Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Назначенный Кремлем руководитель республики Сергей Аксенов взял на себя кураторство над межнациональными отношениями. Сложность заключается в том, что он крайне поверхностно разбирается в таких делах. С начала аннексии крымский «премьер» доверил вопрос интеграции Меджлиса и Курултая в российское политическое поле своим подчиненным. Они с треском провалили всю работу.

Сергей Аксенов заявил на встрече с главой «госкомитета» по делам национальностей Зауром Смирновым, что он лично намерен курировать сферу межнациональных отношений. До недавнего времени такими вопросами формально занимался «вице-премьер» Руслан Бальбек, но на последних выборах он получит мандат депутата Госдумы.

Межнациональные отношения – одно из самых приоритетных направлений, которое требует пристального внимания Республики Крым

«Межнациональные отношения – одно из самых приоритетных направлений, которое требует пристального внимания Республики Крым. В связи с этим я принял решение взять кураторство на себя. Мир, межнациональное согласие, а также уважение друг к другу – основа нашей межнациональной политики. И все, кто на этом поле собирается паразитировать, будут иметь очень агрессивного оппонента в моем лице», – заявил Аксенов.

Ирония ситуации заключается в том, что господин Аксенов крайне поверхностно разбирается в национальных вопросах. Кремль и его крымские сторонники разрабатывали стратегию в отношении крымских татар «по ходу пьесы». Никакого целенаправленного плана у них не было. Они изначально совершили концептуальную ошибку, «размазав» национальную политику на несколько уровней принятия решений и ответственности за них. В первые полтора года аннексии сформировалось несколько политических линий в отношении коренного народа. Кремль пытался их реализовать одновременно, что привело к разброду, шатаниям и не дало вообще никакого результата. Крымские татары презирали новую «власть», и продолжают ее презирать.

В начале аннексии Олегу Белавенцеву казалось, что крымскотатарский Меджлис можно в краткие сроки вмонтировать в политическое поле «российского» Крыма

Итак, стоит детализировать, какими именно способами новая власть пыталась привлечь коренной народ на сторону Кремля. Первое – тактика, которой руководствовался бывший путинский полпред на полуострове Олег Белавенцев. Суть ее простая: часть национальной элиты запугать, часть – купить, предложив должность с громкими названиями и ограниченный доступ к бюджетному пирогу. В начале аннексии путинскому сатрапу казалось, что крымскотатарский Меджлис можно в краткие сроки вмонтировать в политическое поле «российского» Крыма. Для этих целей в качестве переговорщиков активно использовали руководство Татарстана и российских мусульманских деятелей. В итоге на свою сторону удалось перетянуть только муфтия Эмирали Аблаева и некоторых функционеров представительного органа.

Второе направление – тактика «спикера» Владимира Константинова и его заместителя Ремзи Ильясова. Оба персонажа мнили себя большими специалистами в межнациональных вопросах. Они полагали, что коренной народ можно относительно легко загнать в «стойло»; и запугивать никого не придется. Достаточное будет предложить квотное представительство во «власти» и назначить известного крымского татарина и высокий пост в «госсовете». Именно по этой логике нелегитимный крымский парламент 11 марта 2014 года принял постановление о так называемых гарантиях для коренного народа. Лейтмотивом документа был пункт о предоставлении ему 20%-й квоты во «власти», гарантированное представительство в местных советах, и признание системы Курултай-Меджлис. Главным крымским татарином назначили Ремзи Ильясова. Окружению Константинова казалось, что он на посту «вице-спикера» сможет склонить на свою сторону делегатов Курултая и провести полную перезагрузку Меджлиса.

Крымскотатарские деятели, обладающие хоть каким-то авторитетом среди соотечественников, в «Къырым» не пошли

Третье – многочисленные «хитрые планы» от Руслана Бальбека. Затея Константинова с «коронацией» Ильясова забуксовала, а силовые методы Белавенцева не дали желаемого результата. Коренной народ замкнулся в себе. Бальбек использовал технологии фальшивого демократизма, что вылилось в создание движения «Къырым» во главе с Ильясовым. В теории все выглядело прекрасно, но на практика затея провалилась. В указанную структуру добровольно-принудительно загоняли чиновников-крымских татар. Они лишь имитировали бурную деятельность, понимая, что соотечественники негативно относятся к попыткам создать ручной национальный съезд. Крымскотатарские деятели, обладающие хоть каким-то авторитетом среди соотечественников, в «Къырым» не пошли. Пытаясь продемонстрировать Кремлю прогресс, Бальбек и Смирнов инициировали объединения ильясовского движения с общественной организацией «Къырым бирлиги» Сейтумера Ниметуллаева. В самый неудобный момент он кинул потенциальных компаньонов, заявив о создании собственного представительного органа крымских татар.

«Глава» республики Аксенов поддерживал все три политические линии, совершенно не понимая, что его соратники и подчиненные пытаются одновременно убежать в разных направлениях. Сначала он вместе с остальными пытался склонить на сторону России руководство Меджлиса, потом объявил Ремзи Ильясова «национальным лидером». В итоге Белавенцев благополучно покинул полуостров, перебравшись на Северный Кавказ; «спикер» Константинов дистанцировался от крымскотатарских вопросов; Руслан Бальбек отправился в Госдуму. Среди разоренного «межнационального хозяйства» остался лишь Сергей Аксенов.

Сергей Стельмах, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG