Доступность ссылки

Александр Михайленко

В Киеве и других украинских городах, далеких от зоны АТО, часто приходится слышать (читать) вроде бы искренний вопрос: «Ну, что они там говорят? Как настроены?» Однако чем далее, тем сильнее искренность спрашивающих там вызывает сомнение.

Думаю, еще не все забыли развеселившую многих новость о возможности войны между «ДНР» и «ЛНР». Только ленивый тогда не упражнялся в остроумии, сарказме и ехидстве. Некоторые СМИ подавали это как заслуживающее внимания событие: «Ажиотаж в соцсетях вызвала новость о возможной войне между «ДНР» и «ЛНР». При этом никто из смаковавших эту новость не задумался о том, каково пришлось бы жителям оккупированной территории, если бы подобная война случилась.

Дончан и луганчан эти люди давно отождествили с оккупационной администрацией, которую, естественно, жалеть не надо.

Расчеловечивание противника естественно для войны. Но в нашем случае патриоты расчеловечили заодно и своих сограждан

Расчеловечивание противника естественно для войны. Но в нашем случае патриоты расчеловечили заодно и своих сограждан. Причем всех скопом, без разбору. Фоторепортажи торжественных похорон боевика Моторолы в центре Донецка месяц назад вызвали лавину желчных комментариев в адрес остающихся в городе людей. Однако мало кому пришло в голову сопоставить количество пришедших на «торжество» с количеством тех, кто это событие проигнорировал. И мало кто подумал о том, что многие пришли не по своей воле.

Оккупационная администрация всячески пытается представить «народную республику» состоявшимся государством, а ее жителей – «отдельным от украинцев народом». Политическая реклама «ДНР» стала более разнообразной. Почти на каждой улице теперь есть бигборд с информацией о различных министерствах и ведомствах «республики», с телефонами горячей линии: от «Министерства образования» до «Генеральной прокуратуры». Есть и реклама «Верховного суда» с цитатой, якобы принадлежащей Пифагору: «Законодательство должно быть голосом разума, а судья – голосом закона». Повсюду стоят ситилайты с рекламой прошедших 2 октября «праймериз».

Образ Победы в Великой Отечественной активно эксплуатируется местной пропагандой для легитимации «ополченцев», якобы повторяющих «подвиг дедов».

По сравнению с прошлым годом, в городе заметно увеличилось количество коммерческой рекламы, которая производит впечатление экономического оживления. Рекламируют теперь потребительские товары и услуги, а не только снятие наличности с банковских карт и автобусные перевозки, как было раньше.

И вот здесь я хочу остановиться на одной важной особенности, которая обращает на себя внимание на фоне рекламы политической.

Рекламодатели избегают упоминания «народных республик»: пишут «сделано в Луганске», а не «сделано в ЛНР»

Дело в том, что, по моим наблюдениям, донецкие рекламодатели избегают упоминания «народных республик». Так, производители «настоящего» молока и масла пишут «сделано в Луганске», а не «сделано в ЛНР». Фабрика «ДонКо» («Донбасс кондитер») рекламирует «лучшие сладости Донбасса», но не «лучшие сладости ДНР». Названия «народной республики» нет и на этикетке напитка «Коньяк», выпускаемого донецким заводом безалкогольных напитков.

На мой взгляд, эта особенность говорит о том, что, несмотря на все усилия российской пропаганды, жители города не спешат идентифицировать себя с новой властью. Интенсивность и назойливость политической рекламы только подтверждает эту догадку. Жители оккупированной части региона, как и большинство жителей подконтрольной части области, идентифицируют себя, прежде всего, со своим городом, или его частью, со своим поселком или районом. С небольшой территорией, которая интуитивно воспринимается, как своя. В Донецке сейчас уже редко встретишь человека, который бы идентифицировал себя с Донбассом, как целым, и противопоставлял его остальной Украине. И по-прежнему никто не идентифицирует регион с Россией. Правда, иногда еще можно встретить какого-нибудь пенсионера, верящего, что Россия «никуда не денется» и скоро присоединит «республики» подобно Крыму. Однако большинство из тех, кто в свое время надеялся на это, еще в 2015-м поняли, что обмануты.

Одной из главных тем остается сравнение уровня жизни в «республике» и на подконтрольной территории

О чем люди говорят? Одной из главных тем остается сравнение уровня жизни в «республике» и на подконтрольной Украине территории. Я посетил одну из городских поликлиник, в которой перед войной проходил курс лечения. Попросил врача выписать мне рецепт специальной лекарственной смеси. Доктор, женщина лет 45, удивленно спросила: «Я-то выпишу, но где вам эту смесь приготовят?» «В Мариуполе», – отвечаю. «А, ну если на Украине, тогда понятно. Только печать больницы я вам не поставлю, она ДНРовская», – доктор выписывает рецепт и ставит свою личную печать. «Вы бываете на Украине? – смотрит на меня. – Скажите, как там?»

Отвечая, я делаю упор на проблемах, на росте коммунальных тарифов и цен. «Но все равно, я думаю, там ситуация более адекватная», – возражает мне врач. Я молчу, так как не знаю, можно ли ей доверять. Получив рецепт, протягиваю ей купюру 500 рублей (200 гривен). Она благодарит.

Знакомая работает фармацевтом в аптеке. Говорит, что зарплата у нее – 14000 рублей (5500 гривен). «ДНР» она не поддерживает, однако имея такую зарплату, не видит смысла переезжать в другой город.

«ЛДНР» – это одно, а живущие в оккупации люди – совсем другое

Летом ездила в Москву и столкнулась с негативным отношением к жителям Донбасса: дескать, мало того, что бюджетные деньги на них уходят, так они еще и работать в Россию едут, конкуренцию создают. «Но по настоящему меня волнует вот что. Сейчас в Украине начали выдавать пластиковые паспорта. Через какое-то время они будут у всех, и тогда бумажные объявят недействительными. А что будет с теми, кто живет на неконтролируемой территории?» «Ну, об этом еще рано беспокоиться», – отвечаю.

Эта проблема станет актуальной еще не скоро.

Пока же центральной власти в Киеве, да и украинскому обществу в целом, стоило бы, на мой взгляд, поддержать жителей неконтролируемой территории в их стремлении дистанцироваться от «народных республик», администрация которых усиленно пытается привить населению новую, враждебную Украине, идентичность. Как это сделать – вопрос отдельный и непростой.

Но начать стоит с того, чтобы сказать самим себе примерно следующее: «На оккупированной территории остаются миллионы моих сограждан. Эти люди страдают от войны и оккупации гораздо больше, чем жители других регионов страны. Часть из них в силу тех или иных причин поддерживает оккупантов. Но лишь немногие идут с ними на прямое добровольное сотрудничество. Большинство относится к Украине с недоверием или страхом, но и к «республикам» относится не лучше. Поэтому и я не буду торопиться отождествлять этих людей с оккупационной властью. «ЛДНР» – это одно, а живущие в оккупации люди – совсем другое.

Александр Михайленко, Донецк – Киев

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG