Доступность ссылки

Вхождение во власть. Ильясов «поспешил» или Меджлис «опоздал»?


Ремзи Ильясов
Дилявер Осман

Симферополь – Экс-заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ремзи Ильясов стал одним из участников сочинской встречи представителей различных организаций крымских татар с президентом России Владимиром Путиным. После возвращения из Сочи он был назначен на должность «заместителя председателя Государственного Совета Республики Крым». Ремзи Ильясов ответил на вопросы Радио Азатлык.


– Ремзи Ильясович, после вашего назначения на должность «вице-спикера» глава Меджлиса Рефат Чубаров в своем комментарии сказал: «Ильясов поспешил». Вы заявили, что принципиально вопрос рекомендации вас на эту должность был согласован с Меджлисом. Объясните в чем суть ситуации? Вы согласовывали свой шаг с Меджлисом?

– Этот вопрос, безусловно, принципиально был решен на заседании Меджлиса, где было согласовано мое вхождение во власть вице-спикером. В течение двух месяцев вопрос неоднократно обсуждался на заседаниях Меджлиса, в последний раз он обсуждался 5 мая 2014 года. На заседании Рефат Чубаров сказал, что на этой должности он видит Ремзи Ильясова, как самого подготовленного специалиста, что возражений по этому поводу у него не будет. Вопрос решится после 18 мая.

Хочу сказать, что вхождение во власть не началось с моим «вхождением» в Госсовет Республики Крым. Как известно, в органы исполнительной власти по рекомендации Меджлиса еще 4 апреля вошли вице-премьер-министр Ленур Ислямов и председатель Рескомнаца Заур Смирнов. Члены Меджлиса крымскотатарского народа, местных и региональных меджлисов работают в райгосадминистрациях и органах местного самоуправления. После 14 апреля также по рекомендации Меджлиса назначены на должности и другие чиновники.

Рекомендация Меджлиса от 5 мая по назначению меня вице-спикером была продолжением данного процесса. Согласитесь, что надо быть последовательным. Реализовывать крымскими татарами решения Госсовета, работая в органах исполнительной власти, при этом не принимая участие в принятии этих решений, это, по меньшей мере, нелогично. Ведь только на заседаниях Госсовета принимаются законы Республики Крым, нормативно-правовые акты, в том числе по очень важным вопросам бюджетных ассигнований на программу обустройства крымских татар.

А Рефат Чубаров обсуждал этот вопрос дополнительно на заседании Меджлиса до вашего назначения?

– Конечно, как я отметил ранее, он отзывался обо мне, как о специалисте, очень положительно… Более того, мое возвращение в крымский парламент в качестве члена президиума неоднократно включалось в резолюции митингов и обращений.

– Тогда почему он решил, что вы «поспешили»?.. С одной стороны, Меджлис в целом одобрял ваше назначение, с другой стороны, также обсуждался и вопрос времени, когда входить во власть – после 18 мая. Может быть, по времени вхождения во власть тоже Меджлис должен был давать согласие, возможно Чубаров это имел в виду?

– Мне сложно сказать, почему он прокомментировал таким образом.

– Вам не кажется, что в Меджлисе образовался некий вакуум информации, что негативно влияет на принятие решений?

– Да, я отметил это еще 14 мая при личной встрече с Рефатом Чубаровым. Председатель Меджлиса крымскотатарского народа встречается с руководителями разных государств и международных организаций, контактирует с представителями действующей власти, принимает решения, наверное, он поступает верно, у меня нет возражений, несмотря на отсутствие на это специальных разрешений Меджлиса. Но информация о его встречах, действиях чаще всего отсутствует либо подается позже, констатируя как де-факто. С кем встречался, какие вопросы осуждались и какие решения принимались, какие имеются договоренности и что предполагается далее делать? По моему мнению, которое поддерживается и другими членами Меджлиса, члены Меджлиса должны иметь полную информацию о действиях председателя, для того, чтобы принимать эффективные решения, выполнять задачи, мы должны владеть ситуацией.

– Почему вы эти вопросы поднимаете на личных встречах, а не на заседании Меджлиса?

– Я не делал это на заседаниях Меджлиса, чтобы кое у кого не сложилось впечатление, будто бы я нахожусь в оппозиции к председателю Меджлиса. Это этическая сторона вопроса. У нас было несколько личных встреч, где я поднимал те или иные проблемы с тем, чтобы решались практические вопросы. Я всегда его поддерживал во всех его начинаниях, хотя было много желающих устраивать по отдельным вопросам многочасовые дискуссии и споры. И все-таки я утверждаю, что это проблемы самой системы национального самоуправления, что в течение уже нескольких лет отмечает крымскотатарская общественность.

Встреча с Путиным вызвала неоднозначную реакцию

– В составе делегации вы и еще два члена Меджлиса приняли участие во встрече с Владимиром Путиным, что вызвало неоднозначную реакцию не только среди сторонников Меджлиса. Рефат Чубаров и другие члены Меджлиса знали об этой встрече или нет? Вы ставили председателя в известность?

– Рефат Чубаров об этой встрече знал…

До встречи или после встречи?

– До встречи мы с ним говорили. По моей информации и остальные члены Меджлиса, участники встречи перед поездкой с ним говорили. Я проинформировал его, что президент собирает для того, чтобы выразить соболезнование в связи с 70 годовщиной депортации крымскотатарского народа, встреча будет носить не протокольный, свободный характер.

Кто вам предложил туда поехать и по чьей инициативе состоялась эта встреча?

– Встреча, насколько мне известно, проводилась по инициативе Президента России Владимира Путина. Меня на эту встречу пригласил Олег Белавенцев, Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Крымском федеральном округе.

Чем вы руководствовались, принимая участие в этой встрече?

– Я дал согласие участвовать во встрече как депутат Госсовета, поскольку меня заверили, что на ней никаких указов по созданию советов или рабочих групп подписываться не будет.

Вместе с тем, во встрече приняли участие представители крымских татар, жестко критикующие Меджлис. Как вы думаете, с чем был связан именно такой формат встречи?

– Я не знаю, по какому принципу формировался список кандидатов для встречи. Я этим не занимался, видимо, занималась администрация президента.

Почему никто из участников не поднял перед Путиным вопрос запрета траурных мероприятий крымских татар на площади Симферополя 17 и 18 мая? Вы знали о запрете?

– Нет, о том, что решение уже принято, я не знал. Предварительно предполагалось, что такое может быть. Когда мы были уже в Сочи, еще не было ясности в этом вопросе, тем не менее, я в кругу приехавших на встречу публично задал этот вопрос Сергею Аксенову, Владимиру Константинову, Олегу Белавенцеву. На мой вопрос Аксенов ответил, что с Чубаровым он встречался, все согласовано, Чубаров все знает, с ним идут переговоры, не беспокойтесь. На мой вопрос, о чем он знает, он опять ответил, что Чубаров все знает, он пытается объяснить это людям.
Когда мы уже возвращались в Крым, нам стала известна полная информация о том, что митинги по всему Крыму запрещены


Когда мы уже возвращались в Крым, нам стала известна полная информация о том, что митинги по всему Крыму запрещены. Уже в самолете мы начали интенсивные переговоры с Аксеновым по урегулированию этой ситуации, и он созванивался с Чубаровым. Была достигнута договоренность о встрече Рефата Чубарова, Эскендера Билялова, Заура Смирнова с Сергеем Аксеновым 16 мая вечером в Совмине. Мое участие в данной встрече не обговаривалось в связи с плохим самочувствием.

– Мустафа Джемилев, у которого вы были долгое время одним из заместителей, занял жесткую позицию по поводу контактов членов Меджлиса с российской и крымской властью. Вместе с тем, сам Джемилев в марте встречался в Москве с Минтимером Шаймиевым, там же имел получасовую беседу по телефону с Владимиром Путиным. После этого Рефат Чубаров заявлял о необходимости встречи напрямую с Путиным и говорил об этом с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. Значит ли это, что кому-то встречаться можно, а кому-то нет?

– Курултай наделил полномочиями Мустафу Джемилева проводить международные встречи по вопросам крымских татар, это уважаемый мною лидер, выполняющий свою миссию. Его позиция заключается в том, что нельзя ни в каком формате входить во власть. Решение Меджлиса, по моему мнению, принято с учетом реальной ситуации в Крыму и в связи с необходимостью сегодня решать насущные проблемы крымскотатарского народа… Что касается других членов Меджлиса и его председателя, они тоже встречаются по необходимости и не всегда по решению Меджлиса, а по решению самого
Если кто-то пытается теперь нас в чем-то обвинить, это, по меньшей мере, некорректно
председателя Меджлиса. В нашем же случае мы поставили в известность Чубарова о встрече с Путиным, он не запретил нам ехать.

Поэтому, если кто-то пытается теперь нас в чем-то обвинить, это, по меньшей мере, некорректно. Я ни от кого не скрывал участие в этой встрече. И члены Меджлиса на встрече с Путиным сказали практически все, в том числе и в отношении запрета на въезд Мустафы Джемилева в Крым. Об этом жестко сказал председатель Сакского регионального меджлиса Эскендер Билялов. Кстати, Сакский региональный меджлис с участием крымскотатарской общественности города и района одобрил участие в данной встрече Обо всем этом я сообщил Рефату Чубарову.

Радио Азатлык

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG