Доступность ссылки

В ноябре 2016 года группа «Жадан и Собаки» присоединилась к акции «Подари Саше встречу с мамой» ​– собранные в рамках инициативы средства позволят матери крымского политзаключенного Александра Кольченко навестить сына в российской колонии. Украинский поэт, писатель и переводчик Сергей Жадан рассказал Крым.Реалии о результатах тура, важности темы политзаключенных для украинских граждан, а также поделился размышлениями о связи Украины с неподконтрольными Киеву Крымом и Донбассом.

​– Ваша группа завершила сбор средств на поездку для матери политзаключенного Александра Кольченко в российскую колонию. Как Вы оцениваете результаты тура?

– Тур был интересный, тур был насыщенный, тур был наполнен неожиданностями. Мы выступали как на западной Украине, так и на востоке, так и на юге. В целом у нас было более 10 городов. Для нас было очень важно, что весь этот тур был связан с именем Саши Кольченко: мы собирали деньги для его мамы. Приятно, что мы эти деньги собрали. Я надеюсь, что это будет таким небольшим, но важным, каким-то конкретным вкладом в эту борьбу за нашу свободу, борьбу за нашу независимость. Очень приятно, что наши слушатели абсолютно адекватно реагировали на наши посылы. Они понимали, что мы приехали не просто развлекаться, не просто играть нашу музыку, не просто прыгать и петь, а что мы несем еще какую-то мысль, идею. Мне очень приятно видеть людей, которые приходят на наши концерты. Это действительно люди, которые имеют свою позицию, имеют свои убеждения и готовы эти убеждения отстаивать.

– Люди, которые посещали Ваши концерты, осведомлены о проблеме украинских политзаключенных?

Далеко не все знакомы с проблемой политзаключенных. Это действительно большая проблема

– Далеко не все знают и знакомы с проблемой политзаключенных. Это действительно большая проблема. С одной стороны, нам кажется, что для тех, кто включен в украинско-российское противостояние, войну, в эту проблематику, эти вещи очевидны. Есть много вещей, которые требуют освещения. Казалось бы, ну все знают Олега Сенцова, все знают Сашу Кольченко, как нам кажется. Оказывается – нет, это далеко не так.

Действительно об этих вещах нужно говорить. Опять же, мне кажется, что очень хорошая возможность говорить о таких серьезных вещах посредством искусства. Когда об этом говорят не политики, не народные депутаты, не президент Украины, а деятели искусства, то у них совсем другая аудитория. У нас своя аудитория. Это люди, которые скорее прислушаются к нам, чем к каким-то политикам.

Для того, чтобы люди понимали, что происходит, нужно больше ездить, нужно больше говорить

Мы сталкивались с тем, что многие люди просто не знают, о чем идет речь, но они слушали, к ним доходило, они понимали, они как-то это себе в голове переваривали. И потом присоединялись к этой акции. Многие из тех, кто к нам приходили, действительно знали о чем идет речь, знали кто такой Кольченко, кто такой Сенцов, сколько граждан Украины сидит сегодня на территории Российской Федерации. Общество очень неоднородное. Мы живем в постинформационном пространстве и обществе, и с этим нужно считаться. Следует учитывать, что у каждого собственные источники получения информации. Для того, чтобы люди понимали, что происходит, нужно больше ездить, нужно больше говорить. Нам всем нужно говорить. Мы настроены исключительно на то, чтоб слышали нас. Когда нас не слышат, мы обижаемся и замыкаемся в себе. Это неправильно.

Сергей Жадан

Сергей Жадан

–​ Сбором средств для родственников политзаключенных должны заниматься люди, связанные с творчеством?

– Понятно, что для государства это копейки, а может даже и меньше. Я бы поставил вопрос иначе: а чье это государство? Это наше государство. Мы и должны его представлять, мы должны за него отвечать. Противопоставляя себя государству, ты фактически противопоставляешь себя реальности, которая существует. Это мне также кажется одним из наших недостатков. Для нас традиционно дистанцироваться от государства, от страны, от того, что составляет поле Украины. Хорошо, мое государство не успевает что-то сделать – я его поддержу, я ему помогу. Это мое государство, я его гражданин. У меня паспорт гражданина Украины, и я отсюда никуда не собираюсь уезжать. Если мой президент не успевает что-то сделать, то я это сделаю. Для меня не так трудно было собрать эти 25 тысяч (гривен – КР). Президент может потом соберет еще на что-то.

– По Вашему мнению, за 2016 год неподконтрольные Киеву Крым и Донбасс приблизились или удалились от материковой Украины?

– Это очень сложный вопрос. Я действительно не имею какого-то нормального и полного ответа по той простой причине, что я не был ни в оккупированном Луганске или Донецке, ни в оккупированном Крыму. Я могу судить о ситуации там только понаслышке от знакомых, с рассказов друзей или третьих лиц. Насколько я понимаю, к сожалению, какого-то процесса сближения не происходит. Здесь есть целый ряд причин. Длится эта война, продолжается информационная война против нас. С каждым днем она просто углубляет эту пропасть, которая проходит по линии фронта. Есть еще такая составляющая, которая заключается в том, что не все украинцы, которые находятся по эту сторону фронта, готовы дальше принимать оккупированные территории в часть своего жизненного пространства, как часть нашей единой, независимой, свободной, демократической Украины. Многие смирились с тем, что это оторванные территории и там живут не украинцы. Что там живут те, которые хотели бы, чтобы их оторвали.

Если мы действительно хотим иметь в будущем наше независимое государство, то мы должны понимать, что по ту сторону «границы» есть люди, которые тоже этого хотят

Мне кажется, что здесь тоже есть очень проблематичный момент: по моему глубокому убеждению, с той стороны фронта и в аннексированном Крыму живет большое количество людей, которые ждут возвращения украинских властей, которые ждут возвращения украинской армии. Я почему об этом говорю. Опять же таки, у меня там знакомые, я с ними общаюсь. Они разные по настроениям, разные по убеждениям. Некоторые из них довольны тем, что там присутствуют так называемые «ЛНР», «ДНР» и российские боевики. Некоторые не довольны: они ждут возвращения. Общаясь с ними, я знаю, что там разные настроения. Об этом следует помнить. Если мы действительно хотим иметь в будущем наше независимое государство, то мы должны понимать, что по ту сторону «границы» есть люди, которые тоже этого хотят. Если мы этого не понимаем и не принимаем, тогда возникает вопрос: за что ведется эта война?

– Почему тема политзаключенных важна для «Жадан и Собаки»?

– Мы с «собаками» не являемся представителями шоу-бизнеса. Мы делаем то, что нам нравится. Вместе с тем, мы оставляем за собой право на независимость и право на свободу действий. Для нас очень важно, чтобы наша музыка, наше искусство, то, что мы делаем, имело какую-то социальную составляющую. Заниматься развлечениями ради развлечений нам неинтересно. У нас у всех есть какая-то позиция, у нас у всех есть какие-то убеждения, и мы стараемся это воссоздавать на сцене. Для нас социальное искусство близко и, фактически, единственно возможное. Для нас поддерживать наших политзаключенных естественно, это наши соотечественники. Это люди, на чьем месте мог оказаться любой из нас. Любой из тех, кто поддерживает единую, независимую Украину. Любой из тех, кто выходил на митинги в Крыму или в Донецке, или в Луганске, или в Харькове, или в других городах Украины. Любой из тех, кто, собственно, не побоялся зимой-весной 2014 выходить с сине-желтыми флагами и говорить: «Я – украинец, я – гражданин Украины, это моя родина, и я не хочу здесь видеть никаких российских войск, я не хочу звать Путина». Мы находимся в спокойной, мирной, тыловой Украине. Мне кажется дело чести, дело долга, дело совести поддержать этих ребят и попытаться вытащить их оттуда.

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG