Доступность ссылки

Плохой пример


Иван Март

Ни для кого не секрет, что украинские события уже повлекли за собой огромные изменения в обществе – и повлекут еще большие – в экономике и политике России. Точка невозврата кризиса пройдена, и, в принципе, перспективы ближайшего будущего понятны, о них в последние месяцы говорят много и все подряд. Я хочу поразмышлять о том, каким образом события в Украине повлияли на меня и моих сверстников; на тех, кто получит в наследство то, что творится сейчас, кому придется со всем этим разбираться.

«Плохой пример Майдана», о котором талдычат с русских телеэкранов, заразителен. Заразителен настолько, что Путину впору не только дописывать учебники по истории, но и собственноручно заняться авторством политически «вредных советов» касательно того, как плохо бороться с коррупционным режимом, как опасна демократия. Поколению, которое всю свою сознательную жизнь наблюдает результаты деятельности своего вождя, рано или поздно приестся диссонанс между высокопарными словами и не столь прельщающей действительностью. Болотная площадь, Марши мира и правды уже продемонстрировали тот факт, что в России хватает идеологически небезучастных людей. Конфликт между приверженцами демократизации (в широком смысле слова) и сторонников «особого пути» разделили общество на два лагеря: за и против политики Путина. Если копнуть глубже, то, может быть, противоречия эти уходят даже к противостоянию двух миров – англосаксонского и славянского.
Я живу на первом этаже, и потому по вечерам становлюсь невольным слушателем различных «экспертных мнений» жильцов своего дома на тему присоединения Крыма, добровольцев из Чечни в «Новороссии», а также политики России в целом
Однажды в разговоре на эту тему 72-летний писатель, поэт и переводчик Игорь Юрьевич Куберский сказал мне следующее: «Путин нехорош, но придется все равно выбирать одну сторону...» Проблема выбора заключается в том, что среди людей постарше противников Путина как минимум принято считать русофобами, а среди более молодых – и вовсе держать за врагов народа. При этом, что бы ни говорили исследовательские центры, Россия вовсе не едина в своем массовом психозе: число «национал-предателей», может, и не так значительно, но определенно больше 13%. К тому же противостояние уже кипит не только на уровне дискуссий в социальных сетях, но и в бытовых диалогах.

Я живу на первом этаже, в квартире, окна которой выходят в сторону подъезда, и потому по вечерам становлюсь невольным слушателем различных «экспертных мнений» жильцов своего дома на тему присоединения Крыма, добровольцев из Чечни в «Новороссии», а также политики России в целом. Разговоры «опытных» россиян заканчиваются матом и смехом. Молодые с этого начинают. Кто-то говорит о лжи в журналистов, безнравственности, беспринципности и жестокости путинского режима. Кто-то запевает советскую песню о загнивающем Западе, благородной миссии России в мире вообще и в Украине в частности. Завершается все оскорблениями и обвинениями в предательстве Родины – первых и упреками в идиотизме и слепоте – вторых.

Что касается будущих работников средств массовой информации (в том числе и меня), то, как сказал мой крестный отец, который уже не первый десяток лет работает в этой сфере, «политической журналистики в России нет и быть не может». После этих слов мне посоветовали обратить внимание на другие направления развития, слава Богу, они есть. Но чуть позже выяснилось, что и там не все так просто и прозрачно, причем по тем же самым причинам, по которым «не может быть журналистики политической». Поэтому, да простят меня сокурсники, вполне возможно, что кто-то из них станет новым Дмитрием Киселевым, а русская журналистика, проделав еще один бессмысленный виток, так и останется политическим оружием массового поражения.

На днях звонит друг: «Читал интервью директора «Левада-центра» Льва Гудкова? Он тут говорит, что не примкнули к Путину на крымской волне «люди более образованные, 40–50 лет, более информированные, а потому понимающие последствия такой политики». Посмеялись. Другу, как и мне, 20 лет. Не спорю, очень молодые, для кого-то даже слишком, чтобы обсуждать столь серьезные темы. Мы не считаем себя более образованными, чем остальные. Никто таким способом не «пробивает себе дорогу на Запад», в чем меня обвиняли в комментариях на Facebook к моему предыдущему посту на сайте Радио Свобода. Мы оба любим свою Родину, с уважением относимся к ее истории и гордимся своей принадлежностью к русской культуре, и именно это и является причиной того, что мы оба – не сторонники нынешнего политического режима. Режима, который выстроил безупречную систему дезинформации, подмены ценностей и через одно-два десятилетия вырастит поколение, способное не только заткнуть рот очевидцам сегодняшних событий, но и продолжить дело дедушки Путина.

Возвращаясь к противостоянию англосаксонского и славянского миров, хочу сказать, что России уже давно пора извлекать выгоду из исторических противоречий и оставить в покое тот самый «особый путь», если он несет стране экономический упадок и деградацию общества. Ошибки и заблуждения, о которые Россия спотыкается, поколение за поколением, рано или поздно приведут к краху великой державы. Поэтому странно наблюдать, что учебники истории, и без того не идеальные, переписывают под нужды власти, а поколение разделяется на два враждебных политических лагеря. Не к добру все это.

Иван Март, московский студент

Радио Свобода

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG