Доступность ссылки

Декоммунизация: идейные битвы продолжаются


Политическая карикатура Евгении Олийнык

Политическая карикатура Евгении Олийнык

Казалось бы, декоммунизация в Украине должна поддерживаться интеллектуалами западного мира (кроме разве что левых радикалов). Однако ‒ нет.

Сергей Екельчик ‒ рожденный в Украине канадский историк, автор книг «Stalin's Empire of Memory. Russian-Ukrainian Relations in the Soviet Historical Imagination», «Ukraine: Birth of a Modern Nation», «Империя памяти», «The conflict in Ukraine. What everyone needs to know» и других, отрицает саму сущность декоммунизации. «...Декоммунизация построена на фальшивой параллели между коммунизмом и фашизмом. Я не побоюсь употребить это радикальное слово «фальшивой», потому что в действительности речь не идет об идеологии коммунизма Маркса, европейских, американских, или канадских коммунистов. Речь идет на самом деле о вполне реальном опыте жизни в советском государстве Ленина и Сталина. Это не обязательно одно и то же дело. Памятники Марксу стоят в Европе, никто не сносит. Это у нас надо уничтожить все упоминания о Марксе и Розе Люксембург... Здесь происходит подмена понятий».

Что же, обвинения серьезные. Тем более, что Екельчик не единственный в инвективах такого рода. Впрочем, посмотрим на то, действительно ли идеология Маркса принципиально отличалась от практики Ленина и Сталина и какими словами стоит вспоминать украинцам Розу Люксембург.

Во время чествования жертв Голодомора 1932-33 годов. Киев, 23 ноября 2013 г.

Во время чествования жертв Голодомора 1932-33 годов. Киев, 23 ноября 2013 г.

Сталин только воплощал идеи «Коммунистического манифеста»

Отрицать, что Карл Маркс был неординарным философом и серьезный исследователем экономических, социальных и технологических процессов, по-моему, невозможно. Однако речь Екельчик ведет о другом ‒ об идеологии Маркса, а идеология как таковая ‒ это система ценностей и принципов, которые объединяют большие массы людей и призваны вести их к практическим действиям. Так вот, программа действий, сформулированная в «Манифесте Коммунистической партии» Маркса и Энгельса, более кровожадна, чем идеи «Майн Кампф».

Вот какие меры Маркс и Энгельс определяли как «деспотические вмешательства в право собственности и буржуазные производственные отношения» и считали первоочередными: «Экспроприация земельной собственности и возврат земельной ренты на государственные расходы» (что и сделал Сталин с помощью коллективизации, забрав у крестьян вместе с землей все доходы и оставив колхозникам «галочки»); «конфискация собственности всех эмигрантов и мятежников» (как там говорилось в печально известной статье 58 ‒ «десять лет без права переписки с конфискацией имущества», не так ли?); «образование промышленных армий, в особенности для земледелия» (Сталин это реализовал в системе ГУЛАГа и в закрепощенном колхозно-совхозном селе); «соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению противоположности между городом и деревней» (для этого в СССР студентов, ученых, инженеров посылали «на картошку» или «на кагаты», а в Китае при Мао Цзэдуне интеллигенцию отправляли в деревню «на перевоспитание»); «централизация всего транспорта в руках государства» (Сталин попытался было сделать это ‒ и дал задний ход) ‒ и так далее, и так далее.

А в подробнее выписанных Энгельсом «Принципах коммунизма», которые стали основой для создания «Манифеста...», находим еще и «принудительные займы» (воплощенные Сталиным), или «организацию труда в национальных имениях» (совхозы в СССР и госхозы в Восточной Европе). Цель этих акций названа Энгельсом очень четко: «концентрировать в руках государства весь капитал, все сельское хозяйство, всю промышленность, весь транспорт и весь обмен». Эта концентрация и есть совершенный тоталитаризм, которого не достиг Гитлер, хотя ему тоже нравились такие идеи (читайте «Застольные разговоры...» фюрера).

А теперь обратимся к статьям Энгельса, опубликованным в 1848-49 годах в редактируемой Марксом «Neue Rheinische Zeitung» («Новой Рейнской газете»). В статье «Демократический панславизм» Энгельс пишет, что хорваты как нация «по самой природе своей контрреволюционная», что «кроме поляков, россиян и максимум ‒ турецких славян, ни один славянский народ не имеет будущего». А в статье «Борьба в Венгрии» откровенно отмечает, что ждет в случае торжества коммунизма славян, и не только их: «...Среди всех больших и малых наций Австрии только три были носителями прогресса, активно влияли на историю и еще и теперь сохранили жизнеспособность; это ‒ немцы, поляки и венгры. Поэтому они теперь революционны. Всем остальным большим и малым народностям и народам предстоит в ближайшем будущем погибнуть в буре мировой революции. Поэтому они теперь контрреволюционные». Поэтому никакой «подмены понятий» не произошло: российские большевики действовали в строгом соответствии с марксистской идеологией, когда проводили коллективизацию и раскулачивание, когда депортировали поляков УССР в 1937-38 годах и народы северного Кавказа и Крыма в 1944 году, когда вводили тотально плановую экономику, карточную систему и пайки...

Кстати, американские и канадские коммунисты были на содержании Кремля и добросовестно выполняли его команды...

Во время чествования жертв Голодомора 1932-33 годов. Киев, 23 ноября 2013 г.

Во время чествования жертв Голодомора 1932-33 годов. Киев, 23 ноября 2013 г.

Украинофобия по-коммунистически

А теперь ‒ слово Розе Люксембург.

«Объективную сложность положения большевики во многом сами обострили своим лозунгом, который поставили в основу своей политики, так называемым правом наций на самоопределение или тем, что на самом деле скрывалось за этой фразой, ‒ государственным развалом России... Вместо в духе чисто интернациональной классовой политики... зубами и когтями защищать целостность Российской империи как территории революции... вместо предостеречь пролетариев окраин от любого сепаратизма как чисто буржуазной ловушки и в зародыше подавить сепаратистские устремления железной рукой, а ее применение в этом случае соответствовало бы истинному содержанию и духу пролетарской диктатуры, они, наоборот, вызывали своим лозунгом смуту среди масс всей округи и открыли пространство для демагогии буржуазных классов...

Лучшее доказательство, это ‒ Украина, которой суждено было сыграть такую роковую роль в истории Российской революции. Украинский национализм в России был совсем другим, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто прихотью, кривляньем нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких-либо корней в экономических, политических или духовных отношениях страны, без всякой исторической традиции, потому что Украина никогда не была ни нацией, ни государством, без всякой национальной культуры, за исключением реакционно-романтических стихотворений Шевченко... И эту смехотворную шутку пары университетских профессоров и студентов Ленин и товарищи раздули своей доктринерской агитацией «права на самоопределение вплоть до т.д.» искусственно в политический фактор. Тому что сначала было только шуткой, они предоставили значимость, пока эта шутка не превратился в полную серьезность, однако не в серьезное национальное движение, что оно, как и раньше, не имеет никакого корня, а в вывеску и знамя для сбора контрреволюции!»

И опять-таки, даже Гитлер в конце концов признал право украинской нации на существование, более того ‒ причислил ее ‒ в своем безумном мировоззрении ‒ к «арийской расе». А «пламенная Роза» до конца стояла на империалистических позициях, отрицая не только существование украинцев, но и право поляков (в этом она сошлась с фюрером), финнов и латышей на собственную государственность.

Так как должны украинцы вспоминать о Розе Люксембург?

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG