Доступность ссылки

Посткрымский идеологический тупик России


Празднование Дня народного единства в Симферополе, 4 ноября 2014 года

Празднование Дня народного единства в Симферополе, 4 ноября 2014 года

Специально для Крым.Реалии

Проект «Крымнаш» в конце прошлого года окончательно утратил мобилизующий ресурс, и российские власти оказались в щекотливом положении. Рейтинг президента Владимира Путина, на котором держится пресловутая вертикаль власти, катастрофически зависит от количества громких побед в телевизоре. Поражение в Украине, категорический отказ европейцев и американцев признать Крым, санкции, нарастающий экономический кризис, новая холодная война с Западом существенно сократили Москве поле для маневра. Общественность, привыкшая к легким победам, требовала продолжения, которое Кремль не был способен обеспечить.

В начале текущего года федеральный центр оказался в идеологическом тупике. Идти на новые «завоевания» стало слишком дорого, а сохранять политическую стабильность без геополитических маневров – слишком трудно. После аннексии Крыма российское общество пытались консолидировать, предложив ему мутную идеологию «патриотизма-путинизма». Но, как показала практика последних месяцев, общественность прохладно отнеслась к подобным инициативам. Теперь Кремль пытается навязать населению концепцию «российской нации», толком представляя, что это такое.

Ольга Ковитиди предложила внести изменения в российскую конституцию, отменяющие запрет на государственную идеологию

«Сенатор» от Крыма Ольга Ковитиди предложила внести изменения в российскую конституцию, отменяющие запрет на государственную идеологию. Политик положила, что именно таким образом можно «обеспечить единство всех народов».

«В целях обеспечения единства русского народа, формирования современной идеологии страны, мы можем начать говорить о необходимости наличия единой идеологии в России... Настоящий законопроект уже подан мной в Государственную думу», – сказала Ковитиди. Хотя еще несколько месяцев назад кремлевский лидер заявлял, что в стране уже есть идеология – «российский патриотизм».

По ее мнению, России необходима идеология, которая бы отвечала целям «духовного возрождения и памяти об исторических событиях, которые сыграли важную роль в становлении нравственности, понятия долга и чести перед Родиной, а также явились воплощением единства воли народа».

Все как всегда: много умных и красивых слов, за которыми скрывается стремление московской клептократии как можно дольше быть при власти.

Госпожа Ковитиди действовала не по собственной инициативе. Скорей всего, документ готовился в недрах администрации президента. Сановные аппаратчики пытаются выставить ситуацию таким образом, словно парламентарии откликнулись на предложение президента Путина разработать закон о «российской нации». Судя по высказываниям штатных пропагандистов, речь шла о полном копировании коммунистического опыта построения «новой исторической общности – советского народа».

Крымский «сенатор» и стоящая за ней администрация президента вообще не представляют, какая именно идеология нужна России. Известное высказывание нынешнего спикера Госдумы Вячеслава Володина «есть Путин – есть Россия», содранное у немецких нацистов, не подходит в качестве генеральной идеологемы.

После аннексии Крыма, российская верхушка готова заниматься чем угодно, но только не долгосрочным планированием

Действенная политическая идеология представляет собой не просто совокупность доктрин, набор идеалов или политических мифов, определяющих мировоззрение нации, но и определенную картину будущего. То есть каждый гражданин должен представлять, в какую сторону движется его страна и какой она будет в ближайшей и отдаленной перспективе. После аннексии Крыма, российская верхушка готова заниматься чем угодно, но только не долгосрочным планированием. Далее 2018 года, когда должны состоятся очередные президентские выборы, никто не заглядывает. Глава государства, как и все люди на земле, смертен. В таком свете слова Володина прозвучали как трагическое пророчество.

Аннексия Крыма не тянет на роль обновленной государственной идеологии, хотя в 2014 году такие попытки предпринимались. Пропагандисты попытались изобразить полуостров «сакральной» территорией, на которой началась российская история и государственность. Но в конце прошлого года данный политический проект полностью исчерпал свой мобилизующий ресурс. В Кремле не знают, чем заменить девальвированный «Крымнаш» и провалившуюся «русскую весну» на востоке Украины. Власти сами приучили общественность, что рейтинг Путина прямо пропорционален количеству побед в телевизоре. Поэтому Ольга Ковитиди предложила «начать говорить» о новой идеологии. Авось, в процессе разговора возникнут интересные предложения. Ирония ситуации заключается в том, что обществе отсутствует социальный запрос на подобные дискуссии.

Кремль за последние полтора года так и не смог навязать общественности новый социальный контракт, предполагающий обмен политической лояльности на «Крымнаш»

Почему именно Ковитиди, а не, например, депутат Госдумы Наталья Поклонская, которую российская пропаганда сделала лицом «русской весны» в Крыму? Во-первых, бывшего крымского «прокурора» стало слишком много в медийном пространстве; своими неуклюжими заявлениями она настроила против себя даже соратников по партии. Во-вторых, в данной ситуации личность не имеет большого значения.

Член федерального собрания – всего лишь передаточное звено между администрацией президента и аппаратом Госдумы. Гораздо важнее понять, что Кремль за последние полтора года так и не смог навязать общественности новый социальный контракт, предполагающий обмен политической лояльности на «Крымнаш» и прочее «вставание с колен».

Сергей Стельмах, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG