Доступность ссылки

Джемилев: Запретили въезд в Россию, а оказалось – и в наш Крым


Лидеру крымских татар Мустафе Джемилеву запретили въезд в Крым. Акт о запрете на въезд ему вручили во вторник утром, когда он пересекал границу Крыма с материковой Украиной. Срок действия запрета – до 19 апреля 2019 года. Причины запрета в акте не указаны. В эксклюзивном интервью для Радио Свобода, Джемилев рассказал, что он планирует делать дальше.

– Сейчас я точно не знаю, решение ли это крымских властей или из России, потому что там ссылаются на Федеральный закон России, номер постановления указывает на запрет въезда на территорию России. Я сначала удивился, потому что в России я последний раз был в 1986 году, я из Магадана освобождался в 1986 году, и где-то 27 лет меня в России не было. Правда, месяц назад я ездил в Москву, но не просто, а по приглашению Шаймиева и Путина. И вдруг мне запрет въезда в Россию. Но, оказалось, что под Россией они подразумевают и наш Крым тоже.

– Они хотят, чтобы у Вас была виза?

– Нет, это просто запрет въезда. Никаких виз. Два дня назад они нас там тоже долго мурыжили, у них там тетрадь какая-то – кому запрещено въезжать. И моя фамилия там оказалась. Но поскольку там на въезде собралась довольно большая колонна крымскотатарских машин, и, видимо, опасаясь каких-то возможных инцидентов, после долгих звонков (насколько я понял, они общались с Москвой), все-таки позволили въехать. Ну, въехали, нас встретила колонна машин с украинскими и крымскотатарскими флагами, через весь Крым с сигналами доехали до Меджлиса.

Затем на следующий день под утро было совершено нападение на здание Меджлиса. Там в здании никого не было, кроме дежурных, трех женщин. Заламывали им руки, сорвали украинский флаг и установили свой российский. Затем, когда мужчины подъехали, снова вывесили украинский флаг.

Интересно было то, что накануне приходил сотрудник милиции, какой-то чин, и составлял протокол, почему вывешен украинский флаг. А директор фонда, ответсвтенный за это здание, Риза Шевкиев, спросил: «А в чем дело? Вы здесь еще до оккупации таскались со своими российскими флагами и украинская власть ничего вам не говорила, почему вас это смущает?» Он ответил, что не хотел бы, чтобы были какие-либо инциденты. А директор говорит: «Вы для того и милиция, следите за этими горячими головами, чтобы они инцидентов не создавали». И на этом все закончилось. Но на следующее утро вот такое нападение. Причем эти люди, их было около 30 человек, не более, среди них были и милиционеры. То есть, они называли себя самообороной, но с ними были и милиционеры.

– А сейчас Вы едете в Киев?

– Да, я и так собирался. Мне надо лететь в Астану, там ссотоится форум на тему Крыма и Украины. Потом мне надо лететь в Берлин, а затем, после всех этих поездок я, наверное, все-таки подъеду к границе и посмотрю. Потому что ходят разные слухи, что якобы это самодеятельность местных властей, что, дескать, большая Москва не знает об этом. Посмотрим.

– Следующие ваши шаги в Крыму, референдум?

– Нет, по поводу референдума мы решили так, что в оккупированной ситуации вряд ли сможем проводить референдум, тогда у нас референдум будет похож на российский референдум. По сути дела, никакого референдума там не было, нарисовали те цифры, которые им понравились, которые они посчитали нужными. Мы хотели бы провести референдум с участием международных наблюдателей, а сейчас они никого не пускают, никаких наблюдателей. Поэтому пока этот вопрос отложен на неопределенный срок.

Анна Шаманская по материалу Татаро-Башкирской редакции Радио Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG