Доступность ссылки

Недавно вышла книга «Оккупация Крыма», в которой не только собрана хроника крымских событий февраля-марта 2014 года, но и сделаны выводы, которые по мнению автора, могут стать первым шагом по стратегии деоккупации Крыма. Какие уроки извлек автор и какой может быть стратегия возвращения полуострова? Об этом говорим со старшим научным сотрудником Института истории Украины, автором книги «Оккупация Крыма» Владимиром Головко.

После аннексии Крыма в России вышло несколько книг с описанием событий 2014 года. Публицист Николай Стариков с блогером Дмитрием Беляевым презентовали сборник «Россия. Крым. История». По мнению авторов, каждый раз, когда Россия обретала полуостров, она становилась сверхдержавой, а каждая потеря Крыма приводила к утрате этого статуса. Член Федерального собрания России от Крыма Ольга Ковитиди написала книгу «Крым. История возвращения». По словам автора, труд посвящен воссоединению полуострова с Россией, в нем собраны воспоминания участников «Крымской весны». Коллективный труд российских ученых «История Крыма» включает описание фактов от античных времен до современности – здесь события 2014 года трактуют как воссоединение с Россией. Книгу презентовал российский министр культуры Владимир Мединский и рекомендовал ее к изучению в школах. В этом году в Крыму появились школьные дневники с памятными датами для Крыма. Огромный пробел в новейшей истории полуострова касается его жизни в составе Украинской ССР, а 23-летний период жизни в независимой Украине вообще отсутствует. Почти все книги о «воссоединении» Крыма с Россией дублируют тезисы речи президента России Владимира Путина от 18 марта 2014 года – о том, что Россия откликнулась на просьбу о помощи тех, кто не хотел допустить беспорядков, и вмешательство России было актом поддержки, следования воле местного населения.​

– У нас в гостях старший научный сотрудник Института истории Украины, автор книги «Оккупация Крыма» Владимир Головко. Владимир, как возникла идея книги? О чем эта книга, долго ли она писалась?

– Книга «Оккупация Крыма» вышла в холдинге COOP Media в рамках серии «Русский мир» против Украины». Я, как сотрудник Института истории Украины, участвовал в большом проекте, посвященном 25-летию Независимости, и изучал историю 2014-2016 годов. На основании научных материалов я решил подготовить книгу в научно-популярном ключе для широкого круга людей. Так что крымской историей я начал заниматься с 2014 года, в научном ключе осмысливая военную агрессию России против Украины.

– Какие материалы вы использовали для подготовки книги?

Я смог показать не черно-белую картину, а сложные условия, в которых оказались крымчане в 2014 году

– Временная дистанция еще невелика, и я использовал открытые источники, например, масс-медиа, но при этом особое внимание уделял работе с российскими источниками – от знаменитой речи Путина, фильма «Крым. Дорога домой». В российских источниках много интересных вещей, переворачивающих картинку, которую пытаются демонстрировать российские СМИ и пропаганда. Я пытался показать логику, пояснить события. У меня не было задачи фиксировать все факты, такие работы уже есть – прежде всего, книга Тараса Березовца («Аннексия: остров Крым» КР). Моя книга начинается с победы Виктора Януковича на президентских выборах в Украине в 2010 году. Каким образом действовала команда Василия Джарты, как это отражалось на общественных и экономических процессах в Крыму? Заканчивается книга событиями августа 2016 года, когда Россия объявила миру, что Украина готовит чуть ли не спецоперацию по захвату Крыма. Напомню, это инцидент с задержанием якобы украинских диверсантов.

– Что самое удачное в вашей книге, а чего не удалось достичь?

– Самое удачное – то, что я смог показать не черно-белую картину. Я показал сложные условия, в которых оказались крымчане в 2014 году, оказавшись в новых украинских политических условиях. Наверное, нужно было больше уделить внимания национальным отношениям – в книге почти не отражена жизнь украинской общины в Крыму, меньше внимания, чем хотелось бы, уделено крымскотатарской общине. Если будет переиздание, обязательно детальнее изучу эти вопросы и включу в книгу.

Владимир Головко

Владимир Головко

– Вы подписали и отправили несколько экземпляров российскому президенту Владимиру Путину. На что вы рассчитываете?

Путин хотел забрать всю Украину, но вынужден был поступиться

– Первоначально я подарил эту книгу Гарри Каспарову, одному из лидеров российской оппозиции, когда мы случайно столкнулись на одном из форумов за рубежом. На этом форуме он заявил, что Крым был аннексирован незаконно, и Россия проводит геноцид крымских татар. Я не удержался и подарил ему книгу. Я думал о том, что в мартовской речи господина Путина – 80% лжи. Можно понять его ситуацию: СМИ в России – пропагандистские, историческая наука тоже служит пропаганде. И с Главпочтамта Киева с уведомлением была отправлена эта книга. Мы ждем ответа, но ясно, что его не будет. Я хотел, скорее, показать, что Украина способна от оборонительной позиции в гуманитарной сфере перейти к наступательной. Книга специально издана на русском языке, чтобы ее могло прочесть больше людей в России и Европе.

– Как вы считаете, была ли аннексия Крыма исторической неизбежностью или скорее набором трагических случайностей?

– Это была катастрофа, а катастрофы часто непрогнозируемы. Думаю, это был результат политического авантюризма российского руководства. Не сказал бы, что предыдущий исторический опыт вел к аннексии, к возникновению этой раны между украинским и российским обществом, которая будет заживать не один десяток лет.

– В научном обществе ведутся дебаты, было ли решение об аннексии спонтанным, или же это была реализация давнего исторического замысла. Что вы об этом думаете?

– Лишь с осени 2013 года пошли сигналы, что Крым может быть аннексирован. Почему 20 февраля 2014-го стало неким водоразделом? Из российских источников я установил: решение было принято именно тогда, когда российский представитель в Киеве сообщил Путину, что достигнуто решение о политическом урегулировании между Майданом и президентом. Была достигнута договоренность о перевыборах и продолжении Украиной евроинтеграционного курса. И уже тогда десантные войска были погружены на военные корабли и отправлены в Крым. Путин хотел забрать всю Украину, но вынужден был поступиться.

– В мартовской речи Путин подчеркивал, что российские войска не входили в Украину, поскольку и так там были, так называемая «самооборона» предупредила кровопролитие, а аннексий и оккупаций без выстрелов и жертв не бывает. Можете ли вы возразить Путину по этим трем пунктам?

Сам Путин своими высказываниями подтвердил, что действия России содержали элемент агрессии

– Конечно. Путин пытается говорить языком Второй мировой войны. Против Украины развернута гибридная война. В Крым были высланы парамилитарные формирования – например, так называемые кубанские казаки. Когда блокировался перешеек, стояло человек 30 крымского «Беркута», за ними – кубанские казаки, а за теми – регулярные части. Картинка показывала крымский «Беркут» и казаков. Вот пример действий России. Тут еще вопрос терминологии. Путин говорит, что это не интервенция и агрессия. Я хотел избежать обвинений в том, что как украинский историк гну свою линию. Я пошел формальным путем: взял резолюцию ООН об определении агрессии. Использовал эти термины. Сам Путин своими высказываниями подтвердил, что действия России содержали элемент агрессии. В фильме «Крым. Дорога домой» он говорит, что дал своим подразделениям задание – перерезать коммуникации, по которым Киев мог бы дать команду украинским войскам начать вооруженное сопротивление. Все аргументы на поверхности. Я использовал терминологию международного права. Это агрессия, в результате которой произошла аннексия.

– Могла ли Украина противостоять этой агрессии классическими или гибридными способами?

– Украина не могла это сделать: ни военным, ни политическим, ни интеллектуальным путем. Силовые структуры были деморализованы. Режим Януковича готовился к провокациям со стороны России в Крыму. Я нашел информацию от одного из нынешних военных руководителей Украины о том, что в октябре-ноябре 2013 года СБУ отрабатывала в Крыму операцию по деблокации крымского парламента. Политически Украина была не готова. Плюс, революционная эйфория в Киеве не давала хладнокровно противостоять России. Я негативно оцениваю решение парламента о ликвидации языкового закона Колесниченко-Кивалова: в тот момент это было неправильно.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG