Доступность ссылки

Крым: брат – на брата, сын – на отца


Симферополь Российская аннексия Крыма привнесла в жизнь крымчан не только кардинальные политико-экономические изменения, но и серьезные внутрисемейные разногласия. Соседи, друзья и даже близкие родственники накануне«референдума» 16 марта словно сошли с ума: называя друг друга «бандеровцами» и «москалями», крушили все отношения, сложившиеся за долгие годы. Разделение по разные стороны баррикад по принципу «за Украину»/«За Россию» присутствует во многих крымских семьях и продолжает увеличиваться пропорционально усилению накала ситуации теперь уже на востоке страны. Психологи утверждают, что агрессия порождена страхом людей из-за неуверенности и нестабильности, а также информационной войной, вернуться с которой смогут не все.

Сложившаяся ситуация нетипична для Крыма, поскольку жители полуострова всегда отличались своим равнодушием по отношению к тем событиям, которые возмущали жителей материковой части Украины. Так, крымчане спокойно наблюдали за тем, как депутаты и чиновники режима Януковича повышали налоги, ужесточали законы, касающиеся всех сфер жизни, дерибанили землю, а «мажоры» убивали и калечили местных жителей. Даже когда подобные факты происходили на полуострове, крымчане редко протестовали против этого публично.

И лишь когда стало известно о побеге из страны экс-президента Украины Виктора Януковича, начались первые конфликты среди крымчан. В Крыму местные чиновники принялись пугать людей «автобусами с бандеровцами», которые якобы едут на полуостров убивать всех, кто против Майдана. А под влиянием этих заявлений коллеги, друзья и родственники, имеющие на этот счет противоположные мнения, ссорились между собой. Эти ссоры переросли в откровенную вражду после того, как на полуострове появились «зеленые человечки».

Истории раздоров

Несколько читателей Крым.Реалии поделились своими историями. Одна из них случилась в Феодосии. Служивший там украинский военный вынужден был покинуть полуостров после российской аннексии. Он рассказал, как в день «референдума» ему звонила сестра и со слезами просила прощения за то, что вынуждена была проголосовать за присоединение Крыма к России. «Прости меня, брат, но мой муж – за Россию, а у нас двое детей. Я не хотела портить отношения и разрушать семью», – пояснила она.

«Конечно, услышать такое было не очень приятно, но я не стал из-за политики портить отношения и сказал, что все понимаю. Тем более, от людей на этом «референдуме» ничего не зависело. Но в нашей семье такая ситуация воникла впервые. Такого и в кино не придумаешь», – поделился военнослужащий. Сейчас у них с сестрой нормальные отношения, но когда они теперь увидятся – неизвестно. А вот ее пророссийски настроенный муж никак теперь не желает воспринимать своего родственника с материка. Хотя ранее разногласий у них никогда не было.
Политика разрушает семьи в Крыму?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:08 0:00
В другой крымской семье конфликт произошел между тещей и зятем. Последний в знак протеста против пророссийской позиции родственницы отказывался есть приготовленную ею еду. Завтраки себе готовил сам, обедал в столовой на работе, а ужинать отказывался, если еду готовила не жена, а теща. Правда, спустя некоторое время, отношения между ними все же нормализовались. Однако зять все равно теперь хочет жить со своей семьей отдельно от тещи.

А вот для двух сестер из Симферопольского района аннексия стала поводом для полного разрыва отношений. А все потому, что одна из них работает журналистом, а вторая – одобряет «крымскую самооборону», которая активно способствовала аннексии полуострова.

«Инициатором разрыва наших отношений стала я, когда услышала, что моя родная сестра прославляет бандитов, которые избивали моих коллег и похищали украинских активистов. На месте избитых журналистов могла быть и я, потому что я тоже освещала те события. Если она считает, что меня тоже можно было бить и это было бы справедливым, то как я могу воспринимать таких родственников? Пусть лучше их не будет», – пояснила Елена, одна из сестер. Уже месяц они не общаются вообще.
Ссоры между крымчанами на политической почве доходили до рукоприкладства и разводов

Еще одна история произошла в Белогорском районе. Здесь много лет живут две кумы – две Натальи. Одна из них родом из Киевской области, но более 30-ти лет живет в Крыму, а вторая – местная жительница. Они много лет дружат, пережили вместе много трудных моментов, но всегда были вместе.

Когда «власти» Крыма готовили «референдум», раздор произошел и в их отношениях, поскольку у женщин разный взгляд на произошедшее. «Ну, и голосуй за своих бандеровцев! Ты значит и сама такая же», – кричала по телефону одна кума другой, выступавшей за территориальную целостность Украины.

К счастью, эта история завершилась благополучно. Спустя неделю подруга, клеймившая свою куму «бандеровкой», перезвонила и заявила, что будет любить свою куму «в любой национальности».

Гораздо меньше повезло жительнице Евпатории. Она, работая на госслужбе, имела неосторожность высказаться в защиту Украины, за что также была назвала «бандеровкой». Однако ее, в отличие от предыдущей истории, любить «в любой национальности» никто не обещает. Поэтому сейчас она продает свою квартиру, чтобы уехать с полуострова. «Я не могу жить здесь, когда мне каждый день поют песни о Путине и России. Я не против этой страны, но мне не понятно, как люди могут верить такой лжи. Жить здесь я больше не смогу», – поясняет она.

Журналистам Крым.Реалии также известны истории о том, как ссоры между крымчанами доходили до рукоприкладства и разводов.

Почему враждуют родственники

Все эти истории объединяют одно они возникли в результате политической ситуации. Причем волна неприязни и агрессии сметает на своем пути даже самые близкие родственные отношения. Хотя ранее политические вопросы не вызывали такого эффекта.

Кандидат психологических наук, сотрудница Института социальной и политической психологии Академии педагогических наук Украины Ирина Брунова-Калисецкая считает, что ситуация вполне объяснима, поскольку для нее были созданы все условия.
Агрессия, в первую очередь, является проявлением страха, порожденного ситуацией неуверенности и нестабильности

«Агрессия, в первую очередь, является проявлением страха, порожденного ситуацией неуверенности и нестабильности. Связи между людьми рвутся не из-за аннексии как таковой, а из-за поляризации (разделения на «свой-чужой») общества, которая началась еще в ноябре-декабре, но имела особенный эффект для крымчан в марте (когда готовился «референдум»)», – пояснила она.

Основную роль в такой поляризации сыграла, с одной стороны, пропаганда, а с другой – неспособность части крымчан думать и анализировать самостоятельно.
«Пропаганда, конечно играет в этом свою роль. Но важно понимать, что это, в первую очередь, объективный психологический процесс в групповых конфликтах такого рода. Сам по себе поиск врага – увы, вполне объективный процесс. Пропаганда лишь подсказывает кто «враг», как его назвать и отличить. Она использует при этом механизмы так называемой групповой дифференциации, при которой «свои» однозначно лучше, умнее, моральнее, справедливее, чем «чужие», а также так называемую аутгрупповую агрессию – когда «чужие» воспринимаются как плохие, аморальные, заслуживашие наказания, и т. д. В развитии конфликта эта дифференциация всегда принимает драматичные жесткие формы», – поясняет психолог.

«Свои» и «чужие»

По мнению Бруновой-Калисецкой, ситуация усугубляется тем, что в нынешнем процессе все меньше и меньше людей остается «между» двух групп восприятия окружающих, поскольку они нуждаются в четком определении «кто с нами», а кто «против нас». Обычно такими маркерами становятся язык и языковые особенности (произношение, слова, появление обидных, оскорбительных и даже обесчеловечивающих ярлыков для «чужих»), любые внешние отличия (цвет кожи, волос, форма носа, заметные отличия в одежде и т. д.

«По отношению к этим «своим»-«чужим» с обеих сторон формируется целый комплекс психологических искажений. Негативные стереотипы – всего лишь цветочки этого комплекса. Обесчеловечивание «чужих», неспособность видеть в них людей снимает моральный запрет на физическое насилие по отношению к этим «чужим». Эти процессы идут с обеих сторон, хотя из-за полного выбеливания «своих» и чернения «чужих» это зеркало совершенно не очевидно группам», – отмечает Брунова-Калисецкая.
Обесчеловечивание «чужих», неспособность видеть в них людей снимает моральный запрет на физическое насилие по отношению к этим «чужим»

По словам психолога, раздоры в семьях происходят из-за того, что запущеннные в обществе признаки «своих» и «чужих» затмевают межличностные отношения и общие интересы людей предыдущих лет. Влияют и особенности характеров людей.

«Таким образом, групповое доминирует над личным и межличностным. Естественно, что на то, как человек переживает такое состояние общества (ссорится ли с близкими, друзьями, коллегами, просто перестает с ними общаться или старается сохранить какие-то отношения), влияет много факторов – и его характер, и опыт проживания конфликтов и противостояния давлению общества, и коммуникативные навыки, и особенности отношений с другими. Например, те отношения, которые и в «мирное время» не отличались стабильностью, в этот непростой период получили «оправдание» для разрыва. Другие же отношения получили возможность укрепиться и выстоять даже в такой непростой период. И отношения второго типа приобретут еще большую ценность для людей», – пояснила психолог.

Как прекратить агрессию

Следует отметить, что на данный момент градус напряженности между крымчанами по разные стороны «баррикад» снижается. Психолог поясняет это тем, что для многих наступила некоторая определенность, поскольку полуостров ускоренными темпами становится российским.

Однако у многих в других частях Украины остаются родственники, друзья, бизнес-партнеры. И потому крымчане, вне зависимости от принятия или непринятия факта аннексии, продолжают принимать близко к сердцу проблемы и трудности всей остальной части страны.

Свои советы к примирению сторон высказал даже президент России Владимир Путин. Отвечая на вопрос жительницы Севастополя в ходе «Прямой линии» в апреле о том, как прекратить раздоры в семьях на фоне «присоединения» Крыма к России, он ответил: «Рано или поздно все уладится. Главное, чтобы жители Украины уважали выбор крымчан. Никуда мы – Украина и Россия – друг от друга не денемся».

Но очевидно, что такой совет невозможно считать эффективным для примирения. Поскольку таковое представляет собой двухстороннее движение.
Вместо этого же мы наблюдаем ситуацию, когда для части крымчан события в Донецке, Луганске и Одессе воспринимаются как прямой призыв к действиям
Накопленная в Крыму перед встречей мифических «бандеровцев» агрессия никуда не делась, а как раз ищет выхода и тех самых «бандеровцев»
против «бандеровцев».
Психологи связывают это с тем, что накопленная в Крыму перед встречей мифических «бандеровцев» агрессия никуда не делась, а как раз ищет выхода и тех самых «бандеровцев».

Поэтому любое событие в восточных регионах Украины сейчас может провоцировать новые витки агрессии и межличностных конфликтов в Крыму.

По мнению Бруновой-Калисецкой, в такой ситуации снижение напряжения может быть достигнуто двумя путями: через снижение страхов и перенаправление силы агрессии в какую-либо более созидательную активность.

В то же время, по ее словам, не всем разорванным связям между близкими суждено быть восстановленными.

«Вынуждена огорчить. Некоторые отношения между бывшими близкими могут так и не восстановиться больше. Восстановление других же будет зависеть от того, кто сможет вернуться к разнообразию в отношениях и восприятии своего близкого – вспомнить, что вместе было пережито и много хорошего, много было взаимопомощи, участия и поддержки – и сделать первый шаг. Восстановление отношений зависит и от того, смогли ли люди сохранить хотя бы небольшое доверие друг к другу, на основе которого можно продолжать общаться, смогли ли люди хотя бы чуть-чуть начать управлять своими эмоциями самостоятельно», – говорит психолог.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG