Доступность ссылки

Как и результаты референдума по Brexit в Великобритании в конце июня, итоги президентских выборов в США застали финансовые рынки врасплох. Но, как и полгода назад, резкий их обвал к утру в среду уже вскоре был по многим позициям отыгран. Скажем, и курс доллара к евро, и цены на нефть к середине дня вернулись к уровням накануне, когда рынки еще ожидали совсем другого исхода выборов. За нефтью устремился и российский рубль. После провала утром, он к середине дня и отыграл потери, и даже подорожал к уровню накануне. Ближе к вечеру снижение курса возобновилось, но вскоре он вновь подрос, следуя за ценами на нефть и почти вернувшись на уровни закрытия торгов во вторник.

Неожиданные для финансовых рынков итоги выборов в США могли повлиять на курс рубля, во-первых, через курс американского доллара, главной валюты мирового рынка нефти. Для одного результата прогнозировали его новый рост, а для другого – наоборот, снижение. И в обоих случаях изменение курса доллара повлияло бы на цену нефти, но с обратным знаком, коль скоро их часто сравнивают с сообщающимися сосудами. А уже цена нефти – на курс рубля…

Колебания курса рубля будут оставаться умеренными как минимум до конца 2017 года

Но случилось неожиданное: уже на первых результатах голосования в США резко подешевели и доллар, и баррель. А традиционно в периоды высокой волатильности рынков их участники быстро перебрасывают свои капиталы в наиболее безопасные активы. Такие, например, как золото, которое к утру среды подорожало сразу 6%, или наиболее надежные гособлигации, включая американские же, которые также резко прибавили в цене.

Однако панические распродажи на мировых рынках через несколько часов сменились "коррекцией", что отразилось в итоге и на валютах развивающихся стран, включая рубль. Но как его курс может меняться в ближайшие недели и месяцы? Эти перспективы мы обсуждаем с советником по экономике финансовой компании "Уралсиб" Алексеем Девятовым, главным экономистом инвестиционной компании "Ренессанс Капитал" по России и СНГ Олегом Кузьминым и главным аналитиком шведского банка Nordea в Москве Ольгой Лапшиной.

Победа Трампа стала неожиданностью для рынков – одновременно подешевели и доллар, и нефть

Девятов: В утверждении, что курс доллара влияет на цены на нефть, а цены на нефть, в свою очередь, уже влияют на курс рубля, есть, конечно, доля истины. Но это не единственный фактор, есть и другие. В том числе – потоки капитала, которые во многом зависят как от зарубежных, так и внутриполитических событий. Хотя мы действительно увидели интересную ситуацию, когда одновременно подешевели и доллар, и нефть! Ведь победа Трампа стала неожиданностью для рынков…

Кузьмин: Конечно, можно говорить о двух каналах влияния итогов выборов в США на динамику курса рубля. И через уход инвесторов от рисков, и через снижение цен на нефть. Однако многие инвесторы не исключают, что избрание Трампа может привести к снижению напряженности в отношениях России и США. И в этом плане российская валюта может выглядеть даже лучше валют других развивающихся стран.

​– Нефть также относится к активам повышенного риска, что, собственно, вновь подтвердилось и на этот раз, когда она резко – сразу на 6% – подешевела на первых итогах голосования в США. Но стоит ли ожидать теперь нового оттока капиталов с рынка нефти – на фоне резко выросшей неопределенности в экономике, как американской, так и мировой? Ведь от этого напрямую зависит и курс российского рубля…

Девятов: Первая реакция рынков свидетельствует о том, что внезапно возникшая на них волатильность продлится недолго. Есть более фундаментальные факторы – баланс спроса и предложения, плюс весь поток новостей от ОПЕК, состоится ли все-таки некая “заморозка” добычи или нет, как все это будет развиваться? На мой взгляд, эти факторы будут оказывать на рынок нефти гораздо большее влияние, чем, собственно, сам факт победы Дональда Трампа на выборах в США.

Кузьмин: Пока рано говорить о конкретном влиянии итогов выборов в США на динамику цен на нефть. Ведь экономическая программа нового президента США участникам рынка, скажем так, не до конца понятна. Но в целом, если кардинальных изменений на рынке энергоносителей не произойдет, то цены на них по-прежнему будут определяться фундаментальными факторами, связанными со спросом и предложением.

Можно ли предположить, что реакция на итоги выборов в США валют крупных развивающихся стран – Китая, России, Мексики, Бразилии – будет существенно разниться? Или, скорее, это влияние будет более или менее однородным? За исключением разве что Мексики, на границе США с которой Дональд Трамп собирался возвести стену…

Лапшина: Первая реакция, наверное, окажется схожей, исходящей из перемены общего отношения инвесторов к риску. В целом на рынках ожидалось, что победа Клинтон будет более "позитивной" для развивающихся стран, тогда как победа Трампа – более "негативной". Что, собственно, и проявилось в первой реакции их валют. Но и дальше, наверное, инвесторы какое-то время будут проявлять осторожность по отношению к активам развивающихся стран. С российским рублем чуть особая история: он в последнее время держится относительно неплохо, учитывая все то, что происходит на глобальных рынках.

Девятов: Это зависит и от денежной политики разных развивающихся стран, и от объемов их экономических отношений с США, и от того, в какой мере американские капиталы присутствуют в той или иной экономике. Например, Китай весьма жестко управляет курсом национальной валюты. Для российского рубля огромную роль играют цены на нефть. Как и для бразильского реала, ведь Бразилия – тоже сырьевая экономика. Мексика – да, это особый случай. Во-первых, страна очень тесно связана с США экономически, а во-вторых, конечно, эти заявления о постройке стены оптимизма ей не добавляют. Впрочем, первое же выступление Дональда Трамп уже в качестве избранного президента США оказалось довольно миролюбивым: он пообещал работать со всеми странами.

Кузьмин: В целом, итоги выборов в США, скорее, негативны для валют всех развивающихся стран. И хотя их динамика будет во многом определяться режимом курсовой политики в каждой стране, можно сказать, что, наверное, больше других может пострадать Мексика, а меньше других – Китай, ввиду жесткой курсовой политики властей, или Россия. Многие инвесторы надеются, например, что с избранием Трампа могут возникнуть разговоры либо об ослаблении, либо отмене антироссийских санкций. Пока сложно, конечно, прогнозировать, насколько изменится внешняя политика США, однако даже сами такие надежды инвесторов уже могут поддержать рубль, особенно в сравнении с валютами других развивающихся стран.

​– Мировые финансовые рынки еще в канун американских выборов были почти уверены в том, что Федеральная резервная система (Центральный банк США) объявит о новом повышении своих процентных ставок еще до конца года. Что неизбежно приведет к очередному укреплению доллара: доходность вложений в американские активы возрастет, а значит – и спрос на американскую валюту. Сколь сильно эта уверенность теперь поколеблена, по вашим представлениям? Как в итоге на это может реагировать рубль? Или большее значение для его курса будут иметь другие факторы – скажем, предстоящие платежи российских компаний по своим внешним долгам, слабый общий внутренний спрос на валюту в стране, не говоря уже о таком факторе как цены на нефть?

Лапшина: Еще несколько дней назад рынок оценивал вероятность этого события более чем в 80%. То есть фактически закладывал в свои расчеты одно повышение ставки в этом году. Теперь ожидания упали практически до 50%: то ли будет, то ли нет… И, с одной стороны, вроде, если ставку пока не повысят, это, скорее, хорошо для развивающихся валют, тогда как общая неопределенность, которую привнесла победа Трампа, действует, скорее, против развивающихся валют. То есть возникла двоякая ситуация, и пока сложно сказать, как это будет в целом сказываться на рынке.

Первая реакция рынков свидетельствует о том, что внезапно возникшая на них волатильность продлится недолго

Девятов: Конечно, теперь шансы на повышение ставки в декабре чуть уменьшились. Возможно, Федеральная резервная система решит немного подождать и посмотреть, когда и как ситуация успокоится, каковы будут планы нового президента в экономике. Трамп ведь обещал заняться экономикой всерьез, в частности, строительством инфраструктуры в стране. Но я, честно говоря, думаю, что ставку в декабре, наверное, все же повысят. Что, с одной стороны, конечно, повлияет на курс рубля – просто потому уже, что от этого решения зависит курс доллара. Однако для рубля куда более значимыми факторами остаются и цены на нефть, и ожидаемый прилив ликвидности в банковскую систему в конце года, связанный с финансированием дефицита бюджета. Наконец, фактор предстоящих платежей компаний по внешнему долгу, объем которых в конце года традиционно выше. Вот эти три эти фактора, на мой взгляд, несут в себе большие риски для российского рубля, чем решение ФРС.

Кузьмин: После выборов в США вероятность скорого ужесточения денежной политики ФРС, наверное, несколько снизилась. И связано это с резко возросшей неопределенностью развития ситуации. Тем не менее, на наш взгляд, вариант повышения ставок уже в декабре пока еще остается базовым прогнозом. Ну, а что касается российской валюты, то, по нашим представлениям, колебания курса рубля будут оставаться умеренными, как минимум, до конца 2017 года. Связано это, в первую очередь, с резким замедлением оттока капитала из России. И мы пока не ожидаем нового его существенного ускорения.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG