Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Миф о Крыме как «первичной купели крещения» и «духовном истоке» России занимает особое место в нашем изложении. Дело не только в том, что он – последний по времени возникновения, но и в том, что родился он на наших глазах, имеет точную привязку к дате и конкретного родителя – самого Владимира Путина. Благодаря деконструкции мифа о пресловутой «сакральной Корсуни» мы можем увидеть процесс формирования и прочих исторических мифов.

У мифа про «сакральную Корсунь» пока есть только публицистическая версия, и смею надеяться, под него не станут подтягивать псевдонаучные объяснения. Уже 18 марта 2014 года в «Крымской речи» Путин сформулировал религиозную составляющую претензий России на Крым.

«Здесь древний Херсонес, где принял крещение святой князь Владимир. Его духовный подвиг – обращение к православию – предопределил общую культурную, ценностную, цивилизационную основу, которая объединяет народы России, Украины и Белоруссии».

Как видим, здесь употреблено классическое греческое наименование города и повторена уже набившую оскомину мантра про «общность» народов трех соседних государств. Но уже на ноябрьской встрече с молодыми историками Владимир Путин сменил риторику и, помимо ЦУ, выдал слушателям следующее заявление.

«Ведь именно в Крыму, в Херсонесе, крестился князь Владимир, а потом крестил Русь. Изначально первичная купель крещения России – там.

И Херсонес – это же что? Это Севастополь. Вы представляете, какая связь между духовным истоком и государственной составляющей, имея в виду борьбу за это место: и за Крым в целом, и за Севастополь, за Херсонес? По сути, русский народ много веков борется за то, чтобы твердой ногой встать у своей исторической духовной купели».

Нынешний Владимир в одностороннем порядке «приватизировал» совершенный древним Владимиром «духовный подвиг» крещения, приписав его исключительно «русскому народу»

Следует отметить несколько важных моментов. Во-первых, от абстрактной риторики о «духовном подвиге» президент РФ перешел к «точному» обозначению Крыма в целом и Херсонеса в частности как «первичной купели крещения» и «духовного истока» России. Во-вторых, нынешний Владимир в одностороннем порядке «приватизировал» совершенный древним Владимиром «духовный подвиг» крещения, приписав его исключительно «русскому народу». Концепция «духовного истока» России в Крыму так понравилась президенту, что он повторил ее в своем декабрьском послании российскому парламенту.

«В Крыму… находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства. Ведь именно здесь, в Крыму, в древнем Херсонесе, или, как называли его русские летописцы, Корсуни, принял крещение князь Владимир, а затем и крестил всю Русь…

И именно на этой духовной почве наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом. И это дает нам все основания сказать, что для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм».

Этот пассаж замечателен двумя составляющими. Во-первых, соединением в одном предложении словосочетаний «древняя Корсунь» и «сакральное значение» – видимо, для усиления эффекта «исконности», а во-вторых, сравнением Корсуни по значению с Храмовой горой. Позже конструкция «сакральная Корсунь» стала мемом и зажила отдельной жизнью.

К большому сожалению для нашей исторической публицистики, Владимир Путин не уточнил, какие именно «наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом»

К большому сожалению для нашей исторической публицистики, Владимир Путин не уточнил, какие именно «наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом» и в чем это единство отразилось. Видимо, следует читать в этом месте «предки народов России, Украины и Белоруссии», как в соответствующем месте Крымской речи 18 марта.

Интересно, что тезис о Крыме как «истоке многоликой, но монолитной русской нации» может быть интерпретирован в обратную сторону – о России как творце «народа Крыма», что было сделано в «Методических рекомендациях для школ Российской Федерации по проведению уроков и внеклассных мероприятий, посвященных воссоединению России».

«Именно в границах России завершилось формировалось полиэтничного, поликультурного и поликонфессионального народа Крыма, воля которого столь отчетливо была проявлена в последних событиях».

Правда, что это за «народ Крыма», и чем он отличается от народа той же Кубани, неясно. Кстати, что Надинский в 1951 году, что Мединский в 2015-м были очень сдержаны в характеристике похода Владимира на Херсонес, упомянув лишь распространенное заблуждение о личном крещении киевского князя в этом городе. Никаких «купелей» и «истоков» в их сочинениях не выявлено. А вот Николай Стариков четко уловил тенденцию.

«Сын Святослава князь Владимир в 987 году совершил поход на Корсунь (Херсонес), овладев городом. Где и принял крещение. Это историческое событие повлияло на всю последующую историю России, поэтому Севастополь несет в себе еще и особый духовный смысл для нашего государства».

После начала российской военной операции в Сирии уже эта страна была объявлена «духовным истоком» России

Правда, после начала российской военной операции в Сирии акценты российской государственной пропаганды сместились – и теперь уже эта страна была объявлена «духовным истоком» России, причем прямо в ущерб Херсонесу! Но, несмотря на такие кульбиты, «духовный» аргумент в пользу «российского Крыма» по-прежнему сохраняет свое значение.

Миф о «купели» и «истоке» примечателен тем, что каждый из его тезисов является псевдонаучным, а для опровержения большинства из них не нужны специальные знания по истории. Разберем их по пунктам.

1. Согласно п. 1 ст. 14 Конституции России,

«Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Уже одного этого должно было быть достаточно, чтобы закрыть всякие разговоры об особой духовной ценности Крыма для РФ – религия не может определять политику светского государства. Впрочем, кто и когда воспринимал всерьез российскую конституцию?

2. 19 августа 2013 года (до путинской «сакральной Корсуни») лишь 25% россиян правильно ответили на вопрос «При каком правителе произошло крещение Руси?». А согласно исследованию 17 марта 2016 года лишь 58% россиян согласились с тем, что «В Херсонесе, расположенном на территории Крымского полуострова, были заложены основы самосознания русского народа», притом, что 21% отвергли это утверждение.

В общем, миф хоть и показывает положительную динамику, но полностью умами жителей РФ не овладел.

Уже больше ста лет среди историков достигнут консенсус относительно того, что князь крестился еще до похода на Крым

3. Князь Владимир не принял крещение в Херсонесе. Уже больше ста лет среди историков достигнут консенсус относительно того, что князь крестился еще до похода на Крым – либо в 987 году, либо в январе 988 года. По мнению Владимира Петрухина,«…летом 987 г. в Киев должно было явиться посольство во главе с митрополитом Феофилактом… с предложением Владимиру руки принцессы Анны в обмен на крещение и предоставление военной помощи империи. Крещение Владимир, как уже говорилось, мог принять в Киеве на рождественские праздники, включавшие и день Василия Великого (1 января) – святого покровителя императора и новокрещеного князя, принявшего царственное имя «Василий», – и собственно праздник Крещения».

Относительно места крещения идут дебаты: был ли это сам Киев, или Василев (нынешний Васильков), – но это едва ли важно. Главное, что поход на Херсонес был сугубо политическим мероприятием и никак не был связан с духовными исканиями князя Владимира.

И кстати, вопреки повсеместно распространенному мнению, отраженному даже в школьных учебниках, Херсонес был взят киевскими войсками отнюдь не в 988 году, а летом следующего года.

4. На момент личного обращения князя Владимира христианство не было диковинкой на Руси. Христианство пришло на территорию современной России много ранее, чем в Киев, – например, на Северном Кавказе оно было распространено еще в первые века нашей эры, и почему Владимир Путин игнорирует этот очевидный факт, остается загадкой. Что же касается земель современной России в составе Киевской Руси, то христианство пришло туда не из Херсонеса, а из Киева, и еще 80 лет спустя в Верхнем Поволжье вспыхивали языческие восстания, которые с большим трудом подавляли киевские дружины.

Чем нынешний Стамбул не «купель России»? И не пора ли по этому поводу там появиться «зеленым человечкам»?

И выглядит просто чудом, что российскому президенту никто из консультантов не сообщил еще два бесспорных факта из жизни древней Руси. Во-первых, что бабка Владимира княгиня Ольга приняла христианство в столице Византии Константинополе, а во-вторых, что столетием раньше в том же месте тот же обряд прошел киевский князь Аскольд. В общем, чем нынешний Стамбул не «купель России»? И не пора ли по этому поводу там появиться «зеленым человечкам»?

5. Владимир не мог «обратиться к православию» по той простой причине, что окончательный раскол Восточной (точнее, Восточных) и Западной христианской церкви оформился лишь в 1054 году. И хотя даже в 10 веке разница между Папой Римским и Константинопольским патриархом была очевидной, «обращение к православию» в случае с Владимиром – недопустимое передергивание.

Да и вообще наши летописи, передающие обстоятельства принятия крещения Русью, созданы уже после церковного раскола, а потому сильно грешат предубежденностью против западного христианства как такового.

6. Ну а что касается сравнения Херсонеса с Храмовой горой, то тут лучше диакона Андрея Кураева и не скажешь.

«Совмещение слов «храмовая гора», «ислам» и «иудаизм» вовсе не дает в результате хоть что-то обнадеживающее. Совсем наоборот, это сразу отсылает нас к тяжелейшему, многовековому и неразрешимому конфликту…

Для православного христианина (и даже уже – для русского православного христианина) никаких таких обязанностей перед Корсунью церковными уставами не предусмотрено. В православии вообще нет обязательных мест для паломничества. А те места, что наиболее привлекательны для христианина, находятся много дальше Крыма: на Афоне или на Святой Земле. Причем паломники, что брели и ехали к ним в 18-19 веках, в Крым вообще не заходили. Да и внутри самой православной Российской Империи тот же Киев с его святыми пещерами, мощами и иконами был много привлекательнее, чем руины Херсонеса».

Итак, христианство на территории России появилось до Владимира, а сам он крестился не в Херсонесе, так что Крым не является ни «первичной купелью», ни «духовным истоком» современной Российской Федерации.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG