Доступность ссылки

Кремль наступает на интернет, активисты приспосабливаются


Павел Дуров
Дейзи Синделар

Где искать совета в выборе новой страны для ведения бизнеса? Особенно, когда речь идет об уволенном генеральном директоре популярной российской социальной сети ВКонтакте?

«Мы ищем для себя новый дом», – написал на днях Павел Дуров на своей странице в социальной сети Facebook, которой он практически не пользовался с 2006 года, когда запустил свой чрезвычайно успешный русскоязычный аналог ВКонтакте (VK). «Это должно быть «государство, которое позволило бы нам развивать наши проекты на основе свободы слова и политики невмешательства», – отметил он.

Еще 22 апреля 29-летний Дуров заявил, что покинул Россию после того, как был вынужден продать свои акции VK. Теперь эти акции в руках прокремлевских олигархов Алишера Усманова и Игоря Сечина.

Эта новость, наряду с заявлением Дурова об отказе передать властям личные данные пользователей, а также новые жесткие ограничения, наложенные на интернет, заставили россиян вздрогнуть. В этой части мира, где СМИ подчинены государству, интернет является жизненно важным источником связи и информации. Президент России Владимир Путин 24 апреля заставил их вздрогнуть еще раз, назвав интернет «проектом ЦРУ» и пообещав защитить российские интересы в интернете.

«Если бы не было интернета, я думаю, у нас просто давно бы уже был железный занавес», – говорит Ирина Халай, председатель общественной организации содействия защите прав жертв теракта в Волгодонске. Благодаря своему сайту и соцсетям Халай наладила прочные контакты с заграницей и добивается соблюдения прав жертв некоторых из наиболее известных терактов в России, в том числе Норд-Ост в 2002 году и захват школы в Беслане в 2004 году.

«Мы распространяем всю информацию в интернете», – говорит Халай, которая сама пострадала в теракте 1999 года в Волгодонске. Некоторые аналитики считают, что этот теракт был организован российскими органами безопасности с целью спровоцировать Вторую чеченскую войну. «Власть обращает внимание на то, что мы говорим. Тот факт, что мы активны в социальных сетях, их нервирует», – отмечает она.

Непокорный, но важный

С потерей Дурова Россия теряет и свои права на этого колоритного, хотя и непокорного вундеркинда. Его часто сравнивают с американским основателем сети Facebook Марком Цукербергом, хотя его мальчишеский вид и страсть к черным водолазкам скорее напоминают одного из основателей Apple, ныне покойного Стива Джобса, которого Дуров считает своим кумиром.

Личное состояние Дурова оценивают в 300 миллионов долларов. Он считает себя аскетом, воздерживается от употребления мяса, алкоголя и сигарет. Но Дуров заработал себе репутацию довольно экстравагантного человека. Например, широкую огласку получил инцидент с бумажными самолетиками, свернутыми из пятитысячных купюр и выброшенными из окон санкт-петербургского офиса VK.

Своей популярностью сеть VK во многом обязана своей большой базе пиратских игр, фильмов и музыкальных видео. Однако ее успех обусловлен и тем, что в постсоветские времена на фоне общественных изменений ее пользователи получили возможность тесного общения. Считается, что наряду с такими блог-платформами как LiveJournal («Живой журнал»), VK стал импульсом для пробуждения интереса к внутриполитическим проблемам и послужил координационным центром для благотворительной деятельности.

Самое главное, сеть сыграла роль виртуальной ратуши, позволяя политической оппозиции создать общественную основу онлайн. Судя по всему, к «падению» Дурова привела деятельность двух групп, сформированных в VK – группа сторонников блогера с антикремлевским направлением Алексея Навального и группа протестующих украинского Евромайдана, ведь Дуров отказался передать персональную информацию участников этих групп Федеральной службе безопасности России (ФСБ).

Знающий цену корпоративных свобод, Дуров, не то чтобы совсем не поддавался давлению. Известно, что перед крайне несвободными президентскими выборами в Беларуси в 2010 году VK удалила группу поддержки независимого кандидата Андрея Санникова после того, как его арестовали. Также говорят, что Дуров сыграл на руку Кремлю, предложив работу Эдварду Сноудену. В прошлом году сотрудник американской разведки Сноуден получил от российского президента Владимира Путина политическое убежище.

Даже побег Дурова из России можно расценить как хитрый стратегический ход, направленный на рекламу его новейшей разработки – бесплатного мессенджера для смартфонов Telegram, которая обладает надежной системой шифрования. Среди создателей Telegram – математик, один из основателей VK, брат Дурова Николай. Всего за восемь месяцев количество зарегистрированных пользователей программы достигло 40 миллионов. На веб-сайте программы, telegram.org, написано: «вернем себе право на частную жизнь».

Американский блогер Катрин Фицпатрик уделяет большое внимание российской и американской политике конфиденциальности. Она считает, что Дурова нельзя назвать «фигурой чисто оппозиционной». Тем не менее, его отъезд из России, по ее словам, может иметь негативный эффект на VK, одну из важнейших социальных сетей русскоязычного мира с более чем 250 миллионами пользователей.
От потери VK пострадает гораздо больше обычных людей и русскоязычных жителей бывшего Советского Союза, чем мы себе представляем
Катрин Фицпатрик

«От потери VK пострадает гораздо больше обычных людей и русскоязычных жителей бывшего Советского Союза, чем мы себе представляем», – сказала она. «Здесь много пользователей, рядовых граждан, которые являются центральными для оппозиции. Это они пересылают все эти сообщения, клипы, призывы и т.д. Для оппозиции потеря этой основы будет очень большой», – замечает Катрин Фицпатрик.

«Дикость»

Ожидается, что многие пользователи VK последуют примеру Дурова и перейдут на Facebook. Эта социальная сеть насчитывает более миллиарда пользователей по всему миру, упрощая для российских пользователей связь с друзьями за рубежом.

Однако удастся ли Facebook, Google и другим иностранным компаниям удержать свои позиции в России в связи с нарастающим контролем со стороны Кремля? 22 апреля Государственная дума России поддержала законопроект о жестком ограничении деятельности социальных сетей. Среди прочего, документ обязывает все компании, находящиеся на территории России и участвующие в распространении информации в сети, сообщать профильному регулятору (Роскомнадзору) о своей деятельности и хранить всю информацию.

Сторонники свободы слова как, например, Комитет защиты журналистов, считают, что эти меры являются очередной попыткой Москвы «заставить оппозицию замолчать». Халай отмечает, что уже наблюдаются перебои в работе почтового ящика Google Mail, а в прошлом популярная российская соцсеть «Одноклассники» переполнена прокремлевским и антиукраинским спамом.
Словно мы возвращаемся в 1937 год. Запрещать эти вещи в нашем современном обществе это просто дикость
Ирина Халай

​«Словно мы возвращаемся в 1937 год. Запрещать эти вещи в нашем современном обществе это просто дикость», – сказала Халай.

Другие правозащитники пытаются оставаться оптимистами. Один из основных защитников Химкинского леса московский эколог Евгения Чирикова называет интернет «незаменимым» орудием.

В свое время в целях самозащиты Чирикова разместила видеообращение на YouTube, в котором сообщила, что власть пытается отобрать у нее детей. Основой существования оппозиции Чирикова считает то, что они всегда держатся на шаг вперед от действий Кремля.

В случае с Навальным и оппозиционным сайтом Грани.ру это означало создание новых зеркальных сайтов или шифрованных каналов вместо уже заблокированных. В случае с Чириковой ее деятельность сужается до практически единственной частно-разработанной социальной сети «Активатика» (activatica.org), с помощью которой Чирикова и ее сторонники организовывали общероссийские кампании по охране окружающей среды. Здесь призывали к освобождению из тюрьмы сочинского эколога Евгения Витишка.

«Сейчас для меня актуальны «Активатика», Twitter. Я не пользуюсь «Живым журналом», потому что там самоцензура. Например, они взяли и закрыли блог Алексея Навального. Поэтому для меня «Живой журнал» больше не существует. Я перестала пользоваться VK, потому что теперь, когда там нет Дурова, я больше этой сети не доверяю», – говорит Чирикова. «Поэтому я считаю, что нужно создавать свое. И продолжать в том же духе. И вообще, меньше думать о каких-то ограничениях, и делать то, что мы считаем нужным».

(Перевод с английского Анны Шаманской)

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG