Доступность ссылки

«На самом деле, Мустафа-ага очень скромный человек – это подтвердят все, кто его знает. И вот он нам говорит: «Про меня уже снят сериал, обо мне уже написаны книги, может, не надо еще?». Мы его убедили только тем, что мы хотим снять фильм не просто про Джемилева, как политика, лидера крымских татар, а, в том числе, хотим показать его личность, внутреннее состояние», – говорит продюсер фильма «Мустафа» Тамила Ташева, вспоминая первую встречу с главным героем будущей картины после того, как родилась идея снять фильм.

В день перед показом картины Мустафа Джемилев увидел результат работы и сообщил, что «доволен и, несмотря на некоторые неточности, общая канва удалась – режиссер показал суть национального движения крымских татар».

Историю жизни Мустафы Джемилева зритель видит глазами множества людей: через их воспоминания, рассказы, впечатления, которые стали стержнем изложения. Зритель узнает Мустафу Джемилева и имеет возможность проникнуть в суть крымскотатарского движения: от дней депортации до возвращения на родину и нового изгнания периода аннексии Крыма Россией.

«Моя функция была очень простой – нужно было задать уместные вопросы людям, которые были такими, как Мустафа, и остаются такими. Они вместе с ним являются героями этого фильма», – говорит Вахтанг Кипиани, журналист-интервьюер, который остался за кадром.

Режиссер картины Ахмед Сарыхалил признался, что в начале работы, оценив масштаб героя крымских татар, не совсем понимал, как уложить всю жизнь Джемилева в хронометраж кино, показать значимость личности и борьбу народа за 60-90 минут. Поэтому решил начать с 1944 года: депортация крымских татар с полуострова, девятимесячного Мустафу увозят на руках с родной земли – он лишен детских воспоминаний.

Герои фильма, которые рассказывают об этом, тогда были еще детьми. И мне казалось, что очень уместно было показать тот период вот так – картинками

«Мы хотели рассказать об этих событиях – депортации крымских татар – но нет никаких (документальных, визуальных – КР) свидетельств. Может быть, где-то лежат, в каких-то неизвестных нам архивах. Одно фото гуляет по интернету, но неизвестно, действительно ли это депортация крымских татар. И другого способа не было, как использовать изобразительное искусство (в этой части фильма зритель видит иллюстрации, на них художник изобразил, как крымские татары покинули родную землю – КР). Еще есть такой момент: дети. Герои фильма, которые рассказывают об этом, тогда были еще детьми. И мне казалось, что очень уместно было показать тот период вот так – картинками, не так жестко», – поясняет режиссер необходимость использования различных жанров искусства в кино.

Про свою юность, период становления личности и принятие необходимости борьбы за возвращение на родину Джемилев рассказывает сам. Ахмед Сарыхалил говорит, что с историей жизни лидера крымских татар был знаком с малых лет, но вот понять его личность, осознать то давление, которое испытывал Джемилев, лишь частично удалось в период жизни в Крыму, уже после российской аннексии полуострова.

«После оккупации я прожил в Крыму недолго, но тогда мне стало понятно, насколько это непросто – хотя бы говорить в таких условиях. И когда я снова перечитывал книги о нем, я понял, какой это огромный вызов», – говорит режиссер о том моменте, когда пришло частичное осознание тех условий, в которых жил Мустафа.

О периоде заключения и первой голодовке Джемилева в фильме призван рассказать другой человек – актер Максим Пасичник. Очень похож внешне, но совсем без актерского опыта, за плечами лишь театральный кружок. Введение такого персонажа Сарыхалил называет большим риском и, по его словам, не удивится, если профессионалы начнут ругать за объединение в одном фильме реального героя и актера, изображающего Мустафу в юности.

Максим Пасичник

Максим Пасичник

«При первом просмотре Мустафа с интересом наблюдал за игрой Максима, никаких не было замечаний. Мне показалось, что ему импонирует актер», – говорит продюсер картины Тамила Ташева.

За день до премьеры Максим признается, что ранее с Мустафой знаком не был, но, готовясь к роли, тщательно изучал особенности поведения, привычки героя, и даже сменил язык общения.

Когда в тюрьму к Мустафе пришел брат и там состоялся разговор – наиболее сложный фрагмент фильма для меня. Там немного слов, но нужно было постараться передать эмоции от встречи

«Я смотрел видео, старался передать походку и речь, но было сложно переходить с украинского языка на русский, у меня постоянно вырывались украинские слова, и мы над этим работали на репетициях... Когда в тюрьму к Мустафе пришел брат и там состоялся разговор – наиболее сложный фрагмент фильма для меня. Там немного слов, но нужно было постараться передать эмоции от встречи», – вспоминает работу Пасичник.

Первая встреча Мустафы Джемилева и Максима Пасичника состоялась на премьере фильма с объятиями и почти по-семейному.

Изображение событий 2014-2015 годов в фильме существенно отличается от предыдущего материала, здесь режиссер использовал документальные хроники, собранные у журналистов, которые освещали события 1 мая 2015 года, когда Мустафу Джемилева оккупационные власти не пустили в Крым.

В фильме «Мустафа» зритель видит непривычное соединение форм изложения: от интервью – к иллюстрациям, от реального героя – к актеру, от документальных кадров – к постановочным, игровым моментам.

«Какие-то сцены мы перерабатывали, добавляли художественности. Например, сцена с психиатром. На самом деле там было двое врачей, которые проводили этот допрос или осмотр, как это назвать. Была женщина, которая задавала очень неприятные вопросы и провоцировала Мустафу Джемилева. А мы показали тот момент, когда она вышла из комнаты, и он продолжил общаться с одним психиатром. Была сцена, где Мустафа в камере общается с зэком. Ее мы делали со слов Мустафы-ага, и он говорил о том, что «я там ему еще один жест показал», – рассказывает Тамила Ташева.

По плану продюсера, в ближайшие месяцы фильм отправится на несколько международных фестивалей, в том числе в Берлин. На большом экране картину в Киеве смогут увидеть в ближайшее время только те люди, которые частично оплатили создание ленты – добродетели проекта «Спільнокошт», собравшие 150 тысяч гривен.

Мы будем и дальше работать с посольствами и фондами, которые могли бы помочь нам «прокатать» по фестивальным площадкам этот фильм

«Это небольшая доля бюджета, который потрачен на фильм. Большую часть – 50 тысяч долларов – предоставил американский институт «Национальный фонд демократии». Мы будем и дальше работать с посольствами и фондами, которые могли бы помочь нам «прокатать» по фестивальным площадкам этот фильм. Надеюсь, удастся и с государственными органами поработать, с Госкино, чтобы представить фильм широко в кинотеатрах Украины», – говорит Ташева.

К годовщине депортации крымских татар – 18 мая – фильм планируют показать на украинском телевидении. Также по спутниковому телевидению картину смогут посмотреть и в Крыму – на сегодняшний день другого варианта организовать просмотр на аннексированной территории создатели не видят.

«Мне бы очень хотелось, чтобы те материалы, которых осталось очень много, показали в другой форме, потому что то, что вы видите – это одна сотая того, что мы отсняли. Это моя личная боль», – видит продолжение проекта Кипиани и обещает работать над тем, «чтобы этот материал не умер».

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG