Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Автора этой статьи не раз упрекали в пессимизме по отношению к российским либералам и даже в «очернении» их. Речь шла о перспективах решения «крымского узла» в моем предыдущем тексте на эту тему. Прошел месяц ‒ и, к сожалению, худшие прогнозы подтвердились.

Но обо всем по порядку.

В последней декаде ноября, после организационного оформления либерального оппозиционного движения «Открытая Россия» во главе с Михаилом Ходорковским, известный крымскотатарский журналист Айдер Муждабаев поставил лидеру новой организации ряд вопросов относительно видения ним будущего Крыма. Тот ответил на них. Завязалась дискуссия в Интернете, следствием которой стало лишнее подтверждение империалистического характера политики и идеологии «системных либералов» РФ, а значит ‒ невозможности автоматического восстановления статус-кво Крыма и Севастополя после падения путинского режима.

Если коротко, то основные положения Ходорковского по Крыму такие:

‒ проблема Крыма ‒ второстепенная для российского общества, зато надо объединяться, чтобы решать действительно важные проблемы, поэтому разница взглядов демократических сил на эту проблему неважна;

‒ демократическое правительство будет искать по Крыму компромисс с Украиной; никаких решений, вопреки позиции граждан не будет;

‒ умное большинство украинцев провоцировать конфликт с РФ относительно статуса Крыма не станет;

‒ отменить законы о Крыме будущее демократическое правительство РФ сможет лишь тогда, когда будет действовать диктаторскими методами, вопреки позиции общества, а на это он не пойдет;

‒ общество в перспективе может созреть до отказа от аннексированных территорий, но пусть крымчане строят жизнь, как хотят;

‒ и вообще, решение всех проблем, в случае победы демократических сил может быть только путем демократической процедуры или войны; «война нам всем не нужна».

Вот такова позиция самого влиятельного (если не среди самого российского общества, то среди бизнес-элит РФ и западного политикума) оппонента путинского режима по восстановлению статус-кво Крыма.

Что в ней самое примечательное?

Весь нынешний законодательный корпус РФ, включая переписанную Конституцию, не годится для эффективной деятельности подлинно демократической власти

Во-первых, безоговорочное признание легитимности режима Путина и готовность претендента на важную роль в гипотетической постпутинской власти действовать в системе установленных «кремлевскими чекистами» координат. Но являются ли легитимными «законы о Крыме»? Так же, как и целый ряд других актов, скажем, «закон об иностранных агентах» или «закон Димы Яковлева»? Нет. Собственно, весь нынешний законодательный корпус РФ, включая переписанную Конституцию, не годится для эффективной деятельности подлинно демократической власти. Не могла же послевоенная Западная Германия признать действительной всю совокупность законов гитлеровского времени? Риторический вопрос... Собственно, с психологической точки зрения странно, что человек, который почувствовал на себе всю хитрую механику законов РФ, выступает за их сохранение. Или сохранить следует только «законы о Крыме» и путинские акты такого же рода?

Во-вторых, это демонстративное пренебрежение лидером «Открытой России» норм международного права относительно принадлежности Крыма, которым противопоставляется «позиция общества», «позиция граждан», «желания крымчан» и так далее. Такие аргументы всегда были в арсенале деспотических режимов ХХ-ХХI веков; так чем же будет отличаться от них гипотетическая российская демократия? И, кстати, сколько граждан в современной РФ, где большинство населения удовлетворяется ролью плебса, которому нужны не политические свободы, а «хлеб и зрелища»?

В-третьих, очевидно продемонстрирована готовность сотрудничать с теми лидерами, политическими силами и общественными группами в Украине, которые «не будут провоцировать конфликт» с РФ, то есть, поскольку конфликт этот существует с 20 февраля 2014 года (дата, выбитая на медали «За возвращение Крыма»), а оккупация Крыма признана на уровне ООН, согласятся капитулировать на тех или иных условиях, признав полуостров российским ‒ по крайней мере, на то неопределенное время, пока россияне в результате какого-то чуда не «созреют для возвращения аннексированных территорий». Иными словами, своими партнерами в Украине российские «системные либералы» видят «умное большинство» и его вождей. Сейчас такого большинства не существует, оно может создаться только в результате установления в Украине диктатуры олигархических кланов в связке с остатками Партии регионов (под какими бы названиями они не выступали); только тогда давление «сверху» и безумная пропаганда (в том числе и со стороны российских «демократов») обусловят радикальное изменение настроений украинцев. И то не обязательно, и то не слишком надолго, как показал опыт правления Януковича. А при сильной поддержке извне «новое издание» президента-беглеца может и дольше продержаться во главе украинского государства...

Ходорковский считает, что для демократических реформ в РФ не имеет значения, является ли Россия «нотариально заверенной» агрессивной империей, или нет

Наконец (last but not least, как говорят англичане) Ходорковский не считает проблему Крыма первостепенной, то есть считает, что для демократических реформ в РФ не имеет значения, является ли Россия «нотариально заверенной» агрессивной империей, или нет. Причем речь идет не только о чисто политическом измерении. О другом, не менее важном, измерении, пишет российский блогер Андрей Волна: «...Деградация современной России началась не с фальсификации выборов. Деградация политическая началась с деградации нравственной. Фальсификация всего избирательного процесса ‒ это результат негласной и почти полюбовной договоренности между властями и обществом. «Мы вам обеспечиваем неплохую жизнь, а вы взамен...». Это ‒ деградация, <...> в основе которой ‒ пренебрежение элементарными моральными ценностями. Поэтому и восстановление возможно только на основе приобретения утраченных нравственных ориентиров. А в восстановлении утраченного ‒ вопрос Крыма, пожалуй, самый важный».

Но интересуют ли «системных либералов» верные нравственные ориентиры, или они считают себя слишком прагматичными, чтобы учитывать их?

Несмотря на то, что позиция Ходорковского по крымскому вопросу была жестко раскритикована представителями различных несистемных либеральных и некоторых левых течений, это вряд ли помешало ей быть положительно воспринятой значительной частью бизнес-элиты и прагматической номенклатуры РФ, которой не могли не надоесть рискованные геополитические игры Путина, начиная с агрессии против Грузии в 2008 году. Ведь если раньше риск ограничивался потерями от того или иного вида санкций, сейчас он стал неизмеримо выше, ведь Кремль начал де-факто заниматься ядерным шантажом Запада. Более того Путин начал заявлять о разработке в РФ мощных средств ведения войны «на новых физических принципах», своего рода «чудо-оружия». А по истории ХХ века хорошо известно, чем закончились угрозы таким оружием для одного европейского диктатора, его окружения и руководимого им государства, не так ли? Конечно, ни о каком «дворцовом перевороте» речи быть не может ни сейчас, ни в ближайшие времена, но в постмодернистском мире случается столько разных неожиданностей...

Безнаказанное преступление агрессии и оккупации всегда побуждает впоследствии повторить его

Так что же имеем в итоге? Готовность гипотетической постпутинской власти на основе коалиции «системных либералов» и «прагматической номенклатуры» с примесью национал-демократов a la Навальный унизить боевые действия против Украины на Донбассе («война нам всем не нужна»), прекратить репрессии против тех крымскотатарских активистов, которые будут действовать в рамках законодательного поля РФ (намеки на это содержатся в дискуссии Ходорковского с Муждабаевым), начать переговоры и нормализацию отношений с Украиной ‒ но без возвращения Крыма под ее контроль, без восстановления на полуострове статус-кво по состоянию до 20 февраля 2014 года. Будет ли это прогрессом по сравнению с действующей ситуацией? Безусловно. Будут ли у Украины в случае, если она согласится «забыть» о Крыме или принять предложение «демократического решения вопроса» (надо полагать, на повторном референдуме в Крыму под контролем новой власти РФ), гарантии невмешательства Кремля во внутренние украинские дела и прекращения попыток России «оторвать» еще кусок территории? Никаких. Потому что безнаказанное преступление агрессии и оккупации всегда побуждает впоследствии повторить его. Вспомним советские вторжения: Венгрия-1956, Чехословакия-1968, Афганистан-1979... Только последнее было наказано мировым сообществом. И не в последнюю очередь именно поэтому в 1981 году советские войска не двинулись «освобождать» Польшу от «Солидарности»... Так пройдет 5 или 10 лет ‒ и Кремль, какие бы хозяева в нем не сидели (очень трудно представить, что это будет кто-то вроде Гарри Каспарова), снова захочет реализовать проект «Новороссия» или что-то подобное. Тем более, что объективно партнерами «системных либералов» РФ в Украине станут «прагматики», то есть пророссийские силы, на которые сейчас опирается Путин.

Из всего сказанного, думаю, понятно, что максимум уступок, каких можно ожидать со стороны «демократической России», как зовут свой проект «обновленной империи» «системные либералы» (и то под сильным давлением Запада), ‒ это Крым как российско-украинский кондоминиум или «независимая Крымская республика» вроде Абхазии, то есть под контролем и протекторатом Кремля. Большего Украина ждать не может, потому что проблема еще и в том, что «системные либералы» у власти в Кремле первое время будут иметь подавляющую поддержку и карт-бланш от мирового сообщества ‒ кроме разве что Польши и стран Балтии.

Что же делать в таких условиях Украине, крымскотатарским активистам и тем не слишком многочисленным настоящим демократам, которые все же есть в России?

Отвечу почти художественной зарисовкой из дневника покойного, к сожалению, историка-архивиста и культуролога Романа Корогодского:

«Галина Захарясевич [-Липа]. Львов. 1 февраля 1967 года.

Приехал, встретился. Смертельно больная Галина Лукьяновна говорит:

‒ Ромка, это неслыханное! Невероятное! Есть человек, который верит, что будет самостоятельное государство Украина! Верит, просто об этом сказал и работает на эту идею. Это ‒ Слава [Чорновил]! Ты можешь себе такое представить?

‒ Нет...

‒ И я так думаю... Но существует человек! Все так ясно говорил. Я почти потеряла сознание от того напора, от его энергии. Господи, помилуй нас! Услышь его речи».

Вот так. Галицкие интеллигенты уже не верят в украинскую независимость, а Чорновил «с востока» активно работает на нее. Он не прагматик в устойчивом смысле слова, а романтик. Но он через четверть века после описываемого события оказывается прав, не в последнюю очередь потому, что сам со своими не слишком многочисленными единомышленниками по 20 часов в сутки работал ради демонтажа Советского Союза, причем максимально бескровного и демократического. А теперь вопрос: закончен ли сейчас демонтаж империи?

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG