Доступность ссылки

Севастополь: «Палата» есть, работы нет?


Севастополь. Иллюстрационное фото. ©Shutterstock

Севастополь. Иллюстрационное фото. ©Shutterstock

Подконтрольная России Общественная палата города Севастополя являлась одним из нескольких российских государственных институтов, процесс создания которого вылился в серьезную проблему для местной власти. Региональный закон на протяжении без малого двух лет несколько раз перекраивался и корректировался и лишь в конце 2016 года, в результате давления на парламент со стороны российского экс-губернатора Сергея Меняйло, документ был принят в реакции последнего.

И даже принятие уставного норматива не позволило местным элитам организовать работу общественно-представительского органа в кратчайшие сроки. Архитектура формирования ОП имела схему 8х8х8, где треть палаты формировали депутаты, вторую треть – губернатор, а оставшуюся восьмерку общественники должны были доизбрать самостоятельно.

Более демократичная (по сравнению с предложением подконтрольного России Заксобрания избирать палату пополам: 50% от депутатов, 50% – от губернатора – КР), казалось бы, конструкция выборов членов палаты была нивелирована несовершенством соответствующего закона.

Особо острой проблемой повестки первых заседаний стала процедура избрания председателя палаты

На первых собраниях органа назначенные общественники подвергали дискуссии любой вопрос, вплоть до того, что именно необходимо считать заседанием палаты, когда и каким образом нужно утверждать ее регламент и выбирать оставшуюся треть персонального состава. Особо острой проблемой повестки первых заседаний стала процедура избрания председателя палаты. На фоне перманентного конфликта двух групп влияния особо выделялись две фигуры: ориентированный на Алексея Чалого Григорий Донец, и человек Сергея Меняйло Евгений Халайчев. В результате, прогубернаторский сегмент ОП перевесил и Халайчев (работающий вместе с экс-министром обороны Украины Павлом Лебедевым – КР) был избран председателем.

Палата есть, работы нет

«В настоящее время какая-либо работа Общественной палаты как единого органа отсутствует, – говорит Крым.Реалии член ОП Илья Киселев. – Люди продолжают заниматься общественной деятельностью (ну, кто-то продолжает, кто-то не продолжает), той, которой они занимались до вступления в орган. То есть консолидированной работы нет. Есть какая-то компромиссная деятельность в комитетах и комиссиях, существующих внутри палаты, но не более того».

Следует отметить, что практически все руководящие должности в рамках ОП заняли люди, представленные экс-губернатором Меняйло либо избранные его восьмью членами. Таким образом, заседание палаты в чем-то похоже на сессии российского Законодательного собрания Севастополя.

«Есть определенное сходство между сессиями Заксобрания и заседаниями Общественной палаты, – рассуждает член палаты Иван Комелов. – По ключевым вопросам голоса депутатов делятся 13 на 11, у нас же, в большинстве своем, присутствует равенство: 12 на 12».

Меж тем, практически сразу после формирования Общественной палаты Севастополя в местных СМИ появилась информация об уголовном прошлом некоторых членов органа, прошедших в его состав по губернаторской квоте. Так, пресса сообщает о криминальном прошлом председателя комиссии по антикоррупционной деятельности Анатолия Лаврика: в 2010 году против него якобы было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 222 УК Украины – мошенничество с финансовыми ресурсами. Схожий ореол уголовной славы приписывается заместителю председателя Общественной палаты Олегу Гасанову, который, по версии журналистов, был осужден в 1995 году по статье 144 УК Украины – вымогательство – на полтора года лишения свободы.

Впрочем, Меняйло факт наличия уголовных дел не отрицал и не подтверждал, сославшись на то, что какие-либо критерии по отбору кандидатов в профильном законе не прописывались. Герои упомянутой публикации также не комментировал факт связи с городским криминалитетом.

Все прекрасно знают об этих публикациях. Но, как говорится, никто из членов ОП свечку не держал, а фактических данных, которые могли бы доподлинно засвидетельствовать уголовное преследованиие кого-то из коллег, предоставлено не было

«Все прекрасно знают об этих публикациях. Но, как говорится, никто из членов ОП свечку не держал, а фактических данных, которые могли бы доподлинно засвидетельствовать уголовное преследованиие кого-то из коллег, предоставлено не было. Поэтому, эта тема на заседаниях палаты не педалируется», – сообщил Илья Киселев.

«Дело Гасанова»

С именем вышеупомянутого Олега Гасанова связан последний крупный скандал, произошедший в стенах палаты. Часть общественников настояла на вынесении на рассмотрение органа вопроса об исключении его из рядов ОП за нарушение кодекса этики.

«На своей странице в Facebook Гасанов регулярно позволял себе некорректные и оскорбительные выпады в сторону Алексея Чалого и Олега Николаева (главы местного отделения «Партии Роста» – КР), а также своих коллег – членов ОП», – заявил Иван Комелов.

Скриншоты высказываний Олега Гасанова в Facebook

Скриншоты высказываний Олега Гасанова в Facebook

Скриншоты высказываний Олега Гасанова в Facebook

Скриншоты высказываний Олега Гасанова в Facebook

Аргументы противников лишения Гасанова членства в ОП сводились к парадигме личных взаимоотношений. По мнению представителя Севастополя в Общественной палате России Ольги Дроновой, причиной оскорблений была личная неприязнь Гасанова к указанным лицам, а кодекс этики распространяется исключительно на выполнение должностных обязанностей, поэтому, по словам Дроновой, поведение Гасанова находилось в рамках установленных нормативов. Сам Гасанов называл процесс против себя «сведением политических счетов».

На соответствующем заседании, прошедшем несколько дней назад, сторонники и противники исключения Гасанова из ОП разделились поровну: 12 на 12

На соответствующем заседании, прошедшем несколько дней назад, сторонники и противники исключения Гасанова из ОП разделились поровну: 12 на 12. Тогда инициативу в свои руки взял председатель Евгений Халайчев, который заявил, что, поскольку нет большинства, голосование можно считать состоявшимся, а решение об исключении – не принятым.

«Эта инициатива Халайчева, по нашему мнению, противоречит закону, – продолжает Комелов. – В законе имеется подробное описание этой процедуры: человек должен быть исключен, если за него подано не менее половины голосов. За исключение проголосовали 12 членов, что точно не меньше половины от общего числа членов ОП».

Необходимо сказать, что данное заседание проходило в условиях «совершенной секретности». По инициативе Халайчева перед его началом из помещения были выдворены все представители прессы, в результате чего процедура голосования никак не фиксировалась.

Тем не менее, группа членов ОП все еще надеется на исключение Гасанова, и, по их словам, постарается нивелировать противозаконное решение председателя.

«Мы уже обратились в Законодательное собрание – к авторам закона, с просьбой истолковать соответствующую норму. И после ответа мы будем настаивать на созыве внеочередного заседания и вновь поднимать этот вопрос», – говорит Илья Киселев.

Иван Комелов также считает работу городской Общественной палаты неудовлетворительной, однако, по его мнению, в скором времени все должно измениться к лучшему.

«На протяжении работы сформированной палаты имеют место регулярные нарушения регламента. Это технические моменты, порядок ведения заседания и тому подобное. За эти нарушения несет ответственность председатель – Евгений Халайчев. Он же их, во многом, и провоцирует. Думаю, в ближайшей перспективе мы займемся тем, чтобы поднять вопрос о совокупности нарушений, допущенных Халайчевым, и будем настаивать, что с этой систематикой нужно что-то делать», – подытожил Комелов.

Текст содержит терминологию, официально используемую на Крымском полуострове.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG