Доступность ссылки

«Греческий проект» или «мешок картошки»?


Олесь Черемшина

Удивляют три особенности так называемого «крымского кризиса». Чем полнее осмысливаешь происходящее, тем больше понимаешь, что аннексия Крыма Путиным лишена всякого разумного смысла. И в самом деле. Во-первых, на и так бедствующую страну Путин возложил огромные тяготы выплат Крыму, которые усугубили проблемы собственного народа и отложили решение многих экономических проблем. Более того, отторжением Крыма от Украины он усугубил и умножил нелегкие экономические и социальные проблемы самого полуострова, которые теперь придется решать России…


Во-вторых, он восстановил против себя все мировое сообщество, пожалуй, впервые в истории вызвал на себя беспрецедентные санкции. Уже эти два фактора при грядущем снижении цен на нефть могут оказаться непосильными для страны и привести к коллапсу, но это, кажется, не беспокоит его имперское сознание.

В-третьих, Путин на многие десятилетия потерял мировую перспективу для России – прекращено сотрудничество в НАТО, в которое он, если помните, унизительно просился, как только вступил на должность президента, пока ему не объяснили, что «в НАТО вступают не так». Он потерял авторитет в ООН, и показал всему миру, что Россия, претендующая на второй центр мировой политики, по качественному уровню этой политики равна какой-то пятерке самых отсталых стран мира.

Чего же Путину не хватало?

Внутри Крыма его меры по «освоению Крыма» оказались торопливыми, необдуманными и во многом необъяснимыми. Если отвлечься от бравурных рапортов об успехах становится очевидным, что за месяц Россия не смогла решить даже такие примитивные проблемы как снабжение Крыма продовольствием, водой, энергоносителями, обострилась транспортная проблема.

Раздача паспортов организована настолько плохо и не качественно, что за месяц не удовлетворила даже супер-патриотов и создала примитивный советский ажиотаж. Все понимают – спустя месяца три-четыре проявит себя обычная российская нераспорядительность и бесхозяйственность, которая оттолкнет, от российской идеи большинство сомневающихся.

Он наделся на молниеносную недельную войну подобно грузинской 08-08-08, и рассчитывал, что через неделю его танки уже будут в Киеве, но необъяснимое для него «мирное отступление» Украины обернулось вовсе не «бархатной аннексией», как можно было бы объяснить, но тысячей правовых проблем – он рассчитывал противостоять на поле боя, где его аргумент силы был бы непревзойденным, но вместо этого, его потянут в суды, где у него аргументов вообще нет.

Постепенно расследование событий в Киеве, история с убежавшим Януковичем, десятки скрывшихся в Москве «агентов влияния», открывает миру давнюю вовлеченность его, Путина, в торможение развития Украины и искусственность ее сопротивления европейскому пути развития. Тем более, что эта, казалось, самая главная цель Путина, потерпела крах – Яценюк и Евросоюз подписали документы, которые под его давлением не подписал Янукович.

Совсем неожиданно для Путина на полуострове возникло сопротивление крымских татар, которых посулами уговорить не удалось, и если они проведут свой референдум, то Путин рискует потерять даже остатки правового обоснования этой аферы с аннексией Крыма. Более того, к ним рано или поздно присоединится правовое сопротивление Украины. Эти два очага будут поддержаны всем миром, и всем станет очевидным, что Крым для России не стоил тех проблем, которые он породил. Что делать? Отдавать назад? Но как? Уже сегодня это связано с несмываемым позором.

В конце концов, ему пришлось употребить беспрецедентные меры для того, чтобы создать ту отвратительную систему вранья собственному народу, но он понимает, что «обманывать весь народ и все время» будет невозможно, и русские, уставшие от «славы приобретения земель», рано или поздно предъявят ему «крымский счет», который ему оплатить будет нечем - Крым не принес России ничего, кроме разнородных проблем. Мир понимает: оправдания Лаврова и «щебетанье» Чуркина с трибуны ООН выглядят в глазах мира просто смешно…

Чего же Путину не хватало? Ведь он и от Крыма в составе Украины имел все, что хотел – базу Черноморского флота, здравницы, курорт, военную и сельскохозяйственную продукцию – всем этим могли неограниченно пользоваться «русские братья», а теперь это вроде бы и свое, но неизвестно во что это теперь обойдется?

«Приобретение» не «освоение»

Как ни странно, но для «приобретения земель» завоевание их вооруженной рукой не главное. Солдаты и танки рано или поздно должны уйти в казармы и ангары, и перед завоевателями встает куда более трудная проблема освоения покоренной территории. Именно задача освоения территории Крыма всегда составляла для России тяжело преодолимую проблему. Россия не легко, но сравнительно успешно освоила покоренные северные территории Европы и Азии, всю Сибирь, Дальний Восток, Среднюю и Центральную Азию, даже земли Польши и Украины, Прибалтики, не без проблем, но освоила горы Кавказа. Крым же, как это ни парадоксально звучит, нормально никогда Россией не был освоен. Именно сложности освоения территории заставили Россию в свое время оставить Париж, Польшу, а с распадом Союза Прибалтику и Украину вместе с Крымом, Грузию и другие республики. Но и тут с Крымом вышла особая история…

После ликвидации Крымского ханства и присоединения Крыма в 1783 году, несмотря на завлекательные меры Екатерины и Потемкина, Крым подвергался не освоению, но просто примитивному расхищению его богатств. На строительство кораблей Черноморского флота был вырублен вековой крымский лес. Большинство трудолюбивого коренного народа бежали в Турцию, а новые поселяне не справлялись с освоением неизвестной им земли. Россияне – люди совершенно иной культуры и менталитета, иной экономики и иной системы управления были на полуострове, что инопланетяне.

Они не знали ответа на главный вопрос – какими реально ресурсами обладал Крым и зачем это им нужно? Крым поэтому лежал втуне фактически до окончания Крымской (Восточной) войны в 1856 году, которую Россия бездарно проиграла и была побеждена фактически десантом союзников. Спустя десятилетия россияне начали настоящий дерибан крымских земель, почувствовали прелесть присутствия моря, уникальной природы. Поскольку россияне не знали иного способа «освоения» кроме разграбления, то ресурсов Крыма хватило на полтора столетия – весь XIX и половину XX века.

В 1945 году после депортации его настоящих хозяев, Крым лежал разоренным и пустынным. Грабить было больше нечего. Тогдашние лидеры России не нашли более разумного выхода как поручить его освоение Украине, оставив за собой реальное право распоряжения всем, что имелось на полуострове и его окрестностях, превратив Крым в непотопляемый авианосец и военно-морскую базу. Ничего больше Россию в Крыму фактически не интересовало. Что не удалось России, то сделала Украина – она «освоила» Крым, возродила регион как курорт и как вполне адекватную экономику. И теперь Путин в Георгиевском зале сказал: «нас просто ограбили», Крым передали Украине «как мешок картошки»…

Дорогой «мешок картошки»

Теперь Путин фактически вернул назад этот «мешок картошки», взвалил его на спину россиянам – несите! Зачем? Один из известных крымских экспертов высказал мысль, что Путиным в конце февраля двигало чувство уязвленного самолюбия потерей управляемости Украиной, и он, как всякий человек маленького роста и небольших управленческих способностей, стал принимать спонтанные и неоправданные решения. Это находит и биографические, и психологические, и исторические подтверждения.

Путин – плоть от плоти продукт КГБ-ФСБ, питерец. «Греческий проект» его питерских предшественников Потемкина и Екатерины ІІ впитан им с молоком матери-спецслужбы. После захвата Крыма, как сообщал его бывший советник Илларионов, несомненно, умеющий читать мысли своего шефа, у Путина появились планы на Одесскую область, на Румынию и Молдавию, и он ввел новый спецназ в Приднестровье. Путин позарился на овладение всей Причерноморской зоной. Говоря другими словами – Путин подсознательно пошел в направлении Средиземноморских проливов, в нем говорил старый российский «Греческий проект», зов Царь-града.

Очевидцы рассказывают, что Путин в февральские дни ходил по Кремлю как загнанный волк – матерился, кричал на всех, обзывал украинцев «бэндеровцами» и почему-то «власовцами». Но Путин не Петр I, не Потемкин и даже не Екатерина II, для которых Крым был «лучшая жемчужина в короне императрицы». Для него, воспитанника самой отсталой в мире спецслужбы, как видим, Крым всего лишь «мешок картошки», а такой инструментарий для реализации «Греческого проекта» не годится.

К тому же мир в ХХI веке не мир в XIX-м. Тогда мир не имел ни правовых, ни военных средств для противодействия Российской империи в деле захвата Крыма, но был в состоянии не допустить Россию до Босфора и Дарданелл, и империя так и не решилась довести проект до конца. Сегодня мир иной. Он в может не только не допустить Путина до «Средиземноморских ворот», но и в состоянии отстоять Крым, поскольку для США и Европы это совсем не «мешок картошки», а вызов всему мировому сообществу.

С другой стороны, при всех внутренних проблемах России, новый «греческий проект» еще больше не соответствует ее национальны интересам, чем не соответствовал он им в XIX веке. Россия не справляется с освоением того, что она уже имеет, и это осознают не только Китай, Казахстан, Средняя Азия, народы Севера, Сибири, Прибалтика, Украина, вся Европа, но и сами россияне. И они это скоро скажут Путину.

Олесь Черемшина, крымский обозреватель

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG