Доступность ссылки

«Референдумы» на Востоке Украины: что произошло?


Женщина голосует на «референдуме» в Донецке, 11 мая 2014 года

Дэйзи Синделар


Сепаратисты на Донетчине и Луганщине заявляют об успешном проведении «референдумов» 11 мая. Однако события того дня вызывают больше вопросов, чем ответов.

Что известно

– Самопровозглашенные лидеры обеих областей заявили о подавляющей поддержке самоуправления: 89 процентов в Донецке, и около 96 процентов в Луганске.

– Киев и ряд западных стран, включая США, не считают голосование легитимным.

– Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что в Москве «с уважением относятся к волеизъявлению людей и исходят из того, что практическая реализация итогов голосования пройдет цивилизованным путем без каких-либо рецидивов насилия – путем диалога между представителями Киева, Донецка и Луганска».

– Голосование не обошлось без насилия. Сообщается, по меньшей мере, об одном убитом человеке в Красноармейске.

Что не известно

– Сколько людей на самом деле проголосовало. Сепаратисты утверждают, по меньшей мере, о 70-процентной явке в обоих регионах. Вместе Донецк и Луганск составляют 15 процентов населения Украины, или около 6,5 миллиона человек. Но точных данных об избирателях предъявлено не было, так же, как и не было объяснения, как избирательные комиссии с недостаточным количеством работников смогли посчитать сотни тысяч бумажных бюллетеней так быстро. Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов сообщил, что реальная явка на псевдореферендумах составила 24 процента в Луганске, 32 – в Донецке.

Основания для сомнений

– Все было слишком просто. Подготовка к «референдумам» заняла меньше месяца и, по словам сепаратистов, стоила менее 1700 американских долларов.

– Невидимые избиратели? В то время как сепаратисты и российские журналисты сообщали о толпах и длинных очередях за пределами избирательных участков, другие журналисты в Луганске и Донецке зафиксировали низкую явку, при этом некоторые избирательные участки оставались почти полностью пустыми в течение дня. В другом месте сепаратисты не смогли удовлетворить спрос избирателей. В Мариуполе, городе с населением в 500 тысяч человек, организаторы открыли всего восемь избирательных участков, в результате чего образовались длинные очереди, а урны для голосования в некоторых местах разместили снаружи, на тротуаре, без присмотра.

– Давление на людей. Почти все крупные избирательные участки охранялись людьми в шлемах с автоматами. И многие из тех, кто голосовали, были вооружены. Некоторые избирательные участки были не в состоянии обеспечить индивидуальные кабины для голосования, вынуждая избирателей голосовать на глазах прохожих. По крайней мере, в одном случае человек проголосовал «против», но сказал журналисту, что проголосовал «за», видимо, в связи с опасением за свою жизнь.

– Нарушения во время проведения «референдумов». По украинскому законодательству, избирательные комиссии в отдельных избирательных участках должны иметь не менее 9 человек. Тогда как многие точки для голосования насчитывали всего три штатных сотрудника, которые открыто признавали, что не имеют никакого опыта работы в избирательных комиссиях. В некоторых избирательных округах не было списков избирателей, что давало возможность голосовать одним и тем же лицам по несколько раз, были и другие формы мошенничества. По крайней мере, одного человека видели с несколькими бюллетенями и паспортами. Мужчина сказал, что является «уполномоченным» проголосовать от имени всей своей семьи.

– Фальсификации. Накануне так называемого «референдума» украинские войска захватили автомобиль за пределами города Донецка с вооруженными людьми, которые перевозили оружие и примерно 100 тысяч уже отмеченных бюллетеней «за». Также некоторые журналисты сообщили, что видели, как сепаратисты уничтожали бюллетени с голосами «против». Василий Никитин, представитель сепаратистов в Луганске, заявил, что члены Национальной гвардии Украины украли почти 15 тысяч бюллетеней, что заставило их печатать бюллетени дополнительно.

– Социологические опросы указывают на другое. По данным опроса американской социологической компании Pew Research Center от 8 мая, 70 процентов восточных украинцев хотят, чтобы страна осталась единой, и только 18 процентов поддержали идею отделения. Большинство наблюдается даже тогда, когда опрос сузили до русскоязычных жителей Востока – 58 процентов за единство, 27 – за самостоятельность.

– Экстрасенсорное видение? Служба безопасности Украины на прошлой неделе обнародовала аудиозапись телефонного разговора между, как утверждает СБУ, руководителем российского ультранационалистической движения «Русское национальное единство» Александром Баркашовым (Москва) и лидером незарегистрированной организации «Православный Донбасс» Дмитрием Бойцовым (Донецк). Бойцов просит поддержки российских военных для успешного проведения так называемого «референдума» 11 мая. А Баркашов предлагает сфальсифицировать результаты опроса, «нарисовать 100% «за».

Почему не будет известно точно, что происходило на самом деле

– Слишком мало беспристрастных свидетелей. Не было международных наблюдателей. А несколько журналистов сообщили, что их преследовали и даже били за пределами избирательных участков; в некоторых случаях фотографам было запрещено входить на избирательные участки.

О чем жители Восточной Украины могут себя сегодня спрашивать

– За что они голосовали. В бюллетене был вопрос: «Поддерживаете ли Вы акт о государственной самостоятельности». Однако опрошенные избиратели по-разному трактуют, что это значит. Одни говорили, что это означает интеграцию с Россией. Другие говорили, что это значит остаться частью Украины, но с большей автономией, как Крым. Третьи считали, что они голосовали за независимость от Украины и России.

– Что будет дальше. Возможные долгосрочные сценарии включают в себя то, что эти регионы станут территориями замороженных конфликтов с параллельными украинскими и сепаратистскими структурами. Или же Москва будет подталкивать к насилию, чтобы найти повод для введения своих войск, так называемых миротворцев.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG