Доступность ссылки

Наша встреча с Андреем Щекуном начинается с угощения – яблоки из Винницкой области привез Анатолий Ковальский, с которым Щекун был в плену «самообороны» на территории оккупированного Крыма. После аннексии многие из тех, кто поддерживал украинское движение на полуострове задолго «до» и «во время» событий начала 2014 года, были вынуждены уехать на материковую Украину. Андрей Щекун живет в Киеве и занимает должность генерального директора «Национального газетно-журнального издательства», тем самым развивая и популяризируя украинскую культуру. На столе чиновника особая гордость – свежий, сорок третий выпуск газеты «Кримська Світлиця».

«Против нас выступала целая армия государственных чиновников»

Рожденный во Львовской области, в детстве Андрей Щекун часто посещал Крым по показанию врачей: они рекомендовали для укрепления здоровья южный климат. В юности принял решение ехать учиться в Крым. Позже с полуостровом связала семья: жена-крымчанка и трое рожденных здесь сыновей.

Активную общественно-политическую жизнь студент факультета украинской филологии Андрей Щекун начал с участия в молодежном братстве «Зарево». «Это была наполовину подпольная организация украинских националистов», – говорит он.

Нам говорили: нет желающих учиться на украинском языке, нет мест, нет школ, нет учителей. Это был сплошной саботаж всего украинского

А с 1996 года, как вспоминает, состоял в партии «Народный Рух»: «Тогда «руховцами» в Крыму пугали, как сейчас «бандеровцами», говорит Щекун. В этот период сформировалась серьезная цель для молодого активиста – обеспечить в Крыму доступ к украинскому образованию и сформировать украинское медиа-пространство.

«Цель была – не навязывать, но обеспечить права украинцев. Мы постоянно сталкивались с тем, что нам говорили: нет желающих учиться на украинском языке, нет мест, нет школ, нет учителей. Это был сплошной саботаж всего украинского органами местного самоуправления. Мы самоорганизовались, и начали делать реальные шаги», – говорит Щекун.

К 2011 году, несмотря на все пессимистические оценки, в Бахчисарае открылась школа с классами от первого до одиннадцатого с украинским языком обучения. Такой была первая победа над чиновничьими препонами.

Щекун вспоминает тот период жизни в Крыму как «постоянную изнурительную борьбу» за право быть украинцем

Сегодня Щекун вспоминает тот период жизни в Крыму как «постоянную изнурительную борьбу» за право быть украинцем.

«Когда мы продвигали эту позицию (по созданию украиноязычной школы в Бахчисарае – КР), мы организовывали встречи, круглые столы, шли демократическим, цивилизованным путем, дорогой переговоров, консультаций, информационной поддержки, убеждениями. Мы никогда не применяли радикальные меры, никогда не шли на то, чтобы провоцировать и без того напряженные отношения с многоэтничным Крымом. Но против нас выступала целая армия государственных чиновников, которые не верили в это и ставили преграды. Они не ожидали, что заявления будут на все классы, необходимость открыть такую школу в 2011 году стала феноменом», – говорит он.

По словам Андрея Щекуна, позднее ситуация изменилась, при президенте Викторе Ющенко 14% электората были проукраинскими, а к 2012 году процент таких крымчан увеличился до 24-х.

На смену равнодушию чиновников пришла российская агрессия

Андрей Щекун никогда не планировал покидать Крым. Тем временем на смену равнодушию чиновников пришла другая угроза для украинского сообщества в Крыму – российская агрессия.

При Януковиче российская среда стала агрессивнее, стали появляться казацкие лагеря, российские военные в горах

«Со стороны России была сильная финансовая поддержка. Были финансовые источники, которые давали возможность попасть в парламент Крыма, местные органы, формировать имидж и информационную среду. Очень активным было влияние через церковь Московского патриархата, в них вкладывали серьезные ресурсы. Были и газеты, которые священники раздавали бесплатно. Мы же работали на энтузиазме, господдержки не было. Еще бы лет десять, и то, что случилось, стало бы невозможным. А при Януковиче российская среда стала агрессивнее, стали появляться казацкие лагеря, российские военные в горах. Мы про это писали и говорили, но внимания никто не обращал».

По словам Андрея Щекуна, когда 21 ноября 2013 года, за несколько дней до Вильнюсского саммита восточного партнерства, Кабинет министров Украины решил приостановить процесс подготовки к заключению Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, на улицы Симферополя с протестом вышли около 200 человек. Под зданием представительства президента Украины в Крыму за считанные часы митингующих стало вдвое больше, после в разные дни на акции выодили до 3 тысяч людей, а на улицах крымской столицы зазвучал лозунг «Слава Украине!». Этим людям в Крыму противостояли пророссийские силы.

После событий 26 февраля 2014 года под Верховным Советом Крыма Щекун понял, что за ним ведут слежку, а за домом ведется наблюдение. Стало ясно, что семью надо увозить из Крыма.

«3-го марта я эвакуировал своего старшего сына с младшим, а 6-го отправил жену и среднего сына. Мне стало легче, когда семья покинула Крым. Я понимал, что что-то сможет случиться. 9-го марта мы организовали самый мощный митинг сопротивления возле памятника Шевченко. На него, по разным по оценкам, вышли от двух до трех тысяч человек.Через два часа меня и нашего фотокорреспондента Анатолия Ковальского «взяла» «самооборона», – вспоминает сегодня почти без эмоций Андрей Щекун.

Шел на митинг, а попал в плен

«Мне было легче в плену, поскольку я знал, что моя семья выехала. Нужно было понимать, что говоришь (на допросе – КР), и я понимал, что им не удастся меня шантажировать семьей. Стратегически это был правильный шаг – вывезти семью, хоть и пришлось накануне хитростями уговаривать жену, убеждать ее вместе с владыкой Климентом, чтобы она уехала с полуострова», – говорит Щекун.

В плену крымской «самообороны» Щекуна пытали, требуя «сдать то, чего не было: пароли, явки, базы, контакты, источники финансирования».

«Они не понимали, что нам не помогают. Главной целью давления было запугать, сломать, чтобы другим неповадно было», говорит Андрей Щекун.

После первых похищений проукраинских активистов, угроз и пыток, в Крыму воцарилась атмосфера страха и шока. Позднее, ко дню «референдума», российские СМИ уже показали картинку «демократичного выбора» и «торжества справедливости».

«Мой плен сохранил многим жизнь. Когда меня взяли, многие выехали, это им помогло понять, что нужно собираться и уезжать», – говорит Андрей Щекун

После долгих дней пыток, допросов, Андрея Щекуна и Анатолия Ковальского повезли на обмен. Пленных везли с завязанными глазами. По словам Щекуна, было две неудачных попытки обмена, третья стала успешной.

«Знаете, каково это, когда едешь и понимаешь, что, наконец, сейчас вас обменяют... А вас возвращают. И нужно держаться», – говорит Андрей Щекун.

Обмен состоялся после «референдума» 16 марта, пути назад в Крым для активистов уже не было: «вернуться – значит попрощаться с жизнью». Но мысли о том, чем можно заниматься в оккупированном Крыму, были тогда, и не покидают Андрея Щекуна и сейчас. Занимался бы культурологическими, образовательными проектами, организовывал бы ячейки выживания с целью помочь украинцам сохранить язык, культуру, наследие, издавал бы свою газету, – отмечает Щекун.

Если меня слышат в Крыму, я бы рекомендовал не заниматься политическими проектами. Для этого есть мы... А там нужно сберечь идентичность, язык, Украину – в сердце и вере

«Если меня там слышат, я бы рекомендовал не заниматься политическими проектами. Для этого тут есть мы, украинцы в экзиле, для политической борьбы, чтобы ускорить возвращение Крыма. А там нужно сберечь идентичность, язык, Украину – в сердце и вере. Чаще приезжать на материковую часть, подкрепляться этим духом. Этого я бы желал тем людям, кто действительно верит в возвращение Крыма, которое когда-то случится. В условиях оккупации нужно укрепляться духовно», – говорит Андрей Щекун.

«Много бюрократии, борьба на этом фронте не легче»

По приезду Андрея Щекуна в Киев, борьба продолжилась. Теперь боролись за объединение крымчан на материке. Возобновлена общественная организация «Крымский центр делового сотрудничества – Украинский дом», активисты начали работу с информационным пространством.

После длительной борьбы с чиновничьим аппаратом в Крыму и Киеве, Андрей Щекун и сам оказался в роли чиновника. Говорит, что в должности генерального директора государственного предприятия «Национальное газетно-журнальное издательство» расслабиться не может.

Очень много бюрократических процессов. Сегодня борьба на этом фронте не легче

«Очень много бюрократических процессов. Сегодня борьба на этом фронте не легче. Мне, наверное, в общественной деятельности легче было. Если там можно допустить эмоциональность, радикальные, решительные действия, то тут нужно больше говорить про взвешенность, потому что за мной более 70 штатных единиц – это живые души, большой коллектив. Нужно работать и с разными ведомствами», –рассказывает Щекун.

Вступление в должность простым не стало, сегодня Андрей Щекун вспоминает, что было много было критики со стороны коллектива за активную позицию нового директора, столкнулся и с неприятием перемен.

Само предприятие практически не работало, многие возможности упущены, коллектив занял удобные для себя ниши, но издания больше не попадали на прилавки. Перед вступлением в должность, Щекуну пришлось доказывать государственной комиссии саму необходимость существования изданий и представить план по выходу их кризиса.

«Я доказал комиссии, что печатные средства массовой информации должны быть, и есть перспектива их развития. Хотя даже большая часть комиссии думала, что это предприятие не нужно, печатные СМИ не нужны. Я им сказал: может, через 50 лет вы меня убедите, но пока то, что можно издавать не найти в интернете. И интернет не может сформировать мировоззрение, особенно с детства», – вспоминает Щекун.

В правильности своей позиции он убедился, объезжая с печатной продукцией украинскую глубинку. Там, где интернет не развит на высоком уровне, печатные издания пользуются популярностью, а привезенные журналы мигом раскупили местные жители.

«Мы сегодня направили письма практически всем главам сельских советов, городских, областных – до каждого дошли. Мы знаем теперь, что наши издания получили, смотрят на них, читают, и мы говорим про подписную кампанию. Объясняем, что необходимо иметь такие издания для библиотек, школ, садов, музыкальных школ, клубов, учителей, преподавателей, как методический дополнительный материал».

Стопка писем, подготовленных для отправки местным властям

Стопка писем, подготовленных для отправки местным властям

На рабочем столе у Андрея Щекуна предмет особой гордости – 43-ий номер газеты «Кримська Світлиця», это символ украинского Крыма. После аннексии полуострова в газете случился конфликт, 9 месяцев издание фактически не работало, часть коллектива отказалась переезжать в Киев. Со своей стороны издательство в лице директора больше не могло гарантировать сотрудникам безопасность работы в оккупации. Судебное разбирательство между бывшим главным редактором и директором издательства идет и сейчас. На весы встала возможность обеспечения прав и безопасность работников.​

Андрей Щекун не скрывает гордости, говоря о достижениях: «до переезда «Кримська Світлиця» имела 18 подписчиков, до Нового Года в Киеве планируем достигнуть 500-700 подписчиков – и это возможно». Сегодня в редакции газеты работают крымчане, «здесь меня не в чем упрекнуть», говорит Щекун.

Готовит издательство и журналы: «Українська культура», «Пам'ятки України», «Музика», «Українській театр», «Київ театрально-концертний» и газету «Культура і жизнь».

Директор издательства сейчас работает над расширением возможности сбыта продукции, расширением партнерских отношений и повышением количества подписчиков.

С чего начинается Ваше утро?

Встать, разбудить детей, проконтролировать, чтобы они умылись, сделали зарядку, помолились.

Предмет, который всегда с собой?

Икона, паспорт, ключи, портфель (большой или маленький, в зависимости от рабочего плана).

Что забрали с собой из Крыма?

Ничего. Меня обменяли, и все вещи, которые были на мне в плену, пришлось выкинуть, даже куртку. Позже нам передали наши иконы, молитвенники, книги.

Самая существенная критика, которую слышите в свой адрес по работе?

Отзывы от коллектива в первые дни работы.

Что повезете в Крым, возвращаясь?

Газету «Кримська Світлиця».

Без чего рабочий день прошел зря?

Если я проснулся и поднял детей, значит, они пошли в школу и получили знания. Значит, уже день прошел не зря. Бог дает прожить этот день и хлеб насущный, значит, этот день уже нельзя считать напрасным.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG