Доступность ссылки

20 ноября сотрудники украинской Службы безопасности задержали на контрольно-пропускном пункте «Чонгар» двоих бывших украинских военных, которые изменили присяге после аннексии Крыма. Александр Баранов и Максим Одинцов служили в воинской части в Новофедоровке, а в апреле 2014-го получили российские паспорта и перешли служить в Вооруженные силы России. Какой статус у арестованных военных, возможен ли их обмен на «украинских диверсантов» и откуда в Крыму появились «украинские ДРГ»? На эти вопросы отвечают украинский политолог Евгений Магда и руководитель правозащитной кампании LetMyPeopleGo Центра гражданских свобод Полина Бродик.

По словам главы СБУ Василия Грицака, задержанные прибыли на «Чонгар», чтобы забрать у курьера купленные украинские дипломы. Теперь им грозит до 15 лет лишения свободы за «дезертирство» и «измену присяге». В российском Минобороны сначала заявляли, что сотрудники СБУ похитили военнослужащих на территории Крыма и вывезли в Николаевскую область. Позже в пресс-службе ведомства сообщили, что агенты СБУ выманили военнослужащих на подконтрольную Украине территорию и задержали. Сейчас Баранов и Одинцов арестованы на 2 месяца по решению украинского суда с возможностью внесения залога в 250 и 350 тысяч гривен соответственно.

– С нами на связи руководитель правозащитной кампании LetMyPeopleGo Полина Бродик. Полина, эти двое задержанных – граждане Украины или России?

Бродик: Если мы вернемся к событиям 2014 года, то аннексия незаконна, и это граждане Украины. То, что Россия меняет гражданство лиц, проживающих на территории Крыма, лишь подтверждает, что на территории России закон не особо уважают.

– Пойдет ли Украина на допуск российского консула, или же это будет означать, что Украина признает российское гражданство задержанных?

Бродик: Наверняка украинская сторона не захочет допускать консула. Однако мне кажется, было бы лучше организовать открытый доступ адвокатов к ним, и это принципиально отличало бы позицию Украины от позиции России в подобных ситуациях.

– С нами на связи начальник пресс-службы Сил специальных операций Вооруженных сил Украины Алексей Никифоров. В 2014 году он был заместителем командира 501 отдельного батальона морской пехоты в Керчи. Алексей, как вы в 2014-м узнали о том, что вам и вашим коллегам необходимо явиться к новому месту службы?

Никифоров: У меня была немного иная ситуация, чем в других подразделениях. Однако Генштаб (Украины – КР) через представителей мне и еще одному заместителю командира в телефонном режиме поставил задачу покинуть территорию (полуострова – КР). Мы покидали Крым одними из последних – это было 8 апреля 2014 года.

Алексей Никифоров

Алексей Никифоров

– Сейчас бывшие украинские военные, оставшиеся на территории Крыма, говорят, что им не поступило никакой команды. Так ли это?

Никифоров: Информация о том, что есть директива покидать Крым, была. Были точки сбора для украинских военных. Процесс шел. Документально это было с небольшой задержкой. Сейчас те, кто остался в России, могут на этом спекулировать. Потому что письменного приказа на тот момент не было – однако они уже были в российской форме. Говорили, что сначала им не надо было принимать присягу, просто подписать контракты. Но, думаю, они ее принимали.

– Как вы думаете, что движет людьми, пытающимися выехать на территорию Украины после того, как они уже присягнули другому государству?

Логика такова, что они же не предатели – как ходили в часть, так и ходят. А то, что командир части сменил флаг – другой вопрос

Никифоров: Что касается моих знакомых, которые остались там и у кого все связано с Украиной, в основном, причины просты: там родители, дети, незаконченное образование. Они думали, что после аннексии Украина даст им возможность ездить, чувствовать себя нормально. Логика такова, что они же не предатели – как ходили в часть, так и ходят. А то, что командир части сменил флаг – другой вопрос, с их точки зрения. Странная позиция, но так они себя оправдывают.

– Говорилось о том, что на февраль 2014 в Крыму было 18 тысяч украинских военных, и только 4 тысячи переехали на материковую часть Украины. Я так понимаю, из оставшихся 14 тысяч не все перешли на службу в российской армии?

Никифоров: Многие еще в процессе противостояния, в момент аннексии, увольнялись. Мы организовывали процесс, хотя документально были некоторые препятствия. Были те, кто не хотел служить в российской армии и не хотел покидать Крым – их исключали из списков части, они шли в военкомат и пытались встать на учет.

– Полина, может ли теперь Россия доказать, что двое задержанных на админгранице с Крымом – военнопленные?

Бродик: Нет. Официально и военного конфликта нет. Так что военнопленными они не могут являться. С точки зрения украинской стороны, это граждане Украины, и претензии России незаконны.

– Может ли Россия требовать выдачи этих двух граждан в обмен на кого-то?

Бродик: Безусловно. Россия вообще может требовать чего угодно, и обмен может происходить.

– Насколько это законно?

Бродик: Вопрос законности обменов очень специфичен. Обмены вообще имеют крайне условное отношение к закону. Обычно это политическое решение, и определяется оно договоренностями.

– Получается, в этом случае правового пути, чтобы выдать граждан Украины другому государству, нет?

Бродик: В случае дела Савченко обменянные на нее граждане России были достаточно раскрученными персонами, на это работали как украинские, так и российские правозащитники. Когда же меняли Афанасьева и Солошенко, вдруг объявились люди, о которых никто особо и не знал. Обычно на обмен отправляют тех, кто более-менее присутствует в медийном пространстве. Но России все равно, кто эти граждане, они не особо заботятся о тех, кто находится на территории Украины. Они изначально отправляли их на смерть в Крым и не Донбасс и не заботятся о правах человека. Они просто выбирают выгодные для себя условия.

Полина Бродик

Полина Бродик

– По словам главы СБУ Василия Грицака, обмен задержанных на «украинских диверсантов» из Крыма теоретически возможен, но сначала дело должны передать в суд. Возможно, после ареста пятерых своих граждан Украина арестовала двоих крымских военных, чтобы обменять их?

Бродик: Пока сложно делать выводы, и это больше похоже на конспирологическую теорию.

– Есть ли у пяти задержанных ранее украинских граждан доступ к адвокату?

Бродик: Насколько помню, одному позволили встретиться с адвокатом. У него проблемы со здоровьем и он наиболее подвержен давлению. К остальным адвокатов не пускают. Стандартная ситуация – людей заставляют оговорить себя, и лишь после этого допускают независимых адвокатов.

– На территории материковой Украины Россия теоретически может требовать допуска консула к задержанным. А может ли Украина на территории Крыма требовать этого?

Бродик: Нет – и не хочет. Потому что Украина считает Крым украинским, и не может быть украинского консульского отдела на его территории. Потому работа с задержанными на территории Крыма затруднена. Единственный мостик между нами и заключенными – адвокат с российской лицензией. Есть такие крымские адвокаты, которые с нами сотрудничают.

– С нами на связи украинский политолог Евгений Магда. Евгений, как вы думаете, будут ли двое арестованных украинской стороной обменяны на кого-то нужного Украине?

Россия вынуждена их защищать – она будет обвинять Украину в нарушении прав граждан

Магда: Это было бы логично. Для того, чтобы они вернулись в свои семьи, нужно соответствующее решение суда. Тысячи украинских военнослужащих перешли на сторону России. И, дабы неповадно было, должен был достаточно показательный процесс с привлечением прессы. После чего уже может быть помилование и обмен на граждан Украины, которых задерживает Россия в Крыму под видом украинских шпионов.

– Нужны ли эти военные России?

Магда: Нет, потому что предателей нигде не любят. Но Россия вынуждена формально их защищать, ведь это будет создавать информационный резонанс. Россия будет обвинять Украину в нарушении прав граждан России.

Евгений Магда

Евгений Магда

– Какие опасности есть для Украины?

Магда: Никаких. Она задержала своих бывших военнослужащих и может принимать против них необходимые меры. Просто это новый уровень торга – теперь он касается захваченных в Крыму и рядом с Крымом.

– Полина, насколько сейчас велика для обычных украинцев опасность поездок в Крым? Насколько велик риск пополнить ряды «украинских диверсантов»?

Бродик: Эта опасность есть. Есть прецеденты, когда люди просто пересекали админграницу с Крымом или границу с Россией и были незаконно вывезены на ее территорию. Например, дело Валентина Выговского. Он приехал на территорию Крыма по личным делам и был вывезен оттуда. Это лотерея. Если возможно, от таких поездок себя лучше оградить.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG