Доступность ссылки

Информационное пространство аннексированного Крыма регулярно наполняется результатами социологических исследований, которые были проведены на полуострове представителями российских компании. В то же время, украинские центры изучения общественного мнения, как и большинство международных ученых, отказались от проведения интервью на территории полуострова. В чем причина такого отказа и можно ли доверять исследованиям, представленным после аннексии украинского полуострова?

Задавшись таким вопросом, Крым.Реалии обратились к представителям исследовательского Центра Разумкова и в Киевский международный институт социологии, у которых один ответ: нет смысла изучать мнение, навязанное пропагандой и это – небезопасно.

«Респонденты говорят то, что от них хотят слышать»

С конца 2013 – начала 2014 года в Украине, Крыму и соседней России жители почувствовали существенное влияние российской пропаганды, силу которой современные социологи сравнивают с советским периодом.

Мои коллеги – руководители двух крупных московских социологических центров – говорили, что они не помнили такой сильной пропаганды со времен Советского Союза

«Мои коллеги – руководители двух крупных московских социологических центров – говорили, что они не помнили такой сильной пропаганды со времен Советского Союза. Это была беспрецедентная кампания в Крыму. Ведь не просто так наградили потом 300 журналистов за «объективное освещение событий в Крыму». Это странно – награды за объективное освещение», – говорит генеральный директор Киевского международного института социологии Владимир Паниотто.

От также отмечает, что и сегодня лояльность к новым властям, назначенным российским руководством в Крыму, поддерживается отсутствием независимых, международных и украинских СМИ на территории полуострова. В таком положении отсутствия свободного доступа к различным источникам информации сформировать собственное мнение практически невозможно, отмечают социологи.

«Я не очень доверяю этим исследованиям не потому, что не доверяю социологам и они могут фальсифицировать ситуацию, а потому, что общественного мнения, как такового? уже не существует, есть только отображение публикаций официальных средств массовой информации, высказанное отдельными людьми. Мнение андеграундное существует, но высказывается оно, как говорили в Советском Союзе, на кухне или держится в подсознании», – говорит заместитель директора социологической службы Разумкова Михаил Мищенко.

Михаил Мищенко

Михаил Мищенко

Социолог отмечает, что проблема отсутствия мнения в обществе существует и в соседней России. Там, как и в Крыму под контролем российской власти, «люди говорят то, что от них хотят услышать».

Как пример, Мищенко приводит опросы мнения о роли России в сирийском конфликте и необходимости военного вмешательства страны в ситуацию. За две недели до начала российской активности в Сирии опросы показывали, что население, в основном, против военных действий. После официальных заявлений со стороны российского правительства изменилось и мнение российского населения, уверяет Мищенко и добавляет, что «масс-медиа продиктовали, как нужно отвечать на вопросы».

Если бы в 1942 году немецкие социологи хотели провести опрос в Украине по поводу отношения к немецкой власти, какие бы они получили результаты?

«Аналогия: если бы в 1942 году немецкие социологи хотели провести опрос в Украине по поводу отношения к немецкой власти, какие бы они получили результаты? Наверняка, полную поддержку, и это не было бы фальсификацией, скорее всего, люди бы именно так говорили по разным причинам: кто-то искренне поддержал, кто-то боялся сказать правду, кто-то, кто не поддерживает – отказался бы от ответа. Есть и такой эффект, когда в силу отказов отпадает какая-то категория населения, и получается, что исследование с использованием лишь мнений тех, кто дал свой ответ, не может отобразить точку зрения всего населения», – отметил Мищенко.

Давление, опасность, страх

Социологи и правозащитники сходятся во мнении, что откровенно ответить на вопрос интервьюера в соцопросе в Крыму часто мешает страх за собственную безопасность, и тому также есть причины.

Зная практику де-факто властей в Крыму и российских властей, часто в результате таких соцопросов составляется база так называемых «неблагонадежных»

«Зная практику де-факто властей в Крыму и российских властей, часто в результате таких соцопросов составляется база так называемых «неблагонадежных», то есть тех людей, которые высказывают мнение, которое не поддерживается официальным Кремлем. Как дальше используется эта информация – трудно сказать, учитывая, что сейчас ведется установление тотального контроля ФСБ за свободой слова. ФСБ как минимум внимательнее относятся к таким людям, в том числе мониторят их социальные сети, ну а далее все зависит от политического заказа», – отмечает руководитель крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Ольга Скрипник

Ольга Скрипник

Такой заказ может закончится и возбуждением уголовного дела за высказывание собственной позиции в социальных сетях, по опыту отмечает Скрипник.

Существенное значение приобретает и ужесточение в России так названного антитеррористического законодательства.

«Существует проблема безопасности, если у местных чиновников возникнет идея выставить участников вопросов как некоторых шпионов, они смогут это сделать. Мы ведь знаем ситуацию с этими «украинскими диверсантами». Тем более, что есть примеры с неподконтрольных территорий Донецкой, Луганской областей, когда интервьюеры сидели, как у них называется «на подвале». Были арестованы, но их отпустили. Такая ситуация могла бы быть и в Крыму», – рассказывает Мищенко и вторую сторону, говоря об опасности, вполне реальной для представителей социологического центра, которые проводят работу на оккупированной территории.

В ситуации тотального контроля мнений и СМИ украинские социологи приходят к пониманию, что проводить исследование общественной мысли в таких условиях не имеет смысла. Исследование не даст объективного результата.

В условиях, когда ужесточили законодательство по сепаратистским настроениям, когда СМИ контролируются, а оппозиционные каналы практически отсутствуют, понять, насколько люди искренне высказываются, очень сложно

«В условиях, когда ужесточили законодательство по сепаратистским настроениям, когда СМИ контролируются, а оппозиционные каналы практически отсутствуют, понять, насколько люди искренне высказываются, очень сложно. Можно попытаться разработать методы, с помощью которых пытаться как-то оценить. Теоретически, это возможно, хотя обычные исследования имеют неконтролируемую систематическую ошибку и мы не знаем ее размер», – отмечает Паниотто.

Попытки украинских социологов

Ради справедливости украинские социологи отмечают, что попытки изучить мнение крымской общественности были. Владимир Паниотто указал на проект «Открытое мнение», который в начале текущего года предложил ему принять участие в исследовании мнений в Крыму. По словам социолога, целью проекта было учесть критику и исправить допущенные ранее ошибки – выпустить независимое исследование. Однако сам Паниотто отказался участвовать в проекте, а Крым.Реалии пояснил, что «не понимаю, зачем изучать общественное мнение, сформированное путем обмана».

В 2015 году был опубликован результат исследования компании GFK, которое украинские специалисты посчитали нерепрезентативным и таким, что не отражает действительное мнение населения.

Сегодня же активно исследования общественного мнения в Крыму проводит Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), который, как заявляют эксперты, полностью подконтролен Кремлю и показывает соответствующую картину полного принятия крымчанами ситуации на полуострове.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG