Доступность ссылки

Ислам категорически запрещает мусульманам выступать против единоверцев на стороне немусульман. По мнению многих ученых, такие действия влекут автоматический выход из религии. Более либеральная точка зрения – подобные поступки являются тяжким грехом. Общечеловеческая позиция – это предательство. Как бы мягко не судили Эмирали Аблаева за его донос на единоверцев в ФСБ России, он для мусульман является человеком падшим, изгоем.

Опубликованная копия обращения Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя к ФСБ не стала откровением для тех, кто следит за деятельностью Крымского муфтията в последние два с половиной года. Сотрудничество с российской властью после аннексии автоматически подразумевало сотрудничество с российскими спецслужбами. Вот только форма их «дружбы» – донос – у многих крымских мусульман вызывает негативные эмоции и нежелание практиковать религию там и с теми, кто стучит в ФСБ. Этот результат российскую спецслужбу радовать не может – Лубянке нужно не просто подконтрольное духовное управление, а одновременно подконтрольное и пользующееся доверием рядовых верующих. С контролем все в порядке, а вот говорить о доверии теперь не приходится. Конечно, найдутся и те, кто поддержит Аблаева в борьбе с «Хизб ут-Тахрир» и сектантами-хабашитами. Но в глазах большинства сам факт доноса окончательно подорвал и без того небезупречную репутацию муфтия.

Донос за подписью Аблаева в ФСБ – закономерный результат: если муфтий не способен победить оппонентов в религиозном диспуте, он жалуется на них тому, у кого сегодня власть

Аблаев появился в крымскотатарском политикуме по инициативе лидеров народа. Он не является богословом, знатоком религии. Просто свой человек, удобный, возможно даже зависимый из-за отсутствия авторитета среди верующих. Очевидно, что он разделял мнение лидеров Меджлиса о месте религии в жизни крымскотатарского сообщества. Традиционно руководители национального движения считали ислам одной из многих составляющих идентичности народа. Одно дело, когда так считает политик, другое – когда религиозный лидер. Он обречен на роль исполнителя чужой воли. Сегодня в Крыму господствует воля, враждебная мусульманам полуострова. Так что донос за подписью Аблаева в ФСБ – закономерный результат: если муфтий не способен победить оппонентов в религиозном диспуте, он жалуется на них тому, у кого сегодня власть.

Скандал в связи с фактом «стукачества» Аблаева напомнил об идее Мустафы Джемилева создать крымскотатарский муфтият на материковой Украине. Скоро год, как идея прозвучала, но реальных шагов пока не видно. Аблаева избирал Курултай, то есть полномочные представители всего народа. Альтернативой ему могут стать знатоки религии, которые, возможно, и не очень известны среди простых мусульман, но пользуются авторитетом среди ученых. Среди крымских татар, которым от тридцати до сорока лет, есть несколько человек, получивших образование в авторитетных вузах Саудовской Аравии, Ливана, других государств, где традиционно исповедуют эту религию. Они посвятили себя изучению религиозных дисциплин, преподаванию, публицистике.

Религиозный лидер из их числа едва ли согласится на роль помощника национального лидера или главы Меджлиса. В тоже время нереально создать новый муфтият на материке и избрать его достойного лидера без поддержки Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова. Готовы ли они сделать выводы из своей давней ошибки по имени «Эмирали-хаджи» – станет понятно до конца 2016 года. Но прежде политики должны ответить на вопрос: запущенная завоевательницей Крыма Екатериной Второй форма «духовных управлений» и в 21 веке остается актуальной для мусульман?

Анвар Деркач, журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG