Доступность ссылки

Душевные извивы


Януковича в Украине не любил никто. Но так сложилось, что именно он защищал для крымчан нечто очень для них важное. И прошлой зимой они визгливо помогали ему потому, что без него это «важное для них» окажется под угрозой. Что же это такое, ради чего интеллигентный крымский человек кривит душой и изворачивается? «Россия», более того, «Россия в Крыму»!

Украина – постколониальная страна и государство. Солидарность поляков и литовцев с украинцами понятна для них без многих слов – выказывается эта солидарность прямо и просто, еще до разговоров. Выдавливать из себя «покоренного», «второсортного» и «подчиненного» тяжело, долго, но в общем это радостный и открытый путь. Другое дело, когда ты сам когда-то подчинял и покорял. Знаменитой и самовоспетой русской «совестливости» не хватает даже для того, чтобы констатировать факт: мы, россияне, – нация империалистических захватчиков, мы несли горе и страдания миллионам людей, мы уничтожали государства и культуры. Когда бывший покоренный демонстрирует волю и удачливость, нам недоступную, он нас унижает – получается, у нас не было нравственного права его покорять и угнетать. Это ужасная травма.

«Украинцы хотят справедливые суды и правовую прокуратуру? Им не нравится коррупция? Они хотят гордиться своей страной? Или может быть, им нужны свободные границы с Чехией?.. Нет, они хотят нас, русских, унизить. Они хотят показать, что без нашей опеки им было бы лучше». Этот пассаж никогда так не проговаривается и часто для самого рефлексируещего русского остается непонятым в его собственной душе. В общем-то, он не очень и виноват, потому что признание своей имперской сущности для русской культуры подобно самоубийству. Это основа основ – право покорять, причем право нравственное: «мы имеем право покорять, потому что мы лучше, добрее и умнее». В эти дни оказывается – глупее, ленивее и имеем достоинства ровно настолько, чтобы обтирать солдатский сапог, который вот-вот должен пнуть «бунтовщиков».

В Крыму русский имперский миф густ, как нигде более. Присоединение этой территории совпало в России с кристаллизацией самоощущения полноценной
В Крыму русский имперский миф густ, как нигде более
державы – гимн «Гром победы раздавайся» перенасыщен упоминаниями «Тавра» и «Магомета», а в это время Екатерина доказывала Европе, что она пресвященная правительница, а не варварская царица. Когда в Мелитопольскую область сгоняли на вывод купленных крепостных, в Крыму гремела «оборона Севастополя», когда на Диком поле гуляли петлюровцы и махновцы, в Крыму бывшие царские офицеры готовились к походам на Москву. «Керченские каменоломни», «севастопольские матросы» и горные ущелья с «партизанами» – это великие образы, могучие настолько, что подчас отбивают даже желание их отстраненно обдумать. Выросшему в Крыму интеллигенту понимать Крым как «российскую колонию» все равно что плюнуть на алтарь – все на его «малой родине» святое. А все что святое – русское. Не обижайте крымского русского своими революциями, он и так уже слаб, его и так уже замучили.

«Хочется, и очень сильно, обнять солдатские могилы и плакать. И не думать, кто и зачем их, этих героических солдат, сюда согнал. Они ведь об этом не думали, а они были храбрые и честные. И я такой же. А Янукович эти могилы охранял. А теперь охраняет Путин. А они в глубине души хорошие, и я им помогу». На этом трагическом бреде крымского русского интеллигента следует заканчивать, этому русскому предстоит трудное пробуждение, но об этом будет уже другой разговор.

Иван Ампилогов, русский писатель из Крыма

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG