Доступность ссылки

Крымская мышеловка с запахом «духовности»


Чем больше времени Россия управляет Крымом, тем с большей ясностью встают вопросы из категории «Что же, собственно, произошло?» Как следует понимать сложившуюся ситуацию и главное, чего ждать в будущем? И потом: о каком будущем нужно думать – о ближайшем месяце, годе или трех? Непонимание природы объекта – оккупированного Крыма – усиливается каждодневно сменяемой повесткой дня, что делает анализ и тем более прогнозы почти невозможными или очень трудными. Все же главное, кажется, стало вполне понятно – «Российский Крым» – это новая «серая зона» на карте Европы. Со всеми вытекающими последствиями.

В разговоре с одним знакомым я назвал теперешний Крым «сработавшей мышеловкой», но он меня поправил: «мышеловка, в которой не было сыра». Действительно, и полгода, и год назад простого здравого смысла было достаточно, чтобы понимать всю эфемерность тех благ, которые якобы принесет Россия Крыму, войди он в ее состав.
Мышеловка была пуста, но имела «русский дух» – так же, как бывает дешевая лапша «с ароматом грибов».
В марте крымские активисты присоединения к России не могли сказать ни одного внятного аргумента в пользу улучшения жизни рядовых крымчан после того, как это произойдет – кроме предположения, что Кремль завалит Крым огромными деньгами. Для них важнее было почувствовать себя наконец полноценными русскими, вознести «русский дух», насытиться им, и проч. Выходит, мышеловка была пуста, но имела «русский дух» – так же, как бывает дешевая лапша «с ароматом грибов». Плюс – наивное ожидание халявы в награду за беззаветную преданность Москве.

Крым сейчас – это пространство экономической катастрофы. Пусть не все замечают ее – действительно, в магазинах продукты есть, бензин на заправках тоже, электричество бежит по проводам, – но базовые основания для работающей экономики разрушены. Нельзя иметь здоровую экономику при непризнанном юридическим статусом – так же, как бродяге без паспорта трудно иметь приличное жилье и постоянную работу. Бродягу может быть накормят, из милости или если он приносит пользу, но в любой момент могут и прогнать. Россия может кормить Крым, но быстро от этого устанет. Попрошаек не любит никто, ни конкретные люди, ни государства.

Крым и в прошлые годы был дотационным регионом, то есть его население проедало больше, чем могло заработать. Причин этому немало, начиная от рекордного количества пенсионеров и заканчивая страстью местных властей распродавать все возможные недвижимые ресурсы. После того, как работающие экономические схемы, напрямую завязанные на материковую Украину, разрушены или их лихорадит, коллапс крымской экономики стал неизбежен. С Крымом не хочет иметь дело ни украинский поставщик, ни тем более западный инвестор. Российский бизнес, может быть, и пойдет в Крым, но заранее готов к убыткам. «Дела» в современном Крыму могут быть какими угодно, но это совсем не «бизнес».

Мы живем в глобальном мире и в глобальной экономике. Выжить в ней возможно только выдерживая огромную и многостороннюю конкуренцию – или вернувшись к натуральному хозяйству. «Серая зона», где не действуют международные договора и правила игры – изгой в глобальной экономике. Приднестровье, ставшее сейчас для Крыма братом по несчастью, выживает за счет российской помощи, но в большей степени как канал контрабанды и криминальной торговли. Нищего могут кормить, но при этом оформить на его паспорт неподъемный кредит. Крым могут подкармливать, используя как пространство для каких угодно махинаций – таких, для которых материковая Россия слишком чистая и должна такой оставаться.

Попросту глобальный мир реагирует на выходки мирового хулигана тем, что выталкивает его из своей кампании. Похоже, Запад в целом и Америка как его часть устали от России под предводительством Путина – слишком много он создает беспокойства и замахивается на основу основ современного мира...
Россия любит огромные и неприбыльные траты – сочинская Олимпиада один из ярких тому примеров. В патриотическом угаре после «возвращения» Крыма многие россияне готовы мирится с любыми последствиями, наверное, дай им волю, они с восторгом стали бы строить мост из литого золота от Красной площади к памятнику Нахимову в Севастополе. Между тем, авантюра с захватом Крыма и засылка диверсантов на Юго-Восток страны приведут Россию к беспрецедентному обвалу экономики, беспрецедентному в том смысле, что будет он вызван санкциями мирового сообщества.

Попросту глобальный мир реагирует на выходки мирового хулигана тем, что выталкивает его из своей кампании. Похоже, Запад в целом и Америка как его часть устали от России под предводительством Путина – слишком много он создает беспокойства и замахивается на основу основ современного мира – нерушимость границ, например, или засылая отряды убийц в чужие страны. Путинская Россия смертельно опасна всем соседям на всех своих границах и вдалеке от них. Как долго она сможет протянуть, когда эта истина стала очевидна могучим, дальновидным и коварным игрокам современного мира, причем не каждому по отдельности, а всем вместе? Через не так уж много времени вопрос будет стоять не о том, сытно или не очень будет кормить Россия Крым, а о том, кто будет ее кормить, вернее, ее население.

Этой зимой крымчане, не сочувствовавшие киевскому Майдану, в подтверждение своих позиций говорили, что это, мол, приводит к нестабильности, снижению доходов населения, снизит темпы роста и проч., то есть заявляли себя эдакими реалистами и прагматиками. Забавно, но в марте, да и сейчас многие из них вспомнили о присущем русскому духу «аскетизме», постоянному «поиску подвига» и готовности к страданиям. Как скоро прагматизм возобладает вновь? И хорошо еще, если этот прагматизм будет очищен от желания что-нибудь от Москвы выпросить.

Андрей Кириллов, крымский обозреватель

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG