Доступность ссылки

Писатель Дмитрий Глуховский – на берлинском форуме Бориса Немцова: «Я слежу за тем, как грубо и бессовестно нам (россиянам - КР) лгут, какими нехитрыми трюками отвлекают наше внимание от настоящих политических процессов, как стравливают нас друг с другом и как нас натравливают на Запад. Я спрашиваю себя: но как же люди верят в это? Почему они не снимут шоры?». Беседу с писателем вела редактор и ведущая программы «Лицом к событию» Елена Рыковцева.

– Я представляю вам наше событие – Дмитрий Глуховский, писатель, который по традиции совпадает с другим событием – с Хэллоуином. У нас уже выработался с ним такой алгоритм встреч, как Хэллоуин, так Глуховский. Потому что кто лучше знает об ужасах современной жизни, как не писатель, особенно писатель Глуховский.

– И про народную душу, кстати.

– Народная душа, ее связь с мистическим, с ужасным. И главное – политика, которая нас окружает, вы ее тоже любите разбирать ровно с точки зрения того, почему мы во тьме, почему нас окружают силы зла, и мы ничего с этим не можем сделать. Мы задавали вопрос нашим прохожим, кто годится из политиков для масок Хэллоуина лучше всего. Ответьте сначала вы, а потом мы покажем, что они сказали.

Нарышкин очень похож на вампира, Сергей Иванов очень похож и Владимир Владимирович иногда, особенно, когда не загорел, тоже внешне напоминает

– Я краешком глаза успел посмотреть на ответы в Твиттере, среди наших политиков часто называют Владимира Владимировича, насколько я понимаю. Дело в том, что моя личная ассоциация, часто приходится смотреть телевизор, дело в том, что сам Владимир Владимирович и в особенности его ближайшее окружение, когда их застают камеры врасплох и когда они не вернулись только что из круиза на яхте, как некоторые главы госкорпораций, например, они очень напоминают мне визуально вампиров. В частности, Игорь Сечин похож, Нарышкин очень похож на вампира, Сергей Иванов очень похож и Владимир Владимирович иногда, особенно, когда не загорел, тоже внешне напоминает. Мне кажется, можно снимать хэллоуинский мультфильм про то, как группа вампиров оказалась тем или иным способом во власти и захватила, подмяла под себя управленческий аппарат, государственный аппарат России. Это, мне кажется, прекрасный хэллоуинский сюжет. Больше того, можно снять хороший сериал.

– Только с той разницей, что это праздник, который всегда с тобой.

– Да, у нас всегда 31 октября теперь будет. Вы не задумывались, что визуально они очень напоминают? При том, что они радеют нон-стоп о судьбах отечества и о народном благе, но внешне похоже.

– Внешне похоже, кровь сосут похоже, все похоже. Если раньше была программа «Куклы» и они были более-менее симпатичны, не считая Крошки Цахеса, который не был очень уж милым персонажем, то сейчас можно было бы назвать цикл этот «Вампиры».

– «Настоящая кровь» в Америке идет.

– Это как-то слишком страшно, а вот «Вампирчики» ничего. Это они изначально были такими или с годами все вампиристее и вампиристее?

– Чем больше, мне кажется, сосешь кровь, тем больше тебе это нравится. Тем более, это гарантирует тебе бессмертие, в нашем случае политическое. Тот факт, что элита совершенно не сменяется, иных людей временно отправляют в декоративную отставку или из нее возвращают, тем не менее, говорит о том, что круг один и тот же. Во-первых, вампиризмом заражают, укусил и дальше вампир. Непонятно, кто кого укусил первым.

– Сначала всех покусал Березовский.

– Потом это ему, видимо, всадили березовый кол в какой-то момент. Уж не личный ли его охранник. Шарфиком вампира, как мы знаем, не устранить. Так или иначе случилось, что все покусаны, никто не собирается умирать, никуда уходить, все будут вечно и вовеки веков. Но хороший загар многое способен искупить в глазах телезрителей.

– Я теперь поняла, что их загар и их поездки на яхтах – это все для того, чтобы не так страшен был их облик, чтобы свое вампирство немножко замаскировать. Что касается Березовского, вампирам по известному сюжету должны скрутить голову, чтобы с ними распрощаться.

– Самое интересное, что положительный герой тоже частично вампир. То есть это, допустим, человек из власти, который вдруг против власти поворачивается. Кудрин, например, мог бы быть положительным героем? Я не знаю. То есть он тоже наверняка в свое время был укушен, но он выглядит довольно розово в последнее время. И чем меньше он во власти, тем более он розовеет.

– То есть получается, что у укуса действие ограниченное, его нужно все время покусывать и покусывать, оставляя у власти. Я боюсь теперь за Сергея Иванова, его отстранили в экологическую комиссию.

– Там крови недостаточно.

– Что же нам теперь ждать к следующему Хэллоуину от Сергея Иванова, я просто тревожусь. Кажется, что этот сериал «Вампиры» останется без одного из персонажей.

– Не бойтесь за Сергея Иванова. Даже с Якуниным все нормально, в сущности. Румяный, в Берлине живет, налаживанием диалога между цивилизациями занимается.

– Еще и пойдет к вам на Форум Бориса Немцова однажды, увидите.

– В темных очках, конечно.

– Праздничный опрос мы провели, лица каких политиков годятся для масок Хэллоуина, предложили в основном Владимира Путина, а также Хиллари Клинтон и Дональда Трампа. Это очень интересно, что три политика будоражат сейчас воображение россиян. «Над политиками не шутят», – говорят 2%. 16% опасаются писать то, что думают.

– Мне говорить страшно, я говорю, преодолевая. Мне кажется, над политиками нельзя не шутить.

– 74% пишут: всех, бери любого. И второе имя было названо в нашем опросе русском — Дмитрий Рогозин почему-то.

– Есть же не только вампиры, есть и Франкенштейн, например, которого из кусочков сшили различных идей, идеологий, потом произнесли над ним некую мантру, шарахнули током, он встал да пошел.

– Неужели это Рогозин?

– Не знаю, а вдруг.

– Посмотрим теперь, как отвечали прохожие на этот вопрос.

Опрос прохожих на улицах Москвы: «Кто из политиков годится на роль Хэллоуина?»

– Вообще все здорово, обсудим по порядку. Вот это самое замечательное: пугать надо теми, кто врут, этими ужасными людьми, которые врут, а это Обама и Порошенко.

Куча народа продолжает во все это, весь балаган и шапито, который у нас происходит по центральным телеканалам, верить

– Да, два главных лжеца. Два года назад, когда я пытался изобличать наш телевизор, это еще звучало, по крайней мере, смело, а когда ты два года говоришь, что в нашем телике ни слова правды, все шиворот навыворот, кривые зеркала и мир наизнанку, в какой-то момент начинаешь уставать это повторять. С другой стороны, я вижу, что куча народа продолжает во все это, весь балаган и шапито, который у нас происходит по центральным телеканалам, верить. Прекрасную фотографию я сегодня обнаружил в Фейсбуке одного журналиста, где Путин награждает орденами Соловьева, Дмитрия Киселева, Константина Эрнста –​ они стоят все рядом. Можно догадаться, за что им выдаются ордена.

– За взятие Крыма.

– За то, что не боятся говорить правду, за смелость, за отвагу журналистскую. Вот вам за заслуги перед отечеством и за отвагу.

– Это выводок замечательный. Кстати говоря, мы можем включить их в наш сериал – это на снимке Соловьев, Киселев, Эрнст и Кулистиков, тогдашний гендиректор НТВ.

– То ли власть меняет людей определенным способом, то ли определенные люди попадают во власть, где другие, допустим, брезгуют или боятся, возможно, потерять себя. Есть люди, которые не боятся, не брезгуют, идут туда, потому что им нравится помыкать другими людьми, или им нужны деньги очень сильно, или еще какие-то. Кто-то может радеет об отечестве.

– Тоже второй любопытный момент, который я зафиксировала в этом опросе, что людям не так уж весело, когда они об этом говорят, они говорят о том, что Владимира Путина уважают, но и боятся. Еще с этой точки зрения они смотрят на своего президента. Страшновато.

– На самом деле хочется отметить, что мы с вами живем в какой-то такой очень… она такая очень воображаемая диктатура, эта воображаемая диктатура ведет преимущественно воображаемые войны, она осуществляет воображаемые репрессии. В стране «Мемориал» или общество «Память» насчитали сто политзаключенных, из которых 50 сидят по религиозным каким-то делам. То есть в стране 50 политзаключенных против 50 миллионов, которые, допустим, в общей сложности сидели.

– Сопоставив с советскими временами более поздними, то же самое число примерно.

– Причем интересно, что при этом за счет масштабирования небольшого количества жертв режима за счет телевидения, масштабирования ограниченного нашего военного вмешательства в Сирии за счет телевидения можно создать впечатление, что мы действительно вовсю ввязываемся в мировой вооруженный конфликт или что у нас действительно полноценная нагнетается диктатура, большие широкомасштабные политические репрессии в стране развернуты. Безусловно, это те месседжи, которые власть хочет послать людям, но при этом отделавшись низкими реальными человеческими затратами. Спасибо, что Владимир Путин производит впечатление пугающего и страшного лидера, при этом всего-навсего посадив сто человек.

– Всего-навсего перекрывая кислород. Посадить он не посадит «Мемориал», но то, что он перекрыл ему кислород и не дает работать – это да. Есть средства массовой информации, которые вынуждены подстраиваться и подкладываться под власть для того, чтобы существовать, хотя они так не думают, но они говорят, что так думают – это второе. Конечно, идет не репрессивное, не в тюрьму он их сажает, а всего лишь рот затыкает.

– Мне интересно с точки зрения технологий именно масштабирования. Потому что, если человек верит, что он живет в авторитарном государстве, он просто сам затыкается. И вы знаете, что есть тьма тьмущая журналистов, которые сами затыкаются.

– Я с вами в этом не соглашусь, власти совершенно это с идеологических точек невыгодно. Они говорят, что вы живете в свободной стране. Кто масштабирует?

– Владимир Владимирович говорит: не согласен я со словами Дмитрия Киселева, который грозится обратить Соединенные Штаты Америки в радиоактивный пепел. А Киселев получает разнарядки в Администрации.

– Это вы понимаете, а зритель понимает, что его поправили. Зритель сначала подпитывается от Киселева, потом видит, что не во всем Киселев прав, иногда его подправляют.

Когда я слышу, что Песков говорит «нет», для меня автоматически означает «да»

– Как Песков подправляет Хирурга, который наезжает на Райкина. Ну а судить надо власть не по словам, а по делам, потому что дела и слова у власти постоянно расходятся. То есть Владимир Владимирович говорит, что Крым ни в коем случае присоединен не будет, через две недели он присоединяется. То добровольцы с вещами, купленными в Военторге, то это наши солдаты. Тут, говорят, пару недель назад наконец признали наше участие на Донбассе, сказали, что да, там интересы были русскоязычного населения, нам пришлось вмешаться, как и в случае с Крымом. Даже больше того, когда я слышу, что Песков говорит «нет», для меня автоматически означает «да». То же самое распространяется в отношении нашего высшего руководства: как только что-то категорически отрицают, значит так оно и есть, или, как только что-то обещают, значит так не будет никогда. В принципе это работает практически железно.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG