Доступность ссылки

Большинство крымчан еще в советское время идентифицировали себя не с Россией или СССР, а именно с Крымом. Этими наблюдениями с Крым.Реалии поделился философ, публицист и исследователь российского регионализма Вадим Штепа. По его мнению, можно утверждать, что уже к моменту распада Советского Союза фактически сформировалась гражданская нация крымчан.

«Я полагаю, что понятие «гражданская нация» в принципе выходит за этнический формат. В России, к сожалению, часто путают понятие нации и национальности. Для меня гражданская нация – это, в первую очередь, самоопределение населения той или иной территории, то есть политический феномен. К примеру, когда население определенного региона провозглашает себя республикой, принимает собственную конституцию и выбирает президента – это уже показатель, что она сформирована.

Разумеется, это не касается случаев, когда такое формирование было создано с помощью внешнего воздействия – как это было в так называемых «ДНР/ЛНР». Здесь очевидно, что ни о каком аутентичном существовании гражданских наций говорить невозможно, и этот феномен был привнесен извне. А вот случаи Каталонии и Шотландии – это как раз примеры гражданских наций, учитывая, что шотландцы говорят на том же языке, что и жители Англии. К примеру, шотландцы стремятся к евроинтеграции, уже заявили, что не желают полностью выходить из Евросоюза и требуют учета их мнения», – поясняет он.

Вадим Штепа

Вадим Штепа

Вадим Штепа напоминает, что еще до прихода на полуостров большевиков предпринималась попытка создать независимую Крымскую республику.

«Ее лидер, поэт Номан Челебиджихан был лидером Меджлиса, но при этом проводил полиэтническую политику. В частности, он отмечал, что все народы, которые живут в Крыму, – татары, русские, армяне, евреи, немцы и другие, – имеют абсолютно равные права. Челебиджихан сравнивал их с изящными цветами, из которых можно будет создать общий букет, основав на полуострове цивилизованную Швейцарию. Однако большевики уничтожили эту идею на корню», – рассказывает он.

Люди идентифицировали себя даже не как абстрактные «советские граждане», украинцы или россияне, а именно как крымчане

«Мое детство прошло в Крыму, и я помню, что в 70-е годы люди идентифицировали себя даже не как абстрактные «советские граждане», украинцы или россияне, а именно как крымчане – особенно те, кто родился на полуострове. В 91-м году они проголосовали на референдуме за возвращение своей области статуса республики, в 92-м приняли конституцию и избрали президента. Интересно, что эта конституция была даже более либеральной, чем существовавшая на тот момент в самой Украине. В документе было безальтернативно прописано, что Крым является частью Украины, но при этом уровень его автономии предусматривался примерно на том же уровне, как у республики Татарстан в составе России. К сожалению, украинская власть тогда отменила эту конституцию. И, хотя идентификация крымчан как крымчан сохранялась, там стали появляться пророссийские настроения», – вспоминает эксперт.

По мнению Вадима Штепы, крымчан в тот момент вполне можно было интегрировать в Украину, не разрушая их самобытную идентификацию – как вариант, по примеру Аландских островов в Финляндии.

«Это абсолютно шведоязычный регион, но при этом они принадлежат Финляндии и вовсе не стремятся присоединяться к Швеции. При этом они обладают обширным региональным самоуправлением, и прекрасно понимают, что шведы никогда бы не обеспечили им такого. Если бы Украина в свое время создала для Крыма возможности самоуправления и активно бы занялась привлечением инвестиций в этот регион, я уверен, что там никогда бы не возникло сепаратистских настроений. При привлечении международных инвестиций Крым можно было бы преобразить до уровня постсоветской Болгарии, и тогда не крымчане завидовали бы россиянам, а совсем наоборот. Однако этот шанс был упущен», – рассуждает аналитик.

Как только поток пропаганды в Крыму станет меньше, многие будут сторонниками восстановления отношений с Украиной

Как отмечает российский публицист, после аннексии Крыма Москва сделала все, чтобы уничтожить самоидентификацию крымчан. Однако, по мнению Вадима Штепы, даже это событие стало всего лишь еще одним в череде случаев смены власти в истории полуострова, и не способно полностью изменить сознание людей.

«Я думаю, что как только политическая ситуация изменится, и поток пропаганды станет меньше, в Крыму вновь проснется собственное национальное сознание жителей и многие будут сторонниками восстановления отношений с Украиной. Украине же следует сейчас вести интенсивную информационную политику в Крыму, показывая возможности совместного будущего. Не стоит пугать крымчан репрессиями, напротив, важно обещать инвестиции, европейскую интеграцию, отмену санкций, то есть доносить информацию, опровергающую лживую российскую пропаганду. Украинцам не нужно бояться крымской автономии, потому что именно подавление регионального самоуправления и создает благоприятную почву для сепаратистских настроений», – заключает Вадим Штепа.

Верховная Рада Украины официально объявила 20 февраля 2014 года началом временной оккупации Крыма и Севастополя Россией. 7 октября 2015 года президент Украины Петр Порошенко подписал соответствующий закон. Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели ряд экономических санкций. Россия отрицает оккупацию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости».

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG