Доступность ссылки

Дилявер Меметов занимается наукой, является аспирантом. Еще совсем недавно он не думал, что судьба заставит его стать активным общественным деятелем – правозащитником. Однако когда после ареста отца он оказался одним из уже многочисленных родственников крымских политузников, Дилявер включился в работу общественного объединения «Крымская солидарность». За свои лидерские качества скоро был выбран в координаторы объединения. О работе «Крымской солидарности», новых арестах и активности российских спецслужб на полуострове Дилявер рассказывает в интервью для Крым.Реалии.

– Дилявер, как Вы считаете, насколько активно российские силовики, в частности спецслужбы, сейчас работают для подавления политического инакомыслия в крымскотатарской среде? Дан ли им полный карт-бланш или все-таки с оговоркой, чтоб не переусердствовали?

Активность спецслужб сегодня «зашкаливает»

– Я думаю, активность спецслужб сегодня «зашкаливает». Вообще 2016 год у них оказался очень насыщенным и «урожайным». Заслужили они таки 13-ю зарплату, да чего там и 14-ю, и 15-ю. Мы видим, что сегодня все хотят запретить. Очень легко придумать такое понятие как «политическое инакомыслие» и махать «шашкой» направо и налево, не щадя ни детей, ни стариков, ни женщин, ни тем более мужчин. Что касается карт-бланша, то этот вопрос не в моей компетенции.

– Какие настроения в среде «Крымской солидарности»? Есть ли поводы для оптимизма?

– Наше объединение выполняет те задачи, которые были поставлены нами ранее, не всегда, правда, в полной мере, как хотелось бы, однако мы работаем над этим. Что касается настроений, то мы стараемся выработать единый взгляд на проблему, тем самым решая проблему с разногласиями.

Поводы для оптимизма, разумеется, есть, поскольку мы как мусульмане понимаем, что все трудности и испытания даны нам Всевышним Аллахом, и непременно придет время конца всех трудностей. Всевышний Аллах говорит в Коране: «Поистине за каждой тягостью наступает облегчение». И мы в это свято верим.

– В связи с окончательным запретом Меджлиса в России, ожидаете ли Вы, что ряды «Крымской солидарности» будут пополняться и родственниками потенциальных будущих политузников из среды активистов Меджлиса?

С запретом Меджлиса, увеличивается количество людей, попадающих под обвинение, штрафы

– К сожалению, мы видим, как с запретом Меджлиса, увеличивается количество людей, попадающих под обвинение, штрафы. Естественно, мы не исключаем возможные в дальнейшем аресты членов Меджлиса. Мы же – как объединение родственников политзаключенных – всегда представляем площадку для людей, которые оказались под политическим прессингом. Конечно, я не могу не сказать про недавние события, а именно новые аресты 12 октября 2016 года в Симферопольском районе. Все по известному сценарию: многодетные семьи остались без кормильцев. Мы непременно, с помощью Аллаха, будем делать все от нас зависящее, чтобы хоть как-то им помочь.

Стоит также отметить, что инициатор общественного движения «Бизим Балалар» («Наши дети») Лиля Буджурова сказала о том, что они будут помогать в опеке детей симферопольских задержанных.

– Собираетесь ли обращаться за помощью по каким-то вопросам к новому депутату Госдумы Руслану Бальбеку?

– Поскольку мы стараемся работать и в правовой области, это встречи с уполномоченными по правам людей, и представителями власти, письма в прокуратуру и Верховный Суд, то мы, возможно, будем рассматривать вариант обращения и к Бальбеку, для получения более ясной картины.

Активистка объединения «Крымская солидарность» Гульсум Алиева

Активистка объединения «Крымская солидарность» Гульсум Алиева

– Представители «Крымской солидарности» выходили с просьбами на муфтия ДУМК (Духовное управление мусульман Крыма – КР) Эмирали Аблаева, получили ли какую-то помощь от него?

– Да, мы неоднократно встречались с муфтием Эмирали Аблаевым, а также с его заместителем Айдером Исмаиловым. Также писали письма, более того – письма, адресованные муфтию, присылались и от самих осужденных. Но, к сожалению, мы видим реакцию муфтията по поводу обысков, арестов, штрафов и всевозможных запретов. Мы все стали свидетелями того, как Айдер Исмаилов, участвуя на конференции ОБСЕ в Варшаве 27 сентября 2016 года, рассказывал о том, как хорошо крымским татарам, забывая о десятках осужденных, похищенных, пропавших и убитых. Поэтому мы не надеемся, на какую либо помощь с их стороны.

– Кроме проекта «Наши дети» и Крымской контактной группы по правам человека, оказывает ли «Крымской солидарности» кто-то помощь? Ведь в Крыму немало общественных и благотворительных организаций, которые, возможно, готовы были бы помочь, если бы к ним обратились.

Сегодня решается вопрос о создании фондов для помощи семьям политзаключенных, а также похищенных и пропавших

– Да, конечно, есть. Это в первую очередь небезразличные люди из числа нашего народа и не только нашего. Мы всех благодарим за их помощь и вклад для наших семей. Говоря конкретно об организациях, то это трудно сейчас определить в силу объективных причин. Но мы не перестаем сотрудничать со всеми, кто хотел бы чем-либо помочь. Так, например, сегодня решается вопрос о создании фондов для помощи семьям политзаключенных, а также похищенных и пропавших.

– Какие настроения в молодежной крымскотатарской среде, начинают ли молодые люди привыкать к новым реалиям?

– Несмотря на все трудности, крымскотатарская молодежь стала более политичной, а значит, переживает за чаяния и проблемы народа.

Сегодня мы видим, как наш народ объединяется, не боясь последствий и угроз. И это, на мой взгляд, естественная и правильная тенденция.

Текст содержит терминологию, официально используемую на Крымском полуострове.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG