Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

История предпринимателя из России, уроженца Крыма Александра Стефанишина уже появилась на нескольких Интернет-ресурсах. Если кратко, после аннексии Крыма в 2014 году Александр лично был приглашен «губернатором» Севастополя Сергеем Меняйло, который предложил ему внедрить на полуострове проект по сбору коммунальных платежей. В тот период украинские банки уже ушли оттуда, а российские не стремились в Крым, опасаясь санкций, и предложение пришлось как нельзя кстати. Александр переехал в Севастополь с семьей и основал там компанию «Городские кассы». Специально для этой фирмы он разработал программное обеспечение сбора платежей онлайн, позволявшее обрабатывать данные за минимальные сроки и в наиболее оптимальной форме.

Бизнес развивался довольно успешно, пока к предпринимателю не обратился первый помощник Меняйло Гай Юрченко вместе с президентом Федерации самбо в Севастополе Вячеславом Кривошеиным. Они предложили Стефанишину продать бизнес, а заодно передать им программное обеспечение.

После отказа на Александра и его семью принялись оказывать привычное в таких случаях давление: запугивание, вывозы в лес, постоянные проверки. Обращение в ФСБ ничего не дало, напротив, чекисты лишь уговорили Александра продать компанию под предлогом необходимости «взять рейдеров с поличным». В результате Стефанишин передал «Городские кассы» незнакомому ему человеку, не получил за это никакой компенсации, и никакого вмешательства ФСБ не последовало. Дальнейшие поиски правды лишь привели бизнесмена к выводу, что за организацией рейдерского захвата стоит лично Меняйло, а ФСБ напрямую работает на рейдеров.

Поняв, что вернуть компанию не удастся, перед отъездом в Москву упорному предпринимателю удалось заменить программное обеспечение его демо-версией, которая через какое-то время предсказуемо перестала работать. В результате давление на Александра продолжилось и в Москве, в том числе при помощи уже столичных чекистов, обещавших ему защиту и под этим предлогом выманивших в Крым. В Крыму Стефанишина вновь запугивали, требовали перевести на рейдеров всю собственность, включая машину и квартиру, а также пытались возбудить против него уголовные дела. Когда обыски начали проводиться в квартирах даже московских родственников Александра, бизнесмен с семьей решил уехать в США.

В своем интервью Крым.Реалии Александр Стефанишин признается: его история была далеко не уникальной. Он лично был свидетелем того, как оккупационные «власти» Крыма «отжимают» бизнес у неугодных, захватывают чужое жилье, и отмывают огромные деньги.

В Крыму действует «Единая служба услуг». Она находит граждан Украины, имеющих какое-то имущество в Крыму, и отбирает эту собственность

«В Крыму, к примеру, действует «Единая служба услуг», позиционирующая себя как общая риэлтерская служба. На самом деле она занимается тем, что находит граждан Украины, имеющих какое-то имущество в Крыму, и отбирает эту собственность. За компанией стоит тот же самый Кривошеин, который занимался рейдерским захватом моего предприятия. У них есть тесные связи с украинским криминалитетом, и потому бандиты могут «прижать» людей даже в Киеве, заставив их переписать имущество на других лиц. Таким образом, они получают чужое жилье абсолютно безнаказанно. Украинская полиция не может повлиять на процессы, происходящие на оккупированной территории, а российская полиция в Крыму не хочет даже слушать людей с украинским гражданством, прямо заявляя им: «Иди отсюда, хохол». Отобранные квартиры бандиты раздают своим подельникам или продают, – рассказывает Александр.

Отдельной категорией, пострадавшей после аннексии, стали крымские татары. Оккупанты «национализировали» практически все принадлежавшие им частные рынки, а с недовольными разбирались приехавшие для этой цели в Крым «кадыровцы». Александр признается: с помощью того программного обеспечения, на котором работала его фирма, тоже можно было определить, какие квартиры находились во владении человека по факту оплаты им коммунальных платежей. Не исключено, что это было еще одной причиной, почему рейдеры и работающие с ними в тандеме силовики так активно пытались заполучить программу.

По словам Александра Стефанишина, крымский криминал сейчас находится полностью под контролем силовых структур оккупационной власти. В частности, уже упомянутый Вячеслав Кривошеин хвастался своими связями с прокурором города.

Местные бандиты тесно связаны с украинским криминалом, и получается, что криминалитет – это один из способов влияния ФСБ на ситуацию в Украине

«Кривошеин – известный «авторитет», он еще до оккупации «держал» все рынки в Севастополе. Более того, местные бандиты тесно связаны с украинским криминалом, и получается, что криминалитет – это один из способов влияния ФСБ на ситуацию в Украине», – отмечает он.

Еще одной сферой нелегального бизнеса в Крыму стало растаможивание машин.

«В Крым можно было ввести любую машину из Украины: угнанную, привезенную из-за границы и еще не прошедшую растаможку и т.д. Коррумпированные служащие в Украине снимали ее с учета, а крымское ГИБДД с легкостью выдавало российские регистрационные номера. После этого машины уходили дальше, вглубь России», – поясняет цепочку Александр.

По наблюдениям предпринимателя, основной целью оккупантов было превратить Крым в центр по обналичиванию криминальных денег.

«Когда они захватили мою фирму в сентябре 2015 года, они ни разу не сдали наличку в банк. На самом деле, сдача наличных денег должна проводиться до 9 утра следующего дня, после чего деньги идут на расчеты с ресурсными организациями. Рейдеры же, захватив предприятие, создали несколько подставных фирм, и стали перечислять деньги на их счета, не рассчитываясь с ресурсными организациями. Поняв, что без программы система больше не будет работать, они закрыли офис, и до сих пор спокойно гуляют по Севастополю, зная, что никто не будет привлекать их к ответственности», – сетует Александр.

Стефанишин уверяет: безнаказанность оккупационных властей санкционирована напрямую из Москвы, а правоохранителям федерального уровня запрещено поднимать тему коррупции среди региональных «князьков».

На строительстве Керченского моста отмываются огромные деньги. Один субподрядчик рассказывал, что из тысячи заказанных вагонов щебня до них доходит только семьсот, а триста вагонов исчезают бесследно

«Один ФСБшник из Москвы прямо признался мне по секрету, что они не имеют права разглашать ничего из творящегося в Крыму беспредела. К примеру, на строительстве Керченского моста тоже отмываются огромные деньги. Один субподрядчик рассказывал мне, что из тысячи заказанных вагонов щебня до них доходит только семьсот, а триста вагонов исчезают бесследно. Однако СМИ запрещено поднимать эту тему, поскольку власти важна идеальная пропагандистская картинка: «в Крыму все хорошо», – поделился бизнесмен.

Тем не менее, скрыть происходящее от самих крымчан у оккупантов не получается. По словам Александра, настроение местных жителей изменилось довольно быстро, еще в январе 2015 года, после стремительного роста тарифов, а затем – подорожания продуктов, особенно мясных.

«У меня есть друг в Крыму, который за год ни разу даже не попробовал клубники, просто потому, что не может себе позволить ее купить. В Крыму она стоит вдвое дороже, чем в Москве. Средняя зарплата в Крыму сейчас – около 15 тысяч рублей. Примерно столько же стоит в месяц платный детский сад для ребенка. В государственные же садики пробиться просто невозможно», – рассказывает предприниматель.

Сейчас Александр Стефанишин живет с семьей в Чикаго, планирует развивать новые бизнес-проекты, надеется получить политическое убежище и не планирует возвращаться в Россию. По его словам, он – далеко не единственный, кто разочаровался в реалиях «крымнаша» и в попытках добиться справедливости от оккупантов.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG