Доступность ссылки

Путин – не Сталин. Сталин еще впереди


Мужчина на одиночном пикете в Симферополе

Мужчина на одиночном пикете в Симферополе

Специально для Крым.Реалии

Помпезные задержания очередных «диверсантов» в Крыму, арест министра экономического развития Алексея Улюкаева и волна политических репрессий по всей России накануне официально анонсированных другим видным министром, Силуановым, больших бюджетных проблем в 2017-м заставляют многих заняться любимым хобби – поиском исторических аналогий.

Только ленивый не обращал внимания на тот факт, что последним министром, осужденным российским государством при исполнении высоких обязанностей, был никто иной как Лаврентий Берия. Да-да, тот самый, про которого благодарный советский народ сочинил море похабных анекдотов и развеселых частушек. Грозный руководитель госбезопасности и один из самых вероятных претендентов на пост преемника Иосифа Виссарионовича был расстрелян через несколько месяцев после кончины своего патрона. Ждет ли подобная судьба несчастного Улюкаева – вопрос открытый, но, если правда, что с начала 2000-х красное колесо российской истории стало, набирая скорость, двигаться в обратном направлении, велико искушение предположить, что впереди еще более интересные времена.

Путин – и правда не Сталин. Даже если он сам хотел бы убедить нас в обратном

Вчера вечером мне бросилась в глаза забавная новость из Симферополя. Неизвестный пожилой мужчина, вроде бы не производящий впечатление городского сумасшедшего, вышел в центр города с одиночным пикетом. Главный лозунг на небольшом плакате, любовно упакованном в канцелярский «файлик», прост и лаконичен: «Путин не Сталин». Можно справедливо заметить, что месседж не вполне понятен. Хорошо это или плохо, что Путин – не Сталин? Путин еще не Сталин, или он, в общем-то, находится на правильном пути, но пока все же не дотягивает? А может быть, самоотверженный активист стремился решительно возразить либеральным критикам, то и дело обвиняющим национального лидера в «сталинизме»? Кому интересно, что конкретно сам автор имел в виду под данным явно провокационным заявлением, смотрите здесь, но с философской точки зрения гораздо важнее другое. Действительно, как бы ни хотелось для красного словца и острого заголовка отождествить двух кремлевских карликов, факт остается фактом. Путин – и правда не Сталин. Даже если он сам хотел бы убедить нас в обратном.

Существующему в РФ режиму очень хочется видеть себя чем-то великим, могущественным и исторически легитимным. Московская политическая традиция, начавшая формироваться с уходом первых представителей правящего в Киеве рода Рюриковичей на северо-восток, строилась вокруг безусловной ценности экспансии. Пусть империей Россию впервые назвал только Петр в «просвещенном» XVII веке, однако имперская метафизика пронизывала мышление самых авторитетных из здешних государственных мужей на протяжении столетий. В этой цепочке правителей, каждый из которых, несмотря на насильственные разрывы преемственности, связанные со смутами и революциями, добивался все большей концентрации власти, Сталин занимает, пожалуй, самое почетное место. Стоит ли подробно объяснять, почему? Индустриализация с коллективизацией, территориальные завоевания, великая Победа 1945-го, занимающая в структуре идеологической мифологии современного путинизма центральное место, и, разумеется, реки пролитой крови делают Иосифа Джугашвили в своем роде единственным и неповторимым. Подняться до такой планки кровавого безумия уже вряд ли когда-нибудь получится. Нынешней России на это просто не хватит.

То, что в силу нематериального характера нельзя украсть, всегда можно инструментализировать в целях политического пиара

Но сегодня из кремлевских башен на все, как известно, смотрят по-своему, наметанным глазом. То, что в силу нематериального характера нельзя украсть, всегда можно, в согласии с заветами классика русской литературы Виктора Пелевина, инструментализировать в целях политического пиара. Горькая правда (для искренних в своей глупости фанатов «русского мира») состоит в том, что никакой идеологии в собственном смысле у современной России нет, и никогда не было. Есть только расширенный набор игральных карт с изображениями полюбившихся многим исторических деятелей, символов и концепций, который в произвольном порядке тасуется ловким шулером. Постмодернистский костюмированный карнавал. За масками славных маршалов, справедливых правителей и православных святых – все те же опостылевшие рожи бандитов из девяностых, приноровившихся, в отличие от героя популярного телесериала с Дмитрием Нагиевым в главной роли, играть «по новым правилам».

Все эти Сечины, Улюкаевы, Медведевы, Ивановы, Володины и Сурковы во главе с самим хозяином Кремля разыгрывают чудовищную пьесу, призванную убедить всех нас в том, что они – серьезные люди, настоящие наследники великой традиции российского государства. Они готовы развязать «маленькую победоносную» в любой точке земного шара, стереть в порошок кого угодно и даже без особых церемоний пожертвовать «своими» – и все это исключительно ради того, чтобы мы никогда не узнали, сколько они украли. В определенном смысле в России сейчас разворачивается последний виток эволюции (или деградации, кому как больше нравится) описанного французским социальным критиком Ги Дебором «общества спектакля». В условиях стремительного сокращения запасов хлеба, зрелищ требуется в разы больше, чем обычно. Это клептократия, облачившаяся в рясы циничных адептов постмодерна, пока еще в состоянии обеспечить. Тем не менее, предел большой лжи, по-видимому, будет поставлен теми, кто наивно воспринял великодержавную лапшу на уши в качестве бальзама для души.

Кроме главы «Роснефти» Сечина, фамилия которого теперь снова на слуху, и вице-премьера Шувалова, владельца милой собачки, в свою очередь, имеющей в распоряжении личный самолет, в политических кругах РФ есть еще один достаточно заметный Игорь Иванович. Интеллигентный московский реконструктор с белогвардейскими усиками, который весной 2014 года, по его собственному признанию, «нажал на спусковой крючок войны», принеся украинский Донбасс в жертву прожорливому неврозу «русского мира». Длительный период после аннексии Крыма президентский рейтинг Стрелкова-Гиркина, по ряду опросов, уверенно опережал путинский. Самое страшное, причем не столько даже для русского народа (ему-то чего еще бояться с такой бурной историей!), сколько для засевшего в Кремле клана, что именно люди типа Стрелкова – сегодня по факту единственная реально существующая в РФ оппозиция. Политическое поле старательно выжжено ковровыми бомбардировками. Либеральный, левый и умеренно-националистический лагеря разгромлены искусным синтезом кнута и кнута. Выпущенный однажды на свободу демон имперского патриотизма, в полном соответствии с заложенными в культуре архетипами, должен погубить своих незадачливых создателей. Путин – не Сталин. Сталин еще впереди.

Максим Осадчук, крымчанин, политолог

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG