Доступность ссылки

Народ восстаний и Голодомор 1932-33 годов. Сталин боялся украинцев


Чествование жертв Голодомора. 2013 год

Чествование жертв Голодомора. 2013 год

Память о Голодоморе ворвалась в пространство украинского национального самоощущения только в годы перестройки. Сейчас трудно себе это представить, но коммунистическому режиму удавалось годами скрывать от собственных граждан ‒ даже от тех, кто потерял близких в годы Голодомора, даже от тех, кто сам пережил голод ‒ понимание запрограммированности массового убийства. Занавес над сценой сталинских преступлений поднимался медленно и неохотно. Об убийствах советских граждан стали говорить только в конце 50-х ‒ начале 60-х годов прошлого века, после выступления первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева на ХХ съезде партии. По зловещей иронии судьбы, среди реабилитированных партийных деятелей оказались прямые соучастники и организаторы Голодомора ‒ Косиор, Постышев, Чубарь, Любченко. Удивительным образом остался в живых бывший формальный глава Советской Украины, зловещий палач Григорий Петровский. И в те годы даже получил от коммунистической власти звание героя социалистического труда, стал каноническим «старым большевиком».

С тем, что советские силовые структуры по указанию Сталина и других бандитов из большевистского руководства устраивали массовые репрессии против людей, общественное мнение согласилось. Тот, кто пытается отрицать факт этих репрессий, в современном мире, выглядит маргиналом. Даже адепты Сталина не отрицают этих репрессий, только говорят об их неизбежности, пытаются оправдать своего кровавого кумира.

Голод в сознании рядового советского обывателя ассоциировался с последствиями гражданской войны и безумной экономической политикой большевистского руководства

Про организованность Великого Голода говорят гораздо меньше, чем об организованности Великого Террора. Голод в сознании рядового советского обывателя ассоциировался с последствиями гражданской войны и безумной экономической политикой большевистского руководства. То, что его организовывали специально, ради убийства сотен тысяч людей, до сих пор не является частью сознания. Тем труднее поверить, что этот голод мог быть организован ради конкретной цели ‒ уничтожения этнических и социальных групп, как это и произошло во время Голодомора. Неудивительно, что одни и те же люди могут знать об умышленном выселении сталинским режимом народов Кавказа или крымских татар ‒ по национальному признаку! ‒ но не верят, что политика большевистского ЦК могла быть направлена конкретно против украинского народа. И в этом нежелании увидеть и признать очевидные факты ‒ первая большая ложь в восприятии Голодомора.

Страх перед украинским народом был главным мотивом

Но есть еще одна большая ложь, пожалуй, куда более опасная, чем первая. Потому что эта вторая ложь касается не российской или коммунистической версий происходившего на украинских землях в тридцатые годы. Эта вторая ложь связана с восприятием того, что происходило, самими украинцами и даже властью. Если спросить у обычного человека, почему Сталин решил уничтожить украинцев, он вряд ли скажет вам, что коммунистический вождь боялся их. Будут говорить о стремлении загнать крестьян в колхозы, обеспечить города хлебом, получить зерно для продажи за границу. Вспомнят о жестокой логике классовой борьбы, запускавшей маховик большевистских репрессий. В этом восприятии миллионы украинских крестьян, уничтоженных Сталиным и его подхалимами, будут выглядеть невинными жертвами репрессий, которые не могли ничем угрожать большевизму ‒ и были просто замучены своими правителями.

Но это ‒ отнюдь не та правда, которая определила Голодомор. Правда ‒ это страх Сталина. Именно этот страх перед украинским народом был главным мотивом, который определял действия диктатора.

Большевики установили контроль над украинскими землями только десятилетия назад, после кровопролитной войны. И это ‒ не Гражданская война, как в России. Это война российской Красной армии против украинского народа

Когда Сталин писал своим соратникам, что «мы можем потерять Украину», он совсем не высказывал параноидальные подозрения. Давайте вспомним о времени, когда Сталин пытался анализировать дальнейшее развитие событий. Письмо Сталина Кагановичу о возможности потери Украины датировано 11 августа 1932 года. С нашей современной точки зрения Сталин уже много лет руководит Советским Союзом. Но это далеко не так. Только в декабре 1930-го года уходит в отставку с должности председателя Совнаркома преемник Ленина Алексей Рыков, которого заменил сталинский соратник Вячеслав Молотов. Именно эта дата означает всевластие Сталина. С 1931 года Сталин приступает к выстраиванию собственной империи. В отличие от других советских руководителей, он ‒ специалист по национальному вопросу, первый нарком по делам национальностей в советском правительстве. Он не может не помнить, что большевики установили контроль над украинскими землями только десятилетия назад, после кровопролитной войны. И это ‒ не Гражданская война, как в России. Это война российской Красной армии и ее приспешников в Украине против украинского народа. Если использовать современный политический словарь ‒ это война против Украины с помощью «ДНР». Только «ДНР» тогда победила.

Большинство украинцев никогда не поддерживали большевиков

Сталин знает, что большинство украинцев никогда не поддерживали большевиков. Что население больших городов во время выборов в Учредительное собрание голосовало за разные политические партии Российской империи ‒ но только не за большевиков. А население украинского села поддерживало те же украинские народные партии, провозгласившие Украинскую Народную Республику. Эти люди, составлявшие электоральную основу восстановления Украинского государства, все еще живы и хотят работать на своей земле. И, несмотря на тяжелые потери времен большевистской оккупации, они не сломлены.

Сталина убеждает в этом серия крестьянских восстаний, которые стали ответом на политику коллективизации. Память об этих восстаниях тщательно скрывалась режимом. Сама возможность восстания и победы над авторитаризмом является его самым большим поражением: не случайно гитлеровцы сравняли с землей концлагерь Собибор, в котором заключенные одержали победу над эсэсовцами, а советская власть потом годами игнорировала успех этого восстания. Зло нельзя победить, власти нельзя противостоять ‒ вот логика и сталинского, и гитлеровского режимов. Вот что они защищают. Вот почему скрывают правду.

Голодомор ‒ это осознанное решение Сталина по уничтожению украинского села как политической и цивилизационной основы украинского народа

Да, возможно эти восстания нельзя назвать тщательно организованными, большая часть из них ‒ стихия. Это протест против политики коллективизации и варварских «хлебозаготовок». Удивляться этому не приходится, так как организованные центры крестьянского сопротивления были разгромлены после большевистской оккупации Украины еще в начале 20-х годов. Но то, что даже после такой страшной расправы в Украине оставались тысячи людей, которые были готовы к сопротивлению режиму, не могло не напугать Сталина. Голодомор ‒ это его осознанное решение по уничтожению украинского села как политической и цивилизационной основы украинского народа. То, что атаке подверглось в первую очередь село ‒ вполне естественно. Публицисты того времени ‒ напомню хотя бы написанную в начале ХХ века знаменитую статью будущего идеолога сионизма одессита Владимира Жаботинского ‒ писали о непобедимости украинского мужика. Они были уверены, что мужик переживет всех своих угнетателей, всех тех, кто посягает на основы его бытия, на уклад Украины, на ее ценности.

Сталин решил победить именно этого мужика. Он решил уморить его голодом. Уничтожить. Пока этот мужик был жив и готов к борьбе ‒ большевистский диктатор не мог быть уверенным в своей власти над Украиной. И в том, что его империя сохранится.

Сталину удалось победить, но удар был действительно страшен. Именно этот удар привел к цивилизационному шоку, который коснулся миллионов людей. К исчезновению украинской жизни на долгие годы, а то и на десятилетия. К страху перед украинским, перед собственной исторической памятью. Этот удар ‒ одна из важных составляющих политического наследия современной Украины. То, что мешает стране двигаться вперед. То, что до сих пор позволяет сосуществовать двум идентичностям в одной стране ‒ идентичности украинской и идентичности советской. Причем последняя ‒ это именно идентичность страха.

Это был удар по врагу

Но при этом нужно понимать, что удар, который был нанесен Сталиным ‒ это не удар по невинным жертвам, которые были готовы смириться с его людоедской политикой. Нет, это был удар по врагу. Это был удар по людям, которые были готовы сопротивляться ‒ и были способны к восстанию. И я не сомневаюсь, что чем больше историки будут обращаться к эпохе 20-30-х годов, тем больше они будут находить прямые подтверждения этой готовности к сопротивлению.

Годы после краха Российской империи ‒ это непрерывная волна украинских восстаний и готовность противостоять угнетателям, даже если этот угнетатель гораздо сильнее

Украинцы испокон веков были народом восстаний. Неприятие зла, готовность к сопротивлению определили само развитие украинской цивилизации как в Речи Посполитой, так и в Московском царстве и Российской империи. Именно восприятие украинцев как народа восстаний стало главной темой в творчестве Тараса Шевченко и определило творческое самоощущение его читателей ‒ то есть самого украинского народа. И годы после краха Российской империи ‒ это непрерывная волна восстаний и готовность противостоять угнетателям, даже если этот угнетатель гораздо сильнее.

Для Сталина украинцы тоже были народом восстаний. Именно это он хотел уничтожить ‒ их волю к восстанию. Именно поэтому и произошел Голодомор. Это было не только желание отобрать хлеб. Это было стремление похитить душу и волю. И, несмотря на миллионы жертв, это как раз то, что не удалось Сталину и его преемникам. Хлеб они забрали, а душу и волю ‒ не смогли.

Даже после страшного испытания в своей национальной истории украинцы остались народом восстаний. События последних десятилетий отечественной истории, оба Майдана, отечественная война против российских оккупантов свидетельствуют об этом со всей ясностью. Если бы Сталин каким-то чудом оказался бы среди нас на Майдане 2013-2014 годов, если бы он увидел потомков тех, кого он пытался уморить голодом ‒ он бы понял, что безнадежно проиграл.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG