 февраля» – Дмитрием Незвиским.

Киевский апелляционный административный суд рассмотрит жалобу «Правозащитной группы 20 февраля» по делу об обжаловании первого пункта украинского постановления № 1035. Точная дата судебного заседания пока неизвестна, но активисты надеются на положительное решение суда. В январе 2015 года вступило в силу постановление Кабмина, ограничивающее поставку товаров и услуг в аннексированный Крым. В частности, правительство Украины позволило провозить на полуостров исключительно личные вещи, которые помещаются в ручной клади или в багаж, а также социально значимые продукты питания и гуманитарную помощь. В конце сентября украинские правозащитники сообщили, что Верховная Рада может внести изменения в постановление Кабмина. Координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник сообщила: активисты борются за изменение списка вещей, которые граждане могут перевозить через админграницу. По словам правозащитников, постановление № 1035 грубо нарушает права человека – например, крымчане, страдающие онкозаболеваниями, не могут обеспечить себя жизненно важными лекарствами, которые запрещены к вывозу. Недавно Одесский окружной административный суд признал противоправными действия представителей херсонской таможни, которые запретили жителю Крыма вывозить на материковую часть Украины личные вещи, не входящие в список разрешенных в соответствии с постановлением Кабмина. Судебный иск поддержали правозащитники Хельсинского союза по правам человека.

– С нами на связи руководитель адвокационного центра Украинского Хельсинского союза по правам человека Борис Захаров. Борис, почему Хельсинский союз поддержал иск к херсонской таможне, запретившей крымчанину вывозить на материк личные вещи? Поддерживали ли вы другие подобные иски?

Захаров: Дело в том, что постановление № 1035 – в том виде, в каком его воспринимает таможня, – нарушает Конституцию, первую статью первого протокола Европейской конвенции, касающуюся права собственности, нарушает закон «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц». Получается, что внутренне перемещенные лица не могут вывозить свое имущество из Крыма. Постановление антиконституционно и противоречит законодательству.

– Вы использовали формулировку «в том виде, в каком постановление воспринимает таможня». Что это значит?

Постановление № 1035 антиконституционно и противоречит законодательству

Захаров: Суд признал, что таможенники не должны забирать то, что не является товаром для коммерческого использования. Если человек вывозит свой холодильник или кровать – он имеет на это полное право.

– В чем заключается ваша позиция: само постановление № 1035 проблемное или же проблема в таможне?

Захаров: Само постановление проблемно, оно и явилось причиной нарушения прав человека. Решение одесского суда прецедентное. Вполне возможно, оно приведет к решению суда уже против самого постановления, к признанию его незаконным.

– Какая формулировка является проблемной в постановлении № 1035?

Захаров: Там очень узкий список разрешенных к ввозу и вывозу вещей. Стоило бы указать, какие вещи нельзя ввозить и вывозить, а не какие можно. Если речь идет о блокаде территории, чтобы удорожить ее содержание для оккупанта, тогда речь должна идти в основном о ввозе в Крым, а не вывозе из Крыма. Это нелогично даже с точки зрения государственной политики, не только прав человека.

Чонгар, административная граница с Крымом

Чонгар, административная граница с Крымом

– С нами на связи замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Юсуф Куркчи. Юсуф, многие правозащитники считают, что постановление № 1035 усложняет переезд крымчанам, которые хотят выехать с аннексированной территории. Согласны ли вы с этим?

Мы работаем над внесением изменений в разные законодательные акты, над отменой закона о свободной экономической зоне

Куркчи: Могу сказать, что документ, который сегодня регулирует пересечение админграницы, разрабатывался в очень сжатые сроки и априори не мог учитывать всех нюансов и полностью урегулировать взаимоотношения на административной границе. Сам факт существования закона о свободной экономической зоне, который очень странным образом регулирует взаимоотношения между физическими лицами и государством, является нонсенсом. Сейчас мы работаем над внесением изменений в разные законодательные акты, над отменой закона о свободной экономической зоне. Таким образом, все подзаконные акты, базировавшиеся на этом законе, будут пересмотрены или отменены, а вместо них предложены иные законодательные акты, которые будут прописаны более разумно и тщательно.

– То есть позиция министерства такова, что постановление №1035 должно быть изменено?

Куркчи: Мы заняли эту позицию с самого начала. Увы, законодательные акты, которые мы сегодня вынуждены менять, разрабатывались не профильными министерствами. Возможно, это повлияло на то, что не удалось урегулировать такую чувствительную сферу.

– Есть ли возможность ускорить процесс? Или же это возможно лишь в судебном порядке?

Мы настаиваем, что в отношении оккупированных территорий были приняты специальные законы, чтобы оперативно реагировать на те или иные вызовы

Куркчи: Иск в суд был подан в марте, а сейчас уже октябрь. И пока есть только решение суда, квалифицирующее действия сотрудников Таможенной службы как неправильное применение той или иной статьи. Напрямую на само постановление это решение суда не влияет. Мы стараемся ускорить процесс, как можем. Но, увы, система взаимоотношений, проектирования и принятия законодательных актов, регламенты занимающихся проблемой органов немного не соответствуют реальности. Мы настаиваем, что в отношении оккупированных территорий и зоны АТО были приняты специальные законы, дающие возможность более оперативно реагировать на те или иные вызовы. Не имея этих механизмов, мы вынуждены играть по правилам, проходить длительные процедуры. Поэтому, если говорить об изменении или отмене постановления № 1035 – это работа всего Кабмина. Если же говорить о законе – то это работа Верховной Рады.

Чонгар, административная граница с Крымом

Чонгар, административная граница с Крымом

– Борис, что вы думаете о позиции министерства по делам временно оккупированных территорий?

Захаров: Я поддерживаю позицию министерства. Мы с коллегами подали в Министерство по оккупированным территориям пакет законопроектов. Он касается изменений к законам и закона об оккупированной территории, изменения закона о свободной экономической зоне «Крым», законов, регуулирующих порядок въезда и выезда, образование, охрану детства и многое другое.

– Я так понимаю, министерство стало заложником бюрократической машины, частью которой оно является?

Захаров: Да. Вообще мы все – заложники бюрократической системы. Более-менее оперативно могут действовать депутаты в парламенте. Законодательные акты могут рассматриваться быстрее, чем если инициатором выступает Кабмин или Администрация президента.

– Получается, судебные иски – единственный способ что-то изменить?

Захаров: Министерство тоже может повлиять, но это долго. Судебные иски, увы, тоже. Наша система не предусматривает оперативного решения проблем, которые всех беспокоят.

– С нами на связи исполнительный директор общественной организации «Правозащитная группа 20 февраля» Дмитрий Незвиский. Дмитрий, вы находитесь на втором этапе обжалования постановления № 1035. Как вы оцениваете шансы на победу?

При попытке запретить экономические отношения с оккупированным Крымом под удар попали обычные граждане

Незвиский: Мы надеемся на законное решение суда, и перспективы хорошие. Мы настроены идти до Европейского суда по правам человека и доказывать всю бредовость постановления № 1035 – в случае, если это не удастся доказать в украинском суде. Мы понимаем, что постановление носит политический характер. Конечно, украинское законодательство не было готово к решению таких вопросов, как взаимодействие с оккупированной территорией, соблюдение прав человека на оккупированных территориях. Когда принимаются такие постановления, никто не учитывает практику Европейского суда по правам человека и вообще европейское законодательство. В принципе, государство имеет право ограничивать права человека в случае военных конфликтов, но это должно осуществляться с учетом общественного интереса.

– Что делать в нынешней ситуации крымчанам, которые хотят переехать на материковую часть Украины и не могут вывезти личные вещи?

Незвиский: Сегодня решить эту проблему невозможно. Поэтому мы максимально форсируем события с нашим судебным иском о признании пункта 1 постановления № 1035 незаконным. Постановление стало ответом государства на действия общественников, на так называемую гражданскую блокаду Крыма. И получилось, что при попытке запретить экономические отношения с оккупированным Крымом под удар попали обычные граждане.

Чонгар, административная граница с Крымом

Чонгар, административная граница с Крымом

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG