Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Современные Военно-морские cилы Украины (ВМСУ) возникли в результате усилий большой группы офицеров-патриотов и под давлением со стороны национально-демократических партий в первой половине 1992 года. Тогда существовала реальная возможность перевести под юрисдикцию Украины если не весь Черноморский флот, оставшийся от СССР, то, по крайней мере, его большую часть (о ряде связанных с этим обстоятельствах читайте в материале«Борьба за украинский Севастополь»). Но так не произошло.

Более пяти лет продолжалось своеобразное соревнование между Киевом и Москвой за справедливое разделение Черноморского флота и за реальный, а не формальный контроль над его главной базой ‒ Севастополем. Со стороны российских адмиралов не раз звучали пренебрежительные заявления: мол, зачем украинцам флот? Дадим им десяток катеров, чтобы могли гоняться за контрабандистами, и хватит! В конце концов, во время раздела флота в 1997 году ВМСУ (которые к тому времени уже имели в своем составе фрегат «Гетман Сагайдачный», корабль управления «Славутич» и ряд других боевых единиц) получили 250 боевых кораблей и вспомогательных судов. Спустя десятилетие в составе украинского флота осталось 35 боевых единиц и 60 вспомогательных. И то ‒ многие из этих боевых стали небоеспособными...

Со стороны российских адмиралов не раз звучали пренебрежительные заявления: мол, зачем украинцам флот? Дадим им десяток катеров, чтобы могли гоняться за контрабандистами, и хватит!

Еще в начале 2000-х в составе ВМСУ были четыре фрегата («Сагайдачный», «Севастополь», «Николаев» и «Днепропетровск»), из которых вскоре остался только один ‒ «Гетман Сагайдачный», флагман ВМСУ, требующий серьезного ремонта. Два фрегата пошли на металлолом, «Севастополь» ждал (и дождался) своей очереди быть порезанным на металл...

Как происходила операция по «кастрации» только что созданного украинского флота, можно проследить на одном примечательном примере. В начале декабря 2004 года, между вторым и «третьим» туром президентских выборов, Кабмин Януковича (которому тогда уже было высказано парламентское недоверие) дал очень сомнительный с точки зрения законности «зеленый свет» решению Минобороны по списанию 30 боевых и вспомогательных кораблей, среди которых были упомянутый уже фрегат «Севастополь», корвет «Изяслав» и ракетный катер «Умань». Информагентства при этом ссылались на источник в командовании ВМСУ, утверждавший, что списанные корабли ‒ это практически металлолом, доставшийся Украине после раздела Черноморского флота. «Источник», мягко говоря, говорил неправду.

Президент Украины на торжествах по случаю Дня ВМФ в Одессе, 2016 г.

Президент Украины на торжествах по случаю Дня ВМФ в Одессе, 2016 г.

Автор этих строк в 2003 году на вполне законных основаниях побывал на борту фрегата «Севастополь». Этот корабль совсем не походил на металлолом; более того, старшие офицеры ВМС Украины, с которыми я разговаривал, утверждали, что для завершения ремонта корабля, который отвечал основным требованиям к современной боевой единице, достаточно было 30-35 млн гривен, и он бы плавал, по меньшей мере, 10-15 лет. Такая же ситуация тогда была и с рядом других боевых кораблей, уже списанных на металлолом; они подходили для восстановления и длительного использования.

Более того: в крайнем случае, чтобы удешевить ремонт, можно было прибегнуть к операции, которую в свое время проделали большевики с теми линейными кораблями, которые не успел уничтожить флотоненавистник Ульянов-Ленин (это его слова, кстати, повторял бывший секретарь ЦК КПУ по идеологии Леонид Кравчук: «нам нужен не флот, а хотя бы какой-то флотишко»). После смерти Ленина у Советского Союза осталось три линкора в запущенном состоянии и еще один («Фрунзе», бывшая «Полтава») в таком состоянии, что нуждался в капремонте. На все денег не хватало. В итоге были модернизированы три линкора, находящиеся на плаву, а четвертый использован как склад запчастей для них. Поэтому, по мнению ряда флотских офицеров, с которыми я разговаривал в начале 2000-х, из трех однотипных фрегатов, в крайнем случае, вполне можно было сделать два боеспособных. Ту же операцию, вероятно, можно было проделать и с некоторыми другими типами кораблей.

И не следует думать, что такие операции делались только при премьерстве Виктора Януковича. Уже при президентстве Виктора Ющенко в июле 2005 года заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины Григорий Саковский на 5-м телеканале обнародовал некоторые цифры, связанные с планами Киева. Мол, количество кораблей ВМСУ за несколько лет сократится с 35 до 12, но одновременно «количество будет компенсировано качеством», поскольку корабли будут оснащены новейшей компьютерной техникой для уничтожения подводных лодок и разведки акватории Черного моря. Ведь, мол, сейчас около 20 боевых кораблей и катеров ВМСУ стоят у причалов в ожидании ремонта, то есть они небоеспособны. Кроме того, корвету «Чернигов» уже 24 года, а корвету «Луцк» ‒ 11 лет, а это, мол, очень почтенный возраст для боевых кораблей. Поэтому не надо тратить средства на старые корабли, на их ремонт ‒ надо строить новые. Мол, к 2015 году при условии роста бюджета Минобороны, ВМСУ могли бы получить еще 10-12 новых кораблей ‒ фрегатов, корветов, тральщиков. И первый из них ‒ корвет «Тернополь» ‒ в настоящее время проходит ходовые испытания...

Экс-командующий ВМСУ вице-адмирал Владимир Безкоровайный заявил, что большинство кораблей, доставшихся Украине при разделе Черноморского флота СССР, можно было отремонтировать

С позиции сегодняшнего дня, думаю, нетрудно оценить позицию и генерала, и всего Генштаба относительно построения новых кораблей и «устарелости» тех, что уже были, и которые тогда имели от 10 до 25 лет. Автор этих строк, когда в Севастополь в начале 2000-х пришел с визитом французский эсминец, поинтересовался датой постройки этого судна. Оказалось: 1967 год. Можете сами посчитать возраст этой боевой единицы ‒ конечно, корабль за эти годы прошел необходимую модернизацию.

Интересно, что в те же годы бывший командующий ВМСУ вице-адмирал Владимир Безкоровайный заявил, что большинство кораблей, доставшихся Украине при разделе Черноморского флота СССР, можно было отремонтировать и использовать для решения задач обороны страны. Зато происходили очень интересные вещи: сначала большие деньги выделялись на ремонт кораблей, а потом эти корабли внезапно списывали и немедленно резали на металлолом. Почему? Зачем? Решение принимал Киев. Как можно было проверить, куда пошли деньги, правильно ли они были использованы? ‒ спрашивал вице-адмирал. И сам отвечал: а никак. И как оценить, что будто бы отремонтированный корабль режут автогеном?

Украинский фрегат «Гетман Сагайдачный»

Украинский фрегат «Гетман Сагайдачный»

Интересно и другое. При президентстве Леонида Кучмы был продан Китаю по цене металлолома (за $ 20 млн) готовый на две трети авианосец «Варяг», который стал после достройки под названием «Ляонин» первым и пока единственным китайским авианосцем. Конечно, Украине корабль такого класса в Черном море не нужен, это корабль для океанских государств. Однако цена его должна была быть на два порядка выше; Украина должна была выторговать еще и участие (за плату, разумеется) в достройке этого корабля уже на базе ВМС Китая Далянь. Полученных денег хватило бы на достройку незавершенных и модернизацию существующих кораблей.

А в придачу при Кучме порезали на металлолом готовый на треть фрегат «Байда Вишневецкий». Недостроенные корветы «Луганск» (две трети готовности) и «Львов» (95% готовности) так и остались недостроенными и при Кравчуке, и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче (не нашлось нескольких десятков миллионов гривен) ‒ чтобы, в конце концов, стать в 2014 году российскими трофеями вместе с судостроительным заводом «Море» в Феодосии. Ну, а что касается атакующего стратегического крейсера «Украина», который ржавеет в Николаеве возле заводской стены на приколе в состоянии готовности 96%, то он был бы способен своими ракетами уничтожать морские и не только морские цели на расстоянии 600 и более километров.

Ряд специалистов заявляли, что этот крейсер устарел, что его электроника создавалась еще в советское время, и вообще ‒ такой корабль не нужен Украинскому государству, исходя из его военной доктрины. Другие эксперты, напротив, считали нужным провести достройку крейсера (это стоило, по ценам начала 2000-х, от 35 до 70 миллионов) и говорили: еще 15-20 лет после этого он смог бы быть вполне на уровне флотов соседних стран, обеспечив Украине фактический паритет с Россией на Черном море.

В ВСМУ в 2005 году осталось два офицера с опытом подводного плавания, в 2010-м ‒ ни одного

А теперь несколько слов о единственной подводной лодке ВМСУ «Запорожье». Россияне в 1997 году передали ее в ужасном состоянии. Однако ее следовало срочно достраивать и использовать как учебно-боевую. Ведь в ВМСУ после раздела Черноморского флота было только пять офицеров с опытом подводных погружений. Поэтому ремонт должен был завершиться в 2004 году. Однако не завершился. Был другой вариант ‒ две подводные лодки в боеспособном состоянии Украине тогда предлагала Польша, намереваясь заменить их новыми образцами. Это тоже отвергли. Как следствие, в ВСМУ в 2005 году осталось два офицера с опытом подводного плавания, в 2010-м ‒ ни одного. Поэтому в том же 2010 году четыре украинских офицеров-подводников стажировались на должностях вахтенных офицеров и командиров боевых частей проводили на борту единственной боеспособной подводной лодки Черноморского флота России. В июле 2013 года ремонт подводной лодки, наконец, закончился, а 24 марта следующего года ее захватили в Севастополе россияне.

Сегодня в составе ВМСУ ‒ фрегат «Гетман Сагайдачный», корвет «Винница», средний десантный корабль «Юрий Олефиренко» и три катера ‒ ракетный, артиллерийский и десантный. Все они, кроме «Сагайдачного», ‒ 1970-80-х годов постройки. Продолжаются переговоры с россиянами о возвращении Украине хотя бы части захваченных ими в Крыму кораблей, но безуспешно. Поэтому понятно, что флот Украины придется создавать фактически с нуля ‒ ибо он слабее флота всех черноморских государств, за исключением Грузии и квазигосударства Абхазии (которая, впрочем, имеет 21 боевой катер). А без адекватного задачам обороны государства флота Украина обречена быть жертвой военных авантюр тех или иных правительств или деструктивных движений.

В общем, создается впечатление, что все прошедшие 25 лет велась активная работа по недопущению развития дееспособных ВМСУ. Кто-то делал это на основании собственного слабоумия, кто-то ‒ исходя из шкурных интересов бизнеса, кто-то ‒ выполняя иностранные директивы. Вторая попытка создания «флота украинского моря» фактически завершилась в марте 2014-го, когда тогдашние руководители правительства не смогли (или не захотели?) организовать вывод сил ВМСУ из Крыма в Одессу. Теперь на очереди ‒ третья, на мой взгляд, решающая, попытка.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG