Доступность ссылки

Безнаказанная «честность» «референдума»


Симферополь – Без трех почти сто процентов крымчан хотят воссоединения с Россией – такое мнение высказали 83% крымских избирателей, принявших участие в голосовании 16 марта. Такие данные публикует крымская власть. И, конечно же, призывает весь мир признать правдивость и честность этих цифр. Однако есть немало факторов, которые дают повод для серьезных сомнений в такой честности.

Первый – сами избиратели. Как известно, еще за несколько дней до референдума Центризбирком Украины заблокировал доступ к единому государственному реестру избирателей Украины.

Координатор референдума и первый вице-спикер крымского парламента Григорий Иоффе тогда назвал это диверсией со стороны Украины и заверил, что данные об избирателях в Крыму есть.

«Люди, работающие в ЦИК, что заблокировали реестр, не понимают, что в Крыму неоднократно проводились выборы, тысячи копий списков избирателей находятся в местных комиссиях», – заявил он.

Последние выборы – парламентские – проводились на полуострове в октябре 2012 года. То есть 1,5 года назад. Поэтому использовать современные обновленные данные на крымском «референдуме» никак не могли.

Более того, как утверждает председатель крымской организации Комитета избирателей Украины Андрей Крысько, некоторые избиркомы вообще использовали данные 1999 года. Представьте, сколько людей за это время мигрировали и умерли. Однако погрешность решили исправлять просто по ходу «пьесы», вписывая фамилии отсутствующих в списках избирателей просто от руки, по факту их присутствия на участках.

Теперь по явке избирателей. Есть сомнения, что в «референдуме» принимали участие именно 83 % крымчан. В Крыму действительно немало патриотов России, но утверждать, что все такие, нечестно и неправильно. Вычислите с 1,8 миллиона. крымских избирателей крымских татар, большинство из которых не признают «референдум» и не принимали участия в голосовании, а также крымчан, которые из-за ситуации в Крыму вынуждены были покинуть полуостров или 16 марта находились в командировках (голоса крымчан, которые в день референдума находились за пределами полуострова автоматически отвергались) и просто пассивных граждан, которых в Крыму, судя по прошлых избирательных кампаниях, немало.

Это подтверждают и наблюдатели общественного движения «Общее дело». По их оценкам, реальная явка в Крыму не превышала 20%, а по данным Мустафы Джемилева – 30%.

И наконец о главном – нарушения. Крымские власти и некоторые приглашенные ею «международные наблюдатели» утверждают, что таких во время «референдума» не было. Но местные журналисты и общественные активисты стали свидетелями таких нарушений, и украинского, и российского законодательств.

Они рассказывают и о странных автобусах с какими-то людьми, которые курсировали между избирательными участками, и о том, как некоторым давали возможность голосовать несколько раз.

Мне лично пришлось присутствовать при том, как одна женщина на участке в Симферополе шепотом просила члена избиркома дать ей возможность проголосовать за себя и мужа, который не пришел. И она таки получила два бюллетеня, но с просьбой бросить их не по очереди, а вместе, чтобы никто не заметил. Обратиться в милицию по этому факту возможности не было, потому что на территории участка на тот момент не было ни одного милиционера.

Наконец, даже если бы они там и были, привлечь к ответственности нарушителей было бы невозможно. В Крыму уже несколько дней заблокирован Единый реестр досудебных расследований. Это означает, что ни одному протоколу невозможно дать ход. Ни согласно украинскому законодательству, которое распущенный парламент Крыма «отменил» на территории Крыма только на следующий день, ни со стороны российского, которое еще не введено в Крыму. При таких условиях все «темные дела » в тот день так и останутся безнаказанными. Этакая безнаказанная «честность» «референдума».

Виктория Веселова – крымская журналистка

Мнения, высказанные в разделе «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG